08.09.2017 | Алексей Афонский

Дырявый сезон

Эксперты прогнозируют новые проблемы у «Открытия» и «Траста»

Максим Стулов/Fotoimedia/ТАСС

«Дыра» в капитале банка «Траст» выросла до 317 миллиардов рублей, хотя еще месяц назад была чуть больше ста миллиардов. Проблемы кредитной организации экономисты связывают с ситуацией в ее материнском банке — ФК «Открытие». Недавно там ввели временную администрацию, а скоро опробуют новый механизм санации. Три года назад само «Открытие» взялось санировать «Траст», получив над ним контроль, но, судя по всему, не рассчитало силы. Вопреки оптимистичным заявлениям ЦБ, собеседники «Профиля» прогнозируют новые сложности как для этих двух банков, так и для всего сектора в целом. Они указывают на некомпетентность регулятора, который долгое время относился к спасению «больных» банков чисто технически. 

Двойная санация

Данные о состоянии капитала «Траста» появились в четверг на портале Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц. Точный размер «дыры» — 316,95 миллиарда рублей. Еще три месяца назад эти цифры были куда скромнее и не превышали 66 миллиардов. Однако затем активы кредитной организации, которая оказалась в беспрецедентной для России ситуации, попав под своеобразную «двойную санацию», стали резко обесцениваться: в июле они были меньше обязательств на 80 миллиардов рублей, в августе — на 114.

Главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев видит для ситуации сразу несколько причин. В первую очередь, это затянувшийся переход на новую финансовую модель. «Если в свое время, три года назад, банк «Открытие», который выиграл конкурс на санацию «Траста»,  действительно всерьез взялся за это дело (а под санацией мы должны понимать не только вливание денег, но и изменение менеджмента, стратегии, бизнес-модели), первым делом он должен был привести в порядок финансовые показатели, в том числе и по достаточности капитала, чтобы вписаться в нормативные требования ЦБ. Операционная деятельность «Траста» была изменена — активы с пассивами были пересчитаны, чтобы переходить на новую модель. Понятно, что «Траст» активно не работал в это время, не зарабатывал — он перестраивался. И в это время вполне могли появиться отрицательные показатели», - рассказал Беляев «Профилю». 

«Другое дело, что к санации у нас зачастую подходят сугубо формально — с бухгалтерской точки зрения. Но тут есть еще один момент, чисто статистический. Просто после начала санации уже самого «Открытия» провели более аккуратный, правильный и тщательный пересчет всех показателей и активов, который привел как раз к тому, что «дыра» сильно выросла», - говорит Беляев.  

Впрочем, все последние три года «Открытие» могло вести себя недобросовестно, добавляет директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков: «Я думаю, холдинг мог использовать выделенные на «Траст» деньги для решения собственных проблем. Решить их, как мы видим, не удалось. Да к тому же, и другим проблемы создали».  

«Да, я думаю, что «Открытие» сейчас действительно может лукавить, оправдывая собственные сложности большими затратами на «Траст», - говорит Беляев. - Но если не брать это в расчет, то можно сказать, что только сейчас вскрылись реальные масштабы проблем «Траста»».

Хитрость на грани махинации

Впервые же с трудностями банк столкнулся в 2014 году. В декабре ЦБ расценил финансовое состояние «Траста» (входившего в топ-30 по объемам активов и капитала) как плачевное и ввел внешнюю администрацию. Через несколько дней было принято решение о санации, а инвестором по итогам конкурса стал банк ФК «Открытие». С самого начала стало ясно, что оздоровление будет тяжелым: выделенных регулятором 30 миллиардов рублей не хватило, и сумма увечилась почти в четыре раза — до 127 миллиардов (99 из них пошли на ликвидацию «дыры» в десятилетней перспективе, 28 — на поддержание ликвидности). Еще 30 миллиардов поступили напрямую в «Траст», но были быстро возвращены.

В 2015 году банк, в названии которого до сих пор фигурирует слово «национальный», перешел в собственность санатора и вошел в состав группы «Открытие». Агентство по страхованию вкладов сложило свои полномочия в качестве временной администрации. «Траст» пересмотрел свою кредитную политику (в частности, отказался от кредитования через карты) в сторону меньшей рискованности и, как утверждает, начал привлекать новых клиентов.

Однако трудности на этом не закончились. Уже через год после начала санации выяснилось, что «дыра» в капитале «Траста» оказалась больше, чем предполагалось. Тогда же стало известно, что еще за несколько лет до санации банк прибегал к юридической хитрости, граничащей с махинациями: предлагал крупным вкладчикам (державшим на счетах более трех миллионов рублей) обменять свои депозиты на кредитные ноты. Впоследствии большую часть этих нот аннулировал сам «Траст», сославшись на свое финансовое положение и невыполнение нормативов ЦБ. Еще позже правоохранители узнали, что сами ноты выпускались в рамках незаконной схемы самофинансирования — по ней банк получал субординированные кредиты, позволявшие ему пополнять капитал.

Параллельно у топ-менеджеров «Траста» возникли проблемы с законом — их обвинили в хищении со счетов кредитной организации 14,6 миллиарда рублей. По версии следствия, в момент, когда ЦБ принимал решение о санации «Траста», его отчетность была сфальсифицирована. В результате бывший и.о. председателя правления Олег Дикусар и экс-финансовый директор Евгений Ромаков получили семь лет и четыре года колонии соответственно. В суде удалось доказать, что указанную сумму они брали из средств вкладчиков и перечисляли под видом кредитов на счета подставных организаций. 

Однако Дикусаром и Ромаковым круг обвиняемых не ограничился. Их сообщниками были объявлены бывший акционеры Юлья Юров, Сергей Фетисов и Николай Беляев. Новые собственники дополнительно предъявили к ним гражданские иски, однако сами обвиняемые давно находятся за границей.

Тяжелое испытание

В результате «Открытие» запросило дополнительные 47 миллиардов рублей у ЦБ. Регулятор согласился выделить деньги только через повторный конкурс. Участвовать в нем поначалу собирался «Альфа-Банк», но затем передумал. Конкурс в итоге так и не состоялся, а «Открытию» пришлось обходиться изначальными ресурсами. Сделать это банку удалось за счет величины собственных ресурсов, но впоследствии руководство признало санацию «Траста» тяжелым испытанием. 

С такой оценкой согласен и ЦБ. Более того, спасение «Траста» там назвали одной из главных причин (наравне с рискованной стратегией и ошибочным решением о покупке финансово неустойчивого «Росгосстраха») серьезных структурных проблем у самого «Открытия». Они привели к тому, что в начале июля рейтинговое агентство АКРА понизило рейтинг банка до «BBB-». Аналитикам не понравилась слабое состояние кредитного портфеля и неспособность генерировать собственный капитал (хотя его величина была признана достаточной). 

По новым правилам ЦБ, низкий рейтинг лишил «Открытие» права хранить средства федерального бюджета и негосударственных пенсионных фондов. Это повлекло за собой массовый отток клиентов — все вместе они вывели из банка 621 миллиард рублей. Акционеры принялись искать новых инвесторов, рассматривалась возможность выделения прямой кредитной линии от ЦБ («Открытие» имеет на нее право как системообразующий банк). На состояние организации реагировал рынок — в конце августа акции «Открытия» подешевели сразу на 10% (правда, отыграли падение за час). 

Шоковая вилка

Уже через несколько дней после этого Центробанк объявил о начале санации. Проходить она будет по новой схеме: деньги выделит не банк-санатор, а сам регулятор через недавно созданный Фонд консолидации банковского сектора (ФБКС). Считается, что это позволит сэкономить до 30% по сравнению со старым способом. Кроме того, власти в лице ЦБ смогут лучше контролировать сам процесс — в прежние времена санаторов часто обвиняли в перекладывании на «подопечных» своих слабых активов. 

У нового подхода есть и противники. Часть из них говорит об угрозе национализации банковского сектора, другие, как Василий Солодков из Банковского института ВШЭ — о том, что механизм противоречит закону. «У нас в законе о ЦБ прямо прописано, что регулятор не может входить в капитал других банков. Никоим образом», - говорит экономист. 

Но и без этого у собеседников «Профиля» есть вопросы к деятельности ЦБ. «Для меня было шоком, что он, оценивая затраты на санацию уже самого «Открытия», дал вилку в 250-400 миллиардов рублей. Это, на мой взгляд, выдает некомпетентность ЦБ. Я понимаю, что оценить это сразу трудно, но профессионал не может дать такой диапазон. Это как по мишени с закрытыми глазами стрелять. Тем более, там же был куратор, который следил за «Открытием» и все считал. Если уж такие люди работают в ЦБ, значит такие же санаторы сидели и в «Открытии» - просто изображали, что идет процесс оздоровления», - считает главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев. 

Эти деньги регулятор потратит на то, чтобы посредством допэмиссии войти в капитал «Открытия». В результате доля ФБКС составит 75%, 25% останутся в собственности нынешних акционеров (правда, уточняет регулятор, только в том случае, если временная администрация не обнаружит у банка «дыру» в капитале и признаков вывода активов). До санации основными собственниками «Открытия» были Вадим Беляев (28,6%), «ИФД КапиталЪ» Леонида Федуна и Вагита Алекперова (19,9%), группа ВТБ (9,99%), группа «ИСТ Холдинг» Александра Несиса, Рубен Аганбегян (7,96%) и Александр Мамут (6,67%).

Прикрыть дыру деньгами

Несмотря на резкое снижение своей доли большинство из них оптимистично смотрит в будущее. Глава ВТБ Андрей Костин рассказал, что потери от санации «Открытия» для группы не превысят десять миллиардов рублей. При этом второй по величине госбанк может даже приобрести финансовый холдинг целиком после окончания процедуры оздоровления. «Но мы должны понять, что банк после санации будет из себя представлять. Есть опасения, что какие-то активы могут уйти и люди разбежаться», - сказал Костин. Активы действительно начали уходить. На этой неделе стало известно о первой сделке холдинга после введения внешней администрации. Инвесткомпания Otkritie Capital International, действующая в британской юрисдикции, вскоре отойдет концерну «Россиум» Романа Авдеева, который собирается таким образом развивать свой инвестиционный бизнес. 

Впрочем, «Траст» пока никто продавать не собирается. «Я думаю, раз они ввязались в эту игру, обратного пути у них уже нет. Я, правда, не знаю, где они возьмут квалифицированных работников — их в природе-то не слишком много, а в ЦБ тем более. Большинство тамошних работников воспринимает санацию как простое вливание денег, чтобы закрыть «дыру» в капитале, не задумываясь о смене стратегии «больного» банка. Теперь они будут играть в эту игру до конца, - говорит Михаил Беляев. - За шесть-восемь месяцев вряд ли удастся все привести в порядок — только если «Открытие» нагрузят перспективными проектами государственной важности».

«Ну, мы можем наверняка сказать, что и старые проблемы «Траста», а теперь еще и новые проблемы «Открытия» будут решены простым способом — за счет денег ЦБ, - добавляет Солодков. - Деньги эти, судя по всему, просто напечатают. А это означает неизбежный рост инфляции. Ну и плюс ко всему в банковском секторе наступает хаос. Процесс очищения рядов затягивается, и мы понятия не имеем, какой банк улетит завтра, в том числе и крупный». 

«Я думаю, что когда все благополучно закончится, ЦБ, вопреки заявлениям его высокопоставленных лиц, не будет продавать «Открытие» на открытом рынке. Ведь регулятор у нас торговлей банками не занимается, - резюмирует Беляев. - А если вернуться к «Трасту», то думаю, что в самом начале, еще три года назад, Центрбанк допустил серьезную ошибку. Самым правильным решением тогда стало бы ввести для «Траста» индивидуальные показатели, чтобы избавить его от давления на время работы внешней администрации. Но у ЦБ, опять же, свой подход».  

P.S. Вечером в пятницу, 8 сентября, Единый федеральный реестр юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц опубликовал на своем сайте новую версию отчетности о состоянии банка «Траст». Согласно ей, размер «дыры» в капитале (отрицательная стоимость чистых активов) равняется 99,36 миллиарда рублей. Первоначальное сообщение аннулировано по причине технической ошибки. Таким образом, если верить этой версии, «дыра» в капитале санируемого банка уменьшилась с августа на 15 миллиардов.

24СМИ