13.06.2017 | Александра Кошкина

Акциз без перекура

Власти думают, как заработать на курильщиках, а россияне ищут замену дорожающим сигаретам

Фото: Shutterstock

Российских курильщиков в этом году ждет новое испытание — повышение акцизов и цен на сигареты минимум 14 рублей за пачку. Делается это под предлогом борьбы за здоровье нации и пополнения бюджета. Эксперты, правда, опасаются, что такая политика обернется ростом контрабанды и нелегального рынка табака.

Глава Минздрава Вероника Скворцова на прошлой неделе рапортовала, что за последние годы россияне стали на 20% меньше курить. Наглядным примером успехов антитабачной кампании стал другой министр – Сергей Лавров, который раньше был известен как заядлый и идейный курильщик, но теперь, признали в МИД, обходится всего парой сигарет в день. Тем не менее власти не оставляют попыток побольше заработать на тех, кто пока не отказался от вредной привычки. Уже принято решение о новом резком увеличении акциза на табачную продукцию. А теперь правительство думает, как на этот рынок внедрить еще и ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система), с помощью которой уже 10 лет ведется контроль производства и продажи спиртного.

Представители табачной отрасли и эксперты, в свою очередь, предупреждают, что новое массированное наступление на курильщиков может привести к обратным последствиям. Чрезмерное завышение акцизов на сигареты грозит ростом их контрабанды и подпольного производства. А ЕГАИС технически вряд ли сможет взять под контроль табачный рынок в силу специфики товара – производство сигарет только в России идет на сотни миллиардов штук. Причем сами курильщики уже отреагировали на такое отношение. С одной стороны, продажи сигарет действительно падают, но с другой – ударными темпами стал расти рынок альтернативных товаров: электронных сигарет, парогенераторов и прочих устройств для употребления никотина без табака (так называемых вейпов).

Огород с табаком

Первым внедрить ЕГАИС на табачном рынке в марте предложил вице–премьер Александр Хлопонин. В правительстве в целом идею поддержали, но пока так и не смогли придумать, как реализовать. Производители табака, в свою очередь, тут же подсчитали, что на внедрение ЕГАИС потребуется около 24 млрд руб., кроме того, существенно увеличатся и затраты на покупку спецмарок – с 2,6 млрд до 25,5 млрд руб. Главное же, остается загадкой, для чего это вообще нужно. ЕГАИС изначально была придумана для борьбы с нелегальным алкоголем, но на табачном рынке такой проблемы нет даже близко.

По мнению исполнительного директора общероссийского движения «За права курильщиков» Андрея Лоскутова, идея расширения ЕГАИС лишена всякого смысла, поскольку рынок табака и так достаточно чист и прозрачен: «ЕГАИС на алкоголь ввели тогда, когда 60% рынка было в тени. Ситуация изменилась, но не сильно. Нелегальный оборот табака же, по самым грубым подсчетам, составляет не более 5%. Стоит ли ради этого городить такой большой огород?».

С этим солидарен и эксперт табачной отрасли Вадим Желнин, много лет возглавлявший ассоциацию «Табакпром»: «Это подается как борьба с нелегальной продукцией, но ее на табачном рынке практически нет: 2–3%. Собираемость акцизов с легальной продукции практически 100%. Если иметь в виду, что эта мера понадобится в будущем, то надо понимать, что сегодня любой человек отличит на вид нелегальную пачку от легальной. А если нелегальная продукция и возникает, то она все равно реализуется мимо торговой сети, она не лежит на прилавках. Это просто производители марок и те, кто обслуживает ЕГАИС, хотят расширить сферу своего применения не потому, что она так нужна рынку и государству, а просто за счет административных мер увеличить свои доходы».

По подсчетам Желнина, внедрение ЕГАИС обойдется потребителям примерно в 5 дополнительных рублей за пачку сигарет. Но это не самое неприятное. Хуже, если потребители столкнутся с дефицитом продукции из-за коллапса в отрасли, как это было 10 лет назад с алкоголем. «На алкогольном рынке ЕГАИС мало помог по собираемости акцизов, – отметил эксперт. – Там до сих пор по оптимистичной оценке собираемость акцизов составляет 60%. И, как мы помним, когда вводился ЕГАИС, несколько месяцев алкогольный рынок был парализован. Не хватало новых марок, были большие технологические и организационные проблемы».

Для табачного же рынка новых марок потребуется гораздо больше, чем для алкоголя. «Скорость оборудования, которое работает на табачных фабриках, на порядок выше, чем скорость алкогольного оборудования, – объяснил Желнин. – Кстати, самая скоростная машина, которая сегодня есть в мире, находится именно в России – на петербургской фабрике «Петро». Она выпускает тысячу пачек в минуту. Поэтому марки должны обладать определенными свойствами – не сминаться, не рваться, хорошо наклеиваться».

В последний раз обновление акцизных марок на табачную продукцию проводилось в 2010 году. «Тогда индустрия очень конструктивно сотрудничала с Гознаком, на тестирование образцов ушло около года, – вспомнил эксперт. – И этот год был потрачен не зря. И есть большие сомнения, что новые образцы будут удовлетворять необходимым требованиям. А иначе производство будет парализовано и возникнет дефицит».

Контрабанда от соседей

Между тем последние два года наблюдается резкий рост нелегального рынка сигарет. По данным компании «TNS Россия», за два года он вырос в 5 раз – с 1,1% от общего объема до 4,9%. Исследования компании Nielsen оценили долю нелегальной продукции в III квартале 2016 года в 2,23%, тогда как год назад – всего в 1,04%. Причем больше половины поставок контрабандных сигарет приходится на страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в том числе на Белоруссию (38,4%), а также Киргизию и Казахстан.

В отдельных регионах и городах, как, например, в Рубцовске Алтайского края и Дагестане, доля контрабанды и контрафакта на рынке достигает 30%, рост зафиксирован в Омске, Смоленске и Великих Луках. Потери российского бюджета от нелегальных сигарет эксперты «БАТ Россия» оценивают в 23,5 млрд руб. в год, которые включают несобранные акцизы и НДС.

Фото: Shutterstock
Социологи полагают, что число курильщиков в России сокращается пропорционально падению производства сигарет, а сами табачники уверены, что на самом деле люди просто экономят – меньше курят и переходят на альтернативные способы употребления никотинаФото: Shutterstock

Эксперты, правда, считают, что пока поводов для паники нет. «В пять раз выросший оборот – это только звучит круто, – говорит Лоскутов. – Но если перевести в абсолютный объем, то рост не очень серьезный». Вадим Желнин называет такое жонглирование цифрами спекуляцией: «Когда у вас был ноль, то легко получить увеличение и в 5, и в 10, и в 100 раз из-за того, что изначально было мало».

Причиной роста нелегальной продукции Лоскутов считает жадность государства: «Мы помним начало 2000-х годов, когда пачка сигарет стоила 7–10 руб. Сейчас ее даже за 107 не купишь. Это произошло из-за того, что государство постоянно увеличивает акцизы. Какая-то часть населения начинает искать тот же табак по более доступным ценам. Пока еще это легальные производители». По данным ФНС России, акциз на табак только с 2010 года вырос почти в 9 раз – с 250 руб. на тысячу сигарет до 2123 руб., и еще в 2016 году составлял 1680 руб. «В этом году отмечен самый серьезный скачок цен на сигареты, – отметила директор по правовым вопросам и внешнекорпоративным связям «БАТ Россия» Яна Гуськова. – В результате повышения акциза на 30% табачная продукция в течение года подорожает минимум на 14 руб. за пачку».

Кроме того, в мае правительство со 150 до 200 руб. повысило и стоимость акцизных марок. По словам Гуськовой, на конечной цене это скажется не сильно – увеличение лишь на 5 копеек, но для всей отрасли станет серьезной нагрузкой – 700 млн руб. в год дополнительно. «На налоги уже приходится больше половины стоимости легальных сигарет, – отметила эксперт. – Для средней пачки ценой 90 руб. акциз и НДС составляют 58 руб. А новые затраты – новый рост цен на сигареты».

«Сейчас ведется работа по гармонизации акцизов в рамках ЕАЭС, и темпы роста акцизов в России несколько снизились, – рассказал Желнин. – Но для бюджета есть возможность увеличить поступления за счет процента от цены. Многие годы было не важно, сколько стоят сигареты, с каждой тысячи штук производитель платил фиксированную сумму. Теперь же правительство несколько изменило политику и стало повышать адвалорную составляющую, то есть процент от цены. Это разумно, так как в сигаретах низкого ценового сегмента доля акцизов в цене составляет 60%, а в высоком ценовом сегменте – около 30%. И логично, чтобы богатые потребители платили такую же долю налогов».

«Когда началась эта безудержная гонка за акцизами, Белоруссия выпускала 10–15 млрд сигарет в год, – отметил Лоскутов. – Когда мы начали поднимать цены, там увеличили производство сигарет в два раза. Это означает, что либо Белоруссия начала курить в два раза больше, либо куда-то это пошло. Вероятнее всего, это пошло сюда, на наш рынок. А кроме Белоруссии есть еще Казахстан, Киргизия, Армения». По мнению Гуськовой, любое повышение цен должно учитывать доходы населения: «Сигареты в соседних странах сейчас вдвое, а порой и втрое дешевле. Разница в ценах провоцирует переток табачной продукции в Россию без уплаты акцизов в российский бюджет».

Лоскутов считает, что если государство продолжит повышать акцизы, то оборот нелегального рынка продолжит расти: «На наш взгляд, единственным правильным механизмом, который должен регулировать табакокурение, является концентрация на подрастающем поколении. Надо сделать так, чтобы потребление табака в молодом возрасте было минимальным. А тем, кто уже курит, дать возможность курить там, где можно, и по приемлемым ценам. Курильщик курит в пользу бюджета тогда, когда расходы на сигареты не превышают 8–10% его совокупного бюджета. Мы согласны платить больше, но не можем платить больше, чем у нас имеется в кармане. Иначе люди будут искать белорусский и казахстанский товар. Плюс к этому подключатся нелегальные производители, которые будут работать по подвалам. Против них бороться будет уже крайне сложно».

Впрочем, Желнин считает, что контрафакта из подвалов опасаться не стоит: «В отличие от водки, которую действительно можно где угодно производить, с сигаретами так не получится. Для этого все-таки нужно достаточно серьезное оборудование». Причем и контрабанда из Белоруссии и Казахстана, по его мнению, нашему рынку также не грозит. «Нелегальное производство достигло примерно 10 млрд сигарет и вырасти больше физически не может, – сказал эксперт. – Белоруссия и Казахстан не смогут производить больше, мощности их фабрик известны». Единственную потенциальную угрозу может представлять Китай, чья нелегальная продукция заполнила Европу. «Но китайцам свои сигареты везти сюда пока невыгодно, – заметил Желнин. – Если у них маржа в Европе составляет несколько долларов, то у нас сама цена сигарет около $2, нет стимула налаживать систему нелегальных поставок».

Странности статистики

По данным Росстата, в январе–апреле этого года производство табачных изделий сократилось на 22,5% по сравнению с 2016-м. Такая тенденция отмечается уже давно: в 2010 году, по данным ФНС России, объем рынка составлял 377 млрд штук, а к 2016 году сократился до 284 млрд.

Говорит ли это о сокращении числа курильщиков? Социологи не сомневаются. По данным исследовательского холдинга «Ромир», в 2013 году курильщиками себя называли 40% россиян, а в 2016 году – уже 28%. Последние данные ВЦИОМ говорят о том, что число курильщиков стабилизировалось – 32% в 2017 году и 31% в 2016-м. То есть те, кто хотел бросить, сделали это, а остались только самые заядлые, 19% из которых выкуривают не менее одной пачки в день. Причем при введении запрета на курение в кафе, ресторанах и клубах в 2014 году планировали бросить курить треть курильщиков, но спустя год сделали это только 13%, свидетельствует «Ромир». Примечательно, что данные другого опроса «Ромир» показывают: в кризис россияне предпочитали экономить на еде, нежели на алкоголе или табаке. Если на еду сократили расходы 76% россиян, а на одежду и обувь – 79%, то на алкоголь – 70%, а на сигареты – только 60%.

В целом социологи связывают положительную динамику именно с ограничительными мерами, которые ввел антитабачный закон. Однако табачники относятся к таким данным скептически. «Число курящих граждан прежде всего понижается в тех странах, где все нормально с экономикой, – говорит Лоскутов. – Ежегодно число курильщиков в мире увеличивается на 8,3 млн. И Россия здесь совсем не исключение. В Америке количество курильщиков сокращается, у нас – нет. Вы можете бросать курить и желать бросить курить сколько угодно, но жизнь вам это не позволит». «Что значит 20% бросивших? Каждый пятый? Но оглянитесь вокруг, этого не наблюдается, – согласен Желнин. – Просто каждый курильщик стал выкуривать несколько меньше. Причем не столько из-за повышения цен, сколько из-за ограничительных мер по местам для курения. Среди этих мер есть абсолютно дурацкие, как запрет курения в больницах или в поездах, что практически не соблюдается. Но есть и достаточно разумные меры. И все курильщики стали более дисциплинированными, стали меньше потреблять».

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Парящая альтернатива

По наблюдениям экспертов, в новых условиях российские курильщики разделились на две категории – одни переходят на более дешевые марки сигарет, другие находят альтернативы в виде нелегальной продукции, самокруток или электронных сигарет. Как отметил Желнин, популярность дешевых сигарет растет в любой кризис – так было в 2008 году, так и сейчас. «Движение «За права курильщиков» имеет почти 50 региональных отделений, – рассказал Лоскутов. – И некоторые бизнесмены спрашивают продавцов, переходят ли курильщики сигарет в более низкий сегмент, сколько сигар продается в этом регионе. Если потребление сигар растет, а курильщики не переходят в более дешевый сегмент, то другие предприниматели готовы открывать автомобильные салоны, завозить шубы, строить недвижимость. В нынешней же ситуации бизнес в серьезные проекты вкладываться не будет».

На этом фоне эксперты отмечают взрывной рост популярности самокруток. По данным Росстата, в 2016 году производство курительного табака увеличилось на 24,9%. «Это самый дешевый табак, он растет безумными темпами. Ты берешь кусочек бумажки и табак и сам скручиваешь себе сигарету, – объяснил Лоскутов. – Знаю, что в прошлом году только одна фабрика, производящая табак для самокруток, увеличила в шесть раз его производство».

По данным «Ромир», примерно 4% курильщиков табака пользуются и вейпами. Кто-то таким образом избавляется от неприятного запаха, кто-то пытается бросить курить, а кто-то пользуется отсутствием ограничительных мер на «пар». По данным BAT Incidence study, если количество традиционных курильщиков в России сократилось с 41,8 млн в 2012 году до 37,6 млн в 2016-м, то потребителей вейпов, наоборот, возросло с 246 тыс. до 1,5 млн. В этом плане Россия идет в ногу со всем остальным миром, где наблюдается похожая динамика.

«Особенно это популярно среди молодого поколения, которое понимает, что такое курение является некоторым замещением общепризнанного, менее вредно», – говорит Лоскутов. «Это сравнительно новый продукт. Если пять лет назад вы бы вряд ли увидели человека с вейпом, то сейчас это можно наблюдать повсеместно, – согласен Желнин. – Но их обороты абсолютно несопоставимы с традиционными сигаретами. Вейпы и дороже, поэтому мало кто может себе позволить курить их регулярно. По моим личным ощущениям, это все-таки не полная замена табаку, хотя перспектива у этих товаров есть».

КОНТЕКСТ

13.06.2017

Белорусская табачная зебра

Акцизный налог – самый мощный инструмент подавления курения. Нелегальные сигареты, главное достоинство которых низкая цена, подрывают политику сокращения числа курящих. Но масштабы невелики, а общий результат антитабачной политики – положительный

23.05.2017

Пятьдесят курильщиков — рубль

Спецмарки на произведенные в России сигареты подорожали до 200 рублей за тысячу штук

02.03.2017

Впереди паровоза

Пассажирская «дочка» РЖД запретила курение электронных сигарет в поездах дальнего следования

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ