logo
09.05.2017 |

Ущерба не обнаружено

Западные санкции не повлияли на российскую нефтяную отрасль

Фото: shutterstock

Добыча главного экспортного сырья России осталась на прежнем уровне, выяснили американские журналисты. Ограничения же, напротив, ударили по американским компаниям, в первую очередь, по ExxonMobil. Европейские пострадали гораздо меньше: они научились обходить запреты и за счет этого получили преимущество. Правда, в этом году объемы добычи в любом случае снизятся из-за соглашения ОПЕК, которое, вероятно, скоро будет продлено еще на шесть месяцев.

The Wall Street Journal выяснила, что добыча нефти в России в 2016 году достигла рекордных показателей — 11 миллионов баррелей в сутки. Это больше, чем когда-либо за последние десятилетия. Авторы материала оговариваются, что санкции и не должны были привести к сокращению уже имевшихся объемов добычи — они вводились для того, чтобы не дать российским компаниям нарастить их за счет новых технологий. Однако и с этой целью они, очевидно, тоже не справились.

Более того, ограничения возымели обратный эффект: ExxonMobil, которой до конца января руководил нынешний госсекретарь Рекс Тиллерсон, вынуждена была свернуть несколько своих проектов в России и понести из-за этого ощутимые потери. Еще в 2014 году компания заморозила девять проектов из десяти. Все они касались сотрудничества с «Роснефтью» (в большинстве из них доля российской компании составляла 66,7%, американской — 33,3%). В частности, пришлось отказаться от разведки и освоения черноморских, арктических и западносибирских шельфов. Исключение тогда было сделано только для одного совместного предприятия — по разработке месторождения в Карском море. Вашингтон дал отсрочку на выход из него из-за того, что быстрое сворачивание работ нанесло бы большой ущерб экологии.

В прошлом году ExxonMobil последовательно просила у Белого дома разрешения на возобновление проектов в Арктике и на шельфе Черного моря. Против первого активно выступал российский филиал Greenpeace, называвший добычу нефти в регионе очень опасной и экономически неоправданной. В конце апреля министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что санкции в отношении российских компаний, в том числе «Роснефти», продолжат действовать в полном объеме и далее. «Проведя консультации с президентом Дональдом Трампом, министерство финансов решило, что не будет выдавать американским компаниям, включая Exxon, разрешений на ведение буровых работ, запрещенных ныне действующими санкциями в отношении России», — сказал Мнучин.

У просьбы ExxonMobil изначально было мало шансов. Обе палаты Конгресса сейчас выступают за ужесточение санкций против Москвы на фоне расследования о вмешательстве Кремля в прошлогодние выборы. Сенатор-республиканец Марко Рубио недавно говорил, что послабление для Exxon может быть на руку компании, но никак не национальным интересам США. «Открывать новые возможности для выгодного бизнеса Путину и его дружкам — последнее, чем стоит заниматься Соединенным Штатам», — вторил ему демократ Элиот Энджел.

Еще зимой, сразу после выдвижения Тиллерсона на пост госсекретаря, многие эксперты предрекали ExxonMobil привилегированное положение на российском рынке. Они ссылались на давнее знакомство бывшего CEO с российскими чиновниками и бизнесменами: известно, что Тиллерсон не раз встречался с Владимиром Путиным и Игорем Сечиным и даже получал из рук российского президента Орден дружбы. В ответ на это в ExxonMobil заявляли, что глава Госдепа на два года будет отстранен от принятия каких-либо решений в компании.

На деле же единственным положительным моментом для крупнейшей нефтяной компании США за последние месяцы можно считать предварительную договоренность с российским Минфином по давнему налоговому спору вокруг проекта «Сахалин-1». Еще в 2015 году Exxon потребовала от Москвы вернуть около 500 миллионов долларов налога на прибыль, которые она, как утверждается, переплатила с 2009 года, когда ставка по этому налогу снизилась с 35% до 20%. Российская сторона настаивает, что позиция американцев слишком избирательна и не учитывает многие положения соглашения о разделе продукции (на основании которого реализуется «Сахалин-1»), а также простую экономическую логику.

Спор уже третий год рассматривается в Стокгольмском арбитраже, и до марта нынешнего года позиции сторон были непоколебимы. Однако после встреч нового CEO ExxonMobil Даррена Вудса с Путиным, Сечиным и министром энергетики РФ Александром Новаком, которые состоялись 9 марта, ситуация изменилась. Минфин заявил, что готов к мировому соглашению во внесудебном порядке на взаимовыгодных условиях. Суд прислушался к желанию ведомства и отложил очередное заседание на неопределенный срок.

В то же время, европейским нефтегазовым компаниям, как выяснили журналисты The Wall Street Journal, вести дела с российскими партнерами куда проще. Уже не первый год им удается под разными предлогами обходить санкции. Итальянская Eni готовится вместе с «Роснефтью» к концу года начать разрабатывать месторождение на Валу Шатского в Черном море (в проект планируется вложить 50-55 миллиардов долларов, а суммарные извлекаемые ресурсы оцениваются в 10 миллиардов баррелей). Изначально это должна была делать американская Chevron, но из-за санкций та вынуждена была уйти из России. Также итальянский концерн планирует исследовать арктические воды в море Баренцева. Год назад Игорь Сечин в интервью итальянским СМИ не исключал, что в будущем Eni сможет добывать нефть непосредственно на территории России.

BP, в свою очередь сумела сохранить за собой почти 20% акций «Роснефти», которые принесли ей 590 миллионов долларов чистой прибыли в 2016 году. «Мы должны быть очень осторожны. Мы никогда не нарушаем санкционный режим, но это не мешает нам работать с «Роснефтью» по определенным проектам, и лично мне — оставаться в ее совете директоров, — говорил еще в 2015 году глава BP Роберт Дадли. — Санкции носят очень конкретный характер и касаются работы в Арктике, которая, очевидно, затянется, а также нетрадиционных ресурсов нефти. Но, в то же время, есть много обычных проектов, в том числе и новых, которые не попадают под санкции».

Рекордные показатели добычи, о которых пишет The Wall Street Journal, немного сократились с начала 2017 года, после того как соглашение ОПЕК, к которому присоединились Россия и еще несколько стран, вступило в силу. Все участники договора согласились суммарно снизить добычу на 1,8 миллиона баррелей в сутки. При этом Саудовская Аравия по состоянию на конец марта даже перевыполнила свои обещания — королевство ежедневно добывает не на 486 тысяч баррелей меньше, чем раньше, а на все 800 тысяч.

Обязательства России ограничились ежесуточным снижением на 300 тысяч баррелей, однако партнеры обвиняют Москву в том, что она выполняет их только наполовину (общий процент выполнения договоренностей оценивается в 94%). Руководство «Роснефти» уверяет, что у РФ еще есть время, чтобы привести свои показатели в норму. Между тем, во многом от результатов России зависит дальнейшая судьба соглашения: в нынешнем виде оно заканчивается в конце июня, но в марте крупнейшие мировые нефтетрейдеры говорили, что его вполне могут продлить, если члены картеля убедятся в серьезности намерений Москвы.

О том же накануне писал и Bloomberg. Издание утверждает, что 25 мая ведущие экспортеры сырья не только договорятся о продлении сделки, но и ужесточат ее условия — по новому договору сокращение станет еще более существенным. Правда, пока не сообщается, насколько. Инициативу поддерживает и министр энергетики Александр Новак. В понедельник он рассказал об эффективности соглашения: «Мы видим полную дисциплину среди участников, которые совместно уже вышли на полное соответствие обозначенным ранее параметрам, а именно — на добровольное снижение добычи примерно на 1,8 млн баррелей в сутки к уровню октября. 100% соответствия, а также сезонно растущий спрос должны усилить уже хороший эффект от инициативы в течение следующих месяцев. Мы обсуждаем различные варианты и считаем, что продление на более длительный срок поможет ускорить возвращение рынков в более здоровое состояние».

Участники рынка не разделяют оптимизм Новака в полной мере. Главную угрозу растущим ценам они видят в американской сланцевой нефти. Слишком резкое повышение цен из-за сократившегося предложения может спровоцировать активную добычу в Штатах. Отчасти это уже сработало, когда котировки упали до 50 долларов за барррель после 20-процентного роста в начале года. Однако нефтетрейдеры по-прежнему верят, что строгое соблюдение соглашения сможет повысить цены как минимум до 60 долларов.

КОНТЕКСТ

02.07.2018

Закат «прекрасной нефтяной эпохи»

Ставка на дорогие углеводороды в отечественной экономике больше не работает. Других ставок пока не сделано

17.06.2018

Оружие из черного золота

В 1973 году Западу предъявили ультиматум, на который он не нашел ответа

17.06.2018

Всероссийская горючая смесь

Цены на бензин не могут обуздать ни правительство, ни нефтяники

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас