04.07.2017 | Егор Иванов

Брать в долг, кризису вопреки

Потребительское кредитование в России оживает, несмотря на продолжающееся падение реальных доходов населения

Фото: Александр Артеменков⁄ТАСС

Средневзвешенные ставки на потребительские кредиты опустились уже ниже докризисных значений и, как отмечают сами кредитные организации, наметился устойчивый рост спроса на них. Это показывает и статистика ЦБ: в конце весны наметился рост в 0,8% в месяц.

В конце 2014 – начале 2015 года потребительское кредитование практически остановилось; вслед за ключевой ставкой взлетели и ставки по кредитам; многие банки в этот период попросту заморозили кредитование, установив заградительные тарифы, а подходы к оценке заемщиков были максимально ужесточены. Одновременно с ухудшением экономической ситуации ужесточились и требования регулятора: они носили консервативный характер и выражались в увеличении нагрузки на капитал по потребительским ссудам. Наиболее неприятным это стало для частных розничных игроков, которые, в отличие от банков первого круга и банков с госучастием, не обладали значительной долей дешевого фондирования и поэтому не могли предлагать аналогичные финансовые условия своим клиентам в ущерб собственной марже.

После кризиса 2008 года рынок потребительского кредитования восстановился достаточно быстро: сокращение на 11% в 2009 году, но 20‑процентный рост в 2010‑м. В 2011 и 2012 годах темпы роста превышали 50%. Однако введение в начале 2014 года санкций в отношении России и последовавшее за этим ухудшение экономической ситуации вновь ударили по рынку потребительского кредитования. И если по итогам 2014 года рынок еще показал положительную динамику (+9% за год), то в дальнейшем портфель необеспеченных потребительских кредитов сокращался. Снижение коснулось не только этого сегмента, однако стоит отметить поддержку, оказанную государством программам ипотечного кредитования, без которой просадка розничного портфеля в целом была бы гораздо серьезнее.

Основными причинами столь длительного спада можно назвать, безусловно, экономические и геополитические факторы, которые привели к снижению покупательской способности и реального уровня доходов граждан. Свою роль сыграло и перенасыщение рынка, произошедшее в период с 2010 по 2014 год, когда розничный портфель рос двузначными темпами, а оценка заемщиков носила во многом формальный характер.

Розничный сегмент как в части активных, так и в части пассивных операций всегда был под особым надзором у регулятора. Банк России традиционно и объяснимо обозначал свою озабоченность, в частности рисками быстрого роста потребительского кредита, говоря о «проинфляционном характере» их прироста, и разрабатывал меры по снижению данных рисков. Совпадение во времени экономических и регуляторных факторов лишь усугубило ситуацию на рынке потребительского кредитования.

Ослабление национальной валюты и снижение уровня реальных доходов граждан вылилось в стремительный рост просрочки по кредитам, что было особенно заметно в условиях отсутствия новых выдач и сокращения портфеля. Банки были вынуждены досоздавать значительные объемы резервов на возможные потери по ссудам, основной пик роста которых пришелся на конец 2014 – начало 2015 года, а норма резервирования по портфелю превысила 17%, увеличившись с 9% по состоянию на 1 января 2014 года.

Снижение процентных платежей, ограничение регулятором максимального уровня процентных ставок, рост расходов на досоздание резервов и удорожание ресурсной базы значительно снизило маржинальность данного вида бизнеса.

На сокращение рынка потребительского кредитования помимо ужесточения требований к оценке заемщиков со стороны банков оказало влияние и удорожание стоимости самих кредитных продуктов. Вслед за удорожанием пассивов банки увеличили ставки по кредитам, и многие заемщики, удовлетворяющие новым, более жестким требованиям банков, оказались не готовы кредитоваться по таким ставкам, отложив дорогостоящие покупки с использо-ванием кредитных средств на лучшие времена.

Говорят банкиры
«Традиционно в апреле, мае и в начале лета мы видим сезонный всплеск заявок на потребкредиты: клиентам нужны деньги на отпуск или путешествия, и на ремонт или дачу», – считает Андрей Морозов, руководитель управления массового рынка и кредитных продуктов Райффайзенбанка и добавляет, что банки начали ослаблять кредитные критерии после закрутки в 2014–2015 годах.

«Драйвером роста, прежде всего, является возможность рефинансировать свои кредиты, получив необходимую сумму сверху», – уверен Андрей Точёный, директор по развитию программ кредитования ПАО АКБ «Связь-банк».


К докризисному уровню процентные ставки вернулись только к середине 2016 года, дав надежду на восстановление рынка потребительского кредитования. Именно в этот период был зафиксирован небольшой рост портфеля по банковскому сектору в целом. Однако положительную динамику не удалось удержать, и после двух месяцев роста портфель потребительских необеспеченных ссуд снова продолжил сокращаться.

В 2017 году крупнейшие игроки на рынке – Сбербанк и ВТБ 24 – уже несколько раз объявляли о снижении ставок, и остальные банки вынуждены поддерживать этот тренд в борьбе за клиента. В результате средневзвешенные ставки опустились уже ниже докризисных значений и, как отмечают сами кредитные организации, наметился устойчивый рост спроса на потребительские кредиты. Это видно и по статистике регулятора: в конце весны наметился пусть и небольшой, но рост – 0,8% в месяц.

Главный фактор, который будет оказывать давление на долгосрочный рост объема выданных займов (даже в условиях снижения их стоимости), – это ужесточение как требований ЦБР, так и собственных подходов банков к оценке заемщиков.

Несмотря на заинтересованность кредитных организаций в наращивании розничных портфелей, они готовы это делать исключительно за счет качественных заемщиков, а потенциальный круг таких заемщиков не так широк. В выигрыше окажутся те банки, у которых развит бизнес по зарплатным проектам, имеется значительная база крупных корпоративных клиентов, сотрудникам которых они могут предложить потребительское кредитование.

Увеличить свою долю на рынке сейчас могут попробовать и частные банки. Они максимально мобильны и быстры в проведении операций, в отклике на потребности своих клиентов, а также чрезвычайно технологичны. Их умение работать с высокими рисками (что напрямую следует из нацеленности на работу с «улицей») позволяет им развиваться, эффективно управляя издержками розничного бизнеса.

КОНТЕКСТ

20.07.2017

Испорченный климат

Вкладчикам банка «Югра» начали выплачивать компенсации, несмотря на требование Генпрокуратуры

17.07.2017

Восьмибанкирщина

Сбербанк, ВТБ, ВТБ 24, Газпромбанк, Россельхозбанк, «Альфа-Банк», Бинбанк и «Открытие» объявили о выходе из АРБ

14.07.2017

Прощание с традицией

Глава Сбербанка Герман Греф пообещал избавиться от корпоративных отделений

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ