01.06.2017 | Иван Дмитриенко

Москва, Питер, далее – нигде

Глобальная индустрия путешествий растет, но в Россию туристы не спешат

Фото: Shutterstock

Россия вошла в десятку самых посещаемых туристами стран мира и теперь остается лишь решить, как сохранить эту позитивную динамику и укрепить ее позиции на мировом рынке. Этот посыл обозначен в качестве одной из главных тем сессии Петербургского экономического форума, посвященной развитию туризма в России – внутреннего и въездного. Правда, когда речь дойдет до подробностей, дискуссия, вне всяких сомнений, позитивный настрой растеряет. Потому что именно в них и прячется дьявол.

Во‑первых, внутренний туризм, как показали последние события, вовсе не является сознательным выбором наших граждан, а сильно зависит от доступности дешевых туров в Турцию и Египет, а также от уровня личных доходов. Только на прошлой неделе, кстати, ВЦИОМ выяснил, что почти половина граждан проведет в этом году летний отпуск дома из-за отсутствия средств для путешествий. Что касается данных ООН о том, что Россия входит в десятку самых посещаемых стран мира, то это вопрос особенностей ведения статистики. Достаточно сказать, что, согласно этим выкладкам, львиную долю турпотока в РФ составляют граждане Украины и Казахстана.

На деле, как говорят все эксперты, подсчитать международные поездки почти невозможно: в зависимости от методологии разные исследования приводят разные цифры, которые можно трактовать как угодно. Но при всех их различиях ясно, что иностранцы Россию пока толком не открыли: необъятная страна за пределами двух столиц по-прежнему остается экзотикой. Виной тому не только традиционные проблемы с отелями, логистикой и транспортом, но и растущая международная конкуренция за путешественника, в том числе со стороны новых центров туризма – азиатских мегаполисов.

Миллион туда, миллион сюда

Согласно отчетам Всемирной туристской организации ООН (UNWTO), в 2015 году Россию посетили 31,3 млн туристов из-за рубежа (данные по 2016‑му пока не обнародованы). По этому показателю она уступила только девяти странам – Франции (84,5 млн), США (77,5), Испании (68,2), Китаю (56,9), Италии (50,7), Турции (39,4), Германии (35,0), Великобритании (34,4) и Мексике (32,1).

Но как объяснил главный редактор отраслевого портала «Турдом.ру» Дмитрий Даниленко, ООН ориентируется на данные, которые предоставляют сами страны, в нашем случае – Росстат. И если обратиться к его выкладкам, можно найти цифры того же порядка: 26,9 млн въездных туристов в 2015 году, 24,6 млн в 2016‑м. Однако две трети от этого числа (16 млн в 2016 году) приходится на страны ближнего зарубежья: 8,6 млн с Украины, 3,6 млн – из Казахстана, 900 тыс. из Азербайджана, по 600 тыс. из Армении и Узбекистана, по 400 тыс. из Молдавии, Таджикистана и Абхазии и т. д. «Можно ли считать всех этих граждан туристами? – спрашивает Даниленко. – Зачастую подобный статус закрепляется за прибывшим лишь на основании его устного заявления. На практике те же украинцы, объявляя себя на границе туристами, едут в гости, к родным, либо это завуалированная трудовая миграция».

Если вычесть «фактор СНГ», положение России в мировой туристической иерархии получится скромным. В рейтинге 100 самых популярных туристических городов Euromonitor International (Top‑100 City Destinations Rating) за 2015 год Москва располагается на 42‑м месте, Санкт-Петербург – на 70‑м. В аналогичном перечне MasterCard (Global Destination Cities Index) за 2016 год в топ‑100 нашлось место только Петербургу – на 85-м месте. Каждое подобное исследование использует собственную методологию: Euromonitor подсчитывает число прибывших в город пассажиров на международных авиарейсах, MasterCard – сумму трат, списанных в городе с банковских карт иностранного происхождения. Еще один вариант – визуализировать популярность различных уголков земного шара по количеству снимков, отмеченных геотегами на сервисе Google Maps Panoramio, которым в основном пользуются туристы (см. тепловую карту).

«Ни одна методика не является совершенной, – считает Даниленко. – Пассажиром на авиарейсе может быть кто угодно. Разве рейсом Ташкент–Москва летят туристы? А как учесть транзитных пассажиров? Думаю, самый корректный путь – считать ночевки в отелях. Не важно, с целью отдыха, учебы или работы совершается поездка, главное, что человек переночевал и, следовательно, уже оставил какие-то деньги».

От британцев до вьетнамцев

Из дальнего зарубежья в Россию в 2016 году больше всего приехало финнов, китайцев (по 1,3 млн, по данным Росстата) и поляков (1 млн). После этого – большой разрыв: 570 тыс. человек у Германии, 520 тыс. у Монголии, 410 тыс. у Эстонии, 290 тыс. у Латвии. Примечательно, что пять из шести стран-лидеров имеют общую с Россией границу. «Это также искажает картину, – полагает Даниленко. – Трансграничные поездки – Финляндия с Ленинградской областью и Карелией, Польша с Калининградской областью, Китай и Монголия с Сибирью – это чаще деловая или торговая активность. Европейцы едут за дешевым бензином и алкоголем, азиаты везут товары на продажу, «челночат». Плюс возникают родственные связи, международные семьи».

Кроме того, продолжает эксперт, для туриндустрии важно знать не общее число прибывших, а посчитать экономические последствия их пребывания. Но и здесь статистика – ненадежный союзник. «Существует много нюансов. К примеру, китайские группы для нашей экономики пока не так привлекательны, – говорит собеседник «Профиля». – Из-за неорганизованности сервиса они все везут с собой – гидов, питание. Даже магазины, в которых они отовариваются, часто содержат китайцы. По сути, в российский ВВП идет только плата за гостиницу. С другой стороны, есть пассажиры круизных судов. Они не ночуют в отелях, а значит, это не туристы, а экскурсанты. Один лайнер привозит сразу несколько тысяч человек, а за сезон таких заходов в Санкт-Петербурге сотни».

Что касается динамики турпоездок, то официальные лица рисуют ее в радужных тонах, расписывая, как Россия на фоне девальвации рубля «открывается» для иностранцев. «Число поездок по РФ туристов из ключевых стран-партнеров в целом растет», – заявил глава Ростуризма Олег Сафонов в апреле. «Туристская отрасль растет темпами, опережающими среднемировые темпы роста», – отметил тогда же его заместитель Николай Королев. Но статистических оснований этот оптимизм под собой не имеет. В 2015 году по сравнению с 2014‑м число гостей из дальнего зарубежья выросло на 6%, но в прошлом упало на 9%.

Показательны и тенденции в национальном составе турпотока. Дешевый рубль не сделал Россию привлекательной для Запада: остаются теми же или падают показатели въезда из Германии (-5% в 2015 году, +4% в 2016‑м), США (-5%, +2%), Франции (-14%, +3%), Великобритании (-16%, -1%), Италии (-8%, +1%), Финляндии (+3%, -7%), Польши (-3%, -42%). Зато наблюдается устойчивый прирост на восточном направлении: из Китая (+28%, +15%), Монголии (+139%, +38%), Кореи (+19%, +19%), Индии (+4%, +38%), Ирана (+58%, +62%). Как полагают в Ростуризме, эта динамика продолжится в связи с упрощением визовых формальностей: в апреле подписано соглашение о безвизовых групповых турпоездках с Ираном, готовятся документы по Индии и Вьетнаму. Также месяц назад был утвержден перечень из 18 государств Азии и Африки, граждане которых смогут с 1 августа свободно (по бесплатной электронной визе) пересекать границу в Свободном порту Владивосток.

Велика Россия, а ехать некуда

Куда направляются иностранные гости? Агрегатор отелей Roomguru составил список самых популярных городов и курортов России в 2016 году, основываясь на данных бронирований из-за рубежа через свой сайт (см. таблицу). Хотя здесь и используется «правильный» метод, но не учтены другие каналы бронирования (поэтому рейтинг с количеством броней был бы нерелевантен): по большому счету, интегрировать результаты всех подобных сервисов, а также баз данных самих отелей невозможно. В итоге можно оценить лишь общую «иерархию» городов, а также их дороговизну: по данным Roomguru, в топ‑20 городов дешевле всего проживание в Нижнем Новгороде – 3,1 тыс. рублей в сутки с человека. Калининград стоит 3,4 тыс., Сочи – 5 тыс., Санкт-Петербург – 6 тыс., Москва самая дорогая – 7,4 тыс. Среди курортов самый бюджетный – Витязево под Анапой (2,1 тыс.), самый дорогой – Ялта (5,7 тыс.).

Периодически в СМИ появляются данные по числу туристов в том или ином городе – их немного, но достаточно, чтобы оценить пропасть между двумя столицами, с одной стороны, и «Замкадьем» – с другой. Так, по информации агентства «ТурСтат», в прошлом году Москву посетили 17,5 млн туристов, из них 4,55 млн из-за рубежа, Санкт-Петербург – 6,9 млн и 2,8 млн соответственно (это согласуется с заявлениями городских властей и с данными EuroMonitor – см. таблицу к карте). При этом в Приморском крае «ТурСтат» насчитал 568 тыс. иностранцев, в Новосибирске и Татарстане – по 250 тыс., в Амурской области – 80 тыс., в Хабаровском крае – 36 тыс., в Дагестане – 28 тыс., на Камчатке – 16,5 тыс. Хотя и этим цифрам нельзя полностью доверять, считает Дмитрий Даниленко: «Логично, что на первом месте крупнейшие города, но это не означает, что цель туриста – Москва и Петербург. Это транспортные хабы, перевалочные пункты. Прибыв в Москву, человек может переночевать ночь-другую и продолжить путь. Например, отправиться в речной круиз, который бронируется не через сайт-агрегатор и потому выпадает из статистики».

Какому региону удается если не навязать конкуренцию столицам, то хотя бы повысить свои показатели – тоже вопрос открытый. Прошлым летом сервис по продаже авиабилетов Momondo называл в числе самых «горячих» направлений Омск (+44% с лета 2015‑го), Москву (+39%), Краснодар (+28%) и Новосибирск (+25%). Осенью свой рейтинг обнародовал портал Tripadvisor, помогающий в планировании путешествий: согласно ему, активнее всего растет интерес иностранцев к Адлеру (+54% за год) и Выборгу (+48%). В топ‑10 вошли даже Петропавловск-Камчатский (+38%), Петрозаводск (+28%) и Якутск (+24%), а вот Москва осталась за его пределами.

Иностранная «интервенция» в регионах стартовала, но речь идет о символических цифрах, признают эксперты. «Есть интерес к Казани, Волгограду, югу России, – перечисляет вице-президент Российского союза туриндустрии (РСТ) Юрий Барзыкин. – Приоткрывается Крым: зафиксированы прилеты китайских групп в Симферополь. Но пока они скорее осматриваются. Летом на Черном море появится круизный лайнер Сочи – Ялта – Севастополь. Со стороны россиян спрос есть, посмотрим, подтянутся ли иностранцы». Несмотря на отдельные сдвиги, в целом распределение турпотоков в европейской части страны остается традиционным, говорит Даниленко: «После Москвы и Санкт-Петербурга наиболее востребованы Золотое кольцо и круизы по Волге. Вообще туристические маршруты – консервативная материя, они могут не меняться десятилетиями. Более заметные процессы происходят на востоке России, куда потянулись азиаты, – это Алтай, Байкал, туры для охотников по Сибири. Европеец воспринимает их как экзотику, а для соседних стран они ближе, дешевле и приоритетнее, чем культурные богатства столиц».

Фото: Shutterstock
Уровень инфраструктуры в российских городах нередко превращает экскурсионные поездки в экстремальный спортФото: Shutterstock

Дислокация и навигация

Для реального включения регионов в туриндустрию нужно разработать комплексный продукт под названием «Россия», убежден Барзыкин: «Ограничиваясь Москвой и Петербургом, статистику не поднять: Кремль физически не примет больше 500 тыс. человек в год, Эрмитаж – больше 3–4 млн. Нужно запускать новые направления, диверсифицировать потоки». Об этом же регулярно говорят и власти. В ноябре президент Владимир Путин раскритиковал исполнение Федеральной целевой программы по развитию туризма на 2011–2018 годы. «Кое-что делается, но совершенно не то, что нужно, и не в том объеме. Нужно еще раз пересмотреть то, как выстроена эта работа. Может быть, денег надо добавить, но только при увеличении качества и нацеленности на результат», – заявил он.

Денег, похоже, добавят. Нынешняя ФЦП предусматривает финансирование в размере 135,2 млрд, из них четверть (38,3 млрд) – из федерального и местных бюджетов. В апреле Ростуризм представил проект ФЦП на 2019–2025 годы на 400 млрд, на бюджеты «ляжет» около трети этой суммы. Одна из важнейших статей расходов – реклама страны за рубежом, убежден глава ведомства Олег Сафонов: «Недостаточная информированность о возможностях отдыха в России осложняет конкуренцию со странами, тратящими огромные деньги на продвижение себя. В этом году мы начинаем кампанию в зарубежных соцсетях и формируем международный клуб трэвел-блогеров, которые расскажут о нашей стране».

Впрочем, сегодня ситуация такова, что даже если иностранец питает интерес к России, организовать поездку ему непросто. Прошлым летом предложение в Москве и Петербурге не справилось со спросом, жаловались туроператоры на отраслевых форумах – не хватало гостиничных мощностей, экскурсионных автобусов, гидов. «Эта проблема остро стоит для Санкт-Петербурга, где короткий летний сезон, все хотят попасть в период белых ночей,  – говорит Даниленко. – Нужно работать над логистикой – разводить экскурсионный сезон и культурно-деловые мероприятия. В Москве тоже дефицит хороших отелей по соотношению цена–качество, недорогих и удачно расположенных». К наступающему лету индустрия постаралась подготовиться. «В Москве проблема частично решается за счет Подмосковья. В Питере стали активнее использовать мини-отели, хостелы, съемное жилье», – говорит Барзыкин.

Еще один фронт работ – развитие городской инфраструктуры, которая даже в столицах не соответствует уровню туристических центров, считает Даниленко. Правда, ситуация сдвинулась с мертвой точки: «Долгое время проблемы туристов не были в приоритете у властей, о них просто не задумывались. Сейчас хотя бы пошла дискуссия. Взять Москву – наконец-то в метро появились объявления на английском, вроде небольшой шаг, но важный. Сделали навигацию с латинскими буквами, нумерацией выходов. И иностранцев с листочками, которые подходят и спрашивают, как пройти, уже не видно – сами как-то ориентируются. Осталось сделать понятную навигацию на улицах. Она уже появляется, но кривоватая. По сравнению с Гонконгом есть куда расти».

По словам Барзыкина, предварительные прогнозы по стартующему летнему сезону обнадеживают: «Мы видим, что растет Китай, а турпоток из Европы остался на уровне прошлого года. В целом пока выходим в плюс». Дальнейшая же динамика не в последнюю очередь будет связана с чемпионатом мира по футболу 2018 года, который обеспечит не только одномоментный приток гостей, но и, как считается, «долгоиграющий» эффект. «После Сочи‑2014 подъема туризма в масштабах страны не произошло, но там был один город, а здесь – 11, – говорит Даниленко. – Массы людей будут перемещаться между ними, и у них есть шанс увидеть страну, которая расходится с медийным образом: без медведей с балалайками, но с нормальными, гостеприимными людьми. Вернувшись, они поделятся впечатлениями с родными, друзьями. Но очень важно, чтобы впечатления остались позитивными, а это вопрос грамотной организации ЧМ».

Фото: Shutterstock
За рубежом быстрее всего растут турпотоки в Юго-Восточной АзииФото: Shutterstock

Где-то там, за горизонтом

Но даже если все пройдет успешно и турпоток в Россию начнет расти, до лидеров глобальной туриндустрии будет еще далеко. Сейчас она растет на 4–5% в год (здесь и далее – статистика UNWTO), и темпы все ускоряются: в 1950 году по миру путешествовали 25 млн человек, в 1980‑м – 278 млн, в прошлом году – 1,24 млрд, а в 2030 году ожидается 1,8 млрд туристов. Соответственно увеличиваются и затраченные в поездках суммы: $2 млрд в 1950‑м, $104 млрд в 1980‑м, $1,26 трлн в 2015‑м (финансовые данные по прошлому году не публиковались). Туризм обеспечивает 7% мирового экспорта (третья статья после углеводородов и химической промышленности) и каждое 11‑е рабочее место.

Куда едут? Главный центр притяжения – пока еще Европа: 620 млн человек вместе с Россией в прошлом году (50%). Тихоокеанская Азия «собрала» 303 млн (25%), обе Америки – 201 млн (16%), Африка и Ближний Восток – 112 млн (9%). Но Азия уже штурмует лидерство по годовому объему чеков: $451 млрд составляют туристические расходы в Европе, $418 млрд – в Азии, $304 млрд – в Америках. Плюс к этому азиатский регион развивается быстрее остальных: +8,4% международных поездок в 2016 году против 8,1% у Африки, 4,3% у Америк и 2% у Европы. В рейтингах городов Euromonitor и MasterCard растущее превосходство Азии еще нагляднее. В первом восточные мегаполисы заняли 14 мест в топ‑20. Во втором долгие годы первенствовал Лондон, но в 2016‑м его потеснил Бангкок.

Если же обратиться к списку самых быстрорастущих в области туризма городов (здесь и далее – рейтинги MasterCard), то неминуемая потеря Европой своей гегемонии станет еще явственнее: 18 мест в топ‑20 занимает Азия, два оставшихся – Южная Америка. Лидер – Осака (+24% туристов в среднем ежегодно с 2009 года), у Абу-Даби, китайского Чэнду и столицы Шри-Ланки Коломбо по +20%. А по объему туристических доходов быстрее всего растут Токио (+28%), Куала-Лумпур (+12%) и Дубай (+11%).

Самое же любопытное в подобных выкладках – откуда и куда следуют турпотоки. Для западного мира характерна их диверсификация, трансконтинентальные поездки. Так, у Нью-Йорка три главных источника туристов – Лондон, Сан-Паулу, Париж; у Лондона – Нью-Йорк, Амстердам, Дублин; у Стамбула – Лондон, Джедда, Дюссельдорф; у Йоханнесбурга – Лондон, Франкфурт, Париж. В азиатских же мегаполисах западных гостей не так много – чаще сами жители этого региона ездят в гости друг к другу. Так, Бангкок «подпитывают» Сингапур, Гонконг и Куала-Лумпур; Сингапур – Джакарта, Гонконг, Манила; Токио – Тайбей, Сеул, Гонконг; Сеул – Токио, Шанхай, Осака. Европа пожинает меньше плодов азиатского бума, и совсем немного их достается России.

Ориентация на азиатский рынок позволит нарастить въездной турпоток в Россию, согласны эксперты «Профиля». Но по мановению волшебной палочки это не сделать: Дмитрий Даниленко советует вкладываться в развитие china-friendly инфраструктуры, Юрий Барзыкин – разработать для щедрых азиатов шопинг-туры.

Три короба обещаний 02.06.2017
Три короба обещаний

Участники ПМЭФ-2017 отметились целым рядом громких заявлений

Цифровая хворь Путина 02.06.2017
Цифровая хворь Путина

Сразу два банка взялись за внедрение технологии блокчейна в России

Год после кино 01.06.2017
Год после кино

Будущее отечественного кинематографа Министерство культуры видит в усилении господдержки, а участники рынка – в развитии здоровой конкуренции

Эпоха больших данных 31.05.2017
Эпоха больших данных

Как будет меняться тип информации, где ее хранить и как защитить, и какие технологии изменят экономический ландшафт

Заурядный троянец 31.05.2017
Заурядный троянец

Как мир пытается побороть киберэпидемии

Приговор к бедности 30.05.2017
Приговор к бедности

Правительство расписалось в неспособности обеспечить экономический рост в России. Президента это не обеспокоило

Слоны госкапитализма 30.05.2017
Слоны госкапитализма

Демонополизация могла бы «перезапустить» экономический рост в России. Нынешние власти не говорят об этом ни слова

Место России в мире 30.05.2017
Место России в мире

На РФ приходится менее 2% мирового ВВП и мировой торговли. Можно ли влиять на что-то в мире с такими показателями?

КОНТЕКСТ

11.08.2017

Напуганные отдыхом

Российские власти признали турецкие курорты опасными для здоровья

20.06.2017

Карибский рецидив

Дональд Трамп решил ограничить деловые и туристические контакты с Кубой

23.05.2017

Возвращение блудного туриста

Турция рассчитывает, что число отдыхающих из России в этом году возрастет

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ