22.05.2017 | Алексей Афонский

Что лучше – слабость или сила

«Профиль» опросил промышленников и предпринимателей, какой рубль нам нужен. Единого мнения найти не удалось

Фото: Shutterstock

Мнения российских предпринимателей, чей бизнес ориентирован на импорт, и тех, кто управляет предприятиями-экспортерами, о том, какой валютный курс пойдет на пользу экономике России, разошлись.  Одни уверены, что слабый рубль – важное условие выхода страны из кризиса и оживления экономики, другие считают, что слабая валюта серьезно ограничивает интеграцию России в мировую экономику. Кто же прав?

В конце января Минфин анонсировал ряд мер, которые экономисты приняли за новое бюджетное правило. Фактически они представляют собой валютные интервенции: на нефтегазовые доходы при цене выше 40 долларов за баррель ведомство закупает валюту для специальных счетов казначейства в ЦБ. Это позволяет сократить расходы бюджета и, как следствие, его дефицит, а заодно и ослабить рубль. Нынешний его курс ведомство категорически не устраивает – его следует девальвировать до уровня 64,9 за доллар. Тогда дефицит сократится до 0,7% ВВП, а Резервный фонд пополнится на 241 миллиард рублей.

С такой позицией согласны в Торгово‑промышленной палате. «Сегодня относительно комфортным для наших экспортоориентированных предприятий является коридор в 60–70 рублей. Как показало специальное исследование, проведенное департаментом содействия инвестициям и инновациям ТПП, оптимальный курс на сегодня, с точки зрения большинства промышленников,  – 65 рублей»,  – рассказал «Профилю» президент палаты Сергей Катырин, подчеркнув, что речь идет о нуждах именно предприятий-экспортеров, а не экономики в целом.

Гендиректор Ассоциации организаций оборонно-промышленного комплекса производителей медицинских изделий и оборудования Александр Смирнов называет даже более радикальные цифры: «Если бы я был экспортером, то говорил бы о ста рублях за доллар!» Но тут же оговаривается, что, будучи ориентированным на внутренний рынок, не может позволить себе такй курс: «Но вообще 30. Потому что на внутреннем рынке очень нужна поддержка. Мы покупаем сейчас высокотехнологичные зарубежные комплектующие, которые не можем производить у себя, и нам это очень бьет по карману. Потому что закупки их идут не по расчетам двухгодичной давности, когда бизнес-планы писались, а в два раза дороже. Соответственно, точка безубыточности у нас улетает в бесконечность».

В начале недели Центробанк, который всегда скептически относился к идее Минфина и его расчетам, выпустил аналитическую записку с обоснованием своей позиции. В ней говорится, что снижение курса создаст конкурентные преимущества для трудоемких секторов экономики – таких, как сельское хозяйство, текстильная промышленность, – за счет удешевления труда в валютном выражении, но негативно скажется на капиталоемких отраслях: металлургии, энергетике, машиностроении, пищевой и химической промышленности.

Член Совета московского отделения «Опоры России» Дмитрий Несветов соглашается с доводами ЦБ: «Мне чрезвычайно не нравится политика правительства последних месяцев. Прежде всего ее мотивация. Получается, государство заинтересовано в большей степени не в росте экономики и ее стабильном состоянии, а в совершенно конкретных сегментах – экспортерах и бюджете. Понятно, что у государства есть социальные обязательства. И за счет слабой национальной валюты эти вопросы решаются, конечно, гораздо проще. Но все это не имеет никакого отношения к экономической стабильности, к драйверам экономического роста. Потому что слабая валюта исключает серьезную и вменяемую интеграцию в мировую экономику или, по крайней мере, серьезно ее ограничивает. А в наше время все-таки игнорировать такие вещи нельзя. Во‑вторых, слабая национальная валюта – это признак слабости самой экономики».

«Я считаю, что рубль не должен зависеть от всевозможных рукотворных действий, которые совершает Минфин, и должен балансироваться сам. И еще он, конечно же, должен укрепляться. И если он укрепляется органическим образом, мешать этому нельзя», – говорит Несветов.

Президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин отмечает, что даже те отрасли экономики, которым слабый рубль должен играть на руку, не всегда могут воспользоваться этим. «У нас был момент, когда мы были в очень выгодной ситуации – курс резко рванул, логистика изменилась у наших основных потребителей, и они стали переориентироваться на внутренний рынок, на заказ внутри страны. Заказы там увеличивались вдвое, импорт падал до 50%, но мы не могли его заместить, потому что банки нам денег не дают, а на собственную прибыль в два раза не увеличишь производство. Поэтому те небольшие показатели, которых в прошлом году удалось достичь и о которых говорили, что легкая и текстильная отрасли единственные показали рост,  – это слезы по сравнению с тем, что могло бы быть. Мы не смогли воспользоваться очень выгодным курсом рубля, когда ситуация была у нас в руках», – говорит собеседник «Профиля».

Именно отсутствие доступа к кредитным средствам, к «денежной массе, которая зажата в государстве», по его словам, главный фактор, который нивелирует выгодный для экспортеров курс национальной валюты. «И, по сути, это перестает быть кому-либо интересным. Вроде бы мы как производители сегодня заинтересованы в том, чтобы курс рубля в пределах инфляции сползал в течение года. Да, курс – это вещь по-прежнему достаточно важная, но не единственная. Сегодня импорт не растет, потому что спрос падает, и на него в том числе. Покупательная способность не растет, зарплаты не растут, соответственно, нет и роста спроса. Если доллар будет совсем крепким, это будет для нас плохо – люди все равно не покупают», – заключает Разбродин.

«В современном мире глобальных производственных цепочек валютный курс перестает быть источником конкурентоспособности для растущего числа товаров, – вторят ему аналитики ЦБ. – Большая редкость, если промышленный товар целиком и полностью производится только в одной стране. Возникает риск, что рост производства при занижении курса не будет сопровождаться ростом благосостояния и будет неустойчивым. Укрепление валютного курса – нормальный процесс для стран «догоняющего» развития, нацеленных на уменьшение своего отставания».

Солидарен с регулятором Дмитрий Несветов из «Опоры России»: «Мне кажется, что плавное укрепление рубля до значений ближе к 50 рублям за доллар – это как раз та динамика, которая была бы полезна для экономического роста в нынешней ситуации».

Но не все собеседники «Профиля» готовы с этим согласиться.

Андрей Разбродин, несмотря на все опасения, все же видит небольшой простор для девальвации рубля: «Сейчас мы рассматриваем курс национальной валюты на уровне 65–67 рублей за евро или 60–62 за доллар. Это если рассматривать напрямую объем затрат и другие факторы. То есть чуть слабее, чем сейчас, – сильно слабее было бы тоже плохо».

Председатель комитета Тор-гово‑промышленной палаты по финансовым рынкам и кредитным организациям Яков Миркин и вовсе не видит ничего плохого в слабом рубле, ожидая его падения до уровня 2014 года: «Более или менее сбалансированным курсом я считаю 67–68 рублей за доллар. При таком курсе рубль стимулирует рост. Выход из кризиса и оживление экономики возможны при курсе 71–72 рубля».

А член Комитета гражданских инициатив, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования Владимир Назаров и вовсе считает оптимальным любой курс, который сложился на рынке естественным образом: «Я выступаю за рыночный курс, поэтому тот, который есть сейчас, меня вполне устраивает, ведь он установился без вмешательства Центрального банка».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

11.07.2017

Рубль «сошел с рельсов»

Период парадоксального роста рубля, похоже, заканчивается, это меняет все ориентиры по доходности инвестиций, сложившиеся в последние полтора года

22.05.2017

Потеря курса

Правительство и ЦБ разошлись в представлениях о том, какой курс рубля нужен России. Чем определяется его уровень, и нужно ли вообще им управлять?

23.01.2017

Рубль, который всех удивил

Куда выгодно было инвестировать в 2016 году, какие риски ждут инвесторов в 2017 году и какие активы могут оказаться наиболее интересными

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ