08.05.2017 | Алексей Афонский

Как вести дела в обход санкций. Опыт КНДР

Американские СМИ нашли у северокорейской компании совместный бизнес с Китаем

Фото: shutterstock

Китайская государственная компания Limac Corporation уже почти десять лет сотрудничает с северокорейским экспортером металлов и минералов Ryonbong General Corporation, несмотря на санкции со стороны ООН. Китай является главным и практически единственным партнером для северокорейского бизнеса, который за долгие годы изоляции научился преодолевать барьеры. В Институте Дальнего Востока РАН «Профилю» рассказали, что все страны, в том числе и Китай, стараются соблюдать санкции, а запрещенные товары могут поступать в КНДР даже с Запада.

Расследование о связях китайского бизнеса с КНДР провела The Wall Street Journal, журналисты которой привлекли компанию Sayari Analytics, специализирующуюся на финансовой разведке. Ее сотрудникам удалось выяснить, что в 2008 году Limac Corporation и Ryonbong General Corporation создали совместное предприятие по добыче таких металлов, как тантал, ниобий и цирконий (компания зарегистрирована в КНДР, поэтому ее документации нет в открытом доступе). Они используются при создании электроники, а также в строительстве ядерных реакторов и ракет.

На тот момент Северная Корея и ее экономика не находились под международными санкциями: в отношении страны действовали только ограничения, наложенные правительством США. Несмотря на то, что они затрагивали персонально Ryonbong General (корпорация была связана с созданием оружия массового поражения), деятельность совместной компании с Limac была вполне легальной. Однако в 2009 году к санкциям присоединилась ООН (до этого запреты от Совбеза касались только поставок вооружений), и их соблюдение стало обязательным для всех ее членов.

В Limac утверждают, что неназванная совместная компания «никогда не начинала коммерческую деятельность на постоянной основе». Более того, с 2009 года, когда вторая волна международных санкций вступила в силу, Limac пыталась расформировать предприятие, но, судя по всему, не преуспела в этом. The Wall Street Journal делает вывод, что Пхеньян сумел не только обойти многочисленные барьеры и организовать совместный бизнес с другими странами, но и долгое время скрывать это.

«Что касается минералов, то их экспорт из Северной Кореи был запрещен только в прошлом году. До этого такие поставки были абсолютно законными. В прошлом году КНДР запретили экспортировать уголь больше, чем на 500 миллионов долларов, и после этого Китай прекратил такие закупки. Судя по всему, этот запрет действительно реализуется. Другое дело, что он продолжает покупать другие, не запрещенные товары, и в целом, несмотря на все санкции, товарооборот между Китаем и КНДР в первом квартале этого года вырос за счет закупок железной руды, текстиля — исключительно мирных товаров», — рассказал «Профилю» руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин.

Последний на сегодняшний день пакет санкций от ООН, о котором он говорит, был принят в ноябре 2016 года. Впрочем, ввозить северокорейское сырье по-прежнему можно при условии, что вырученные Пхеньяном средства не пойдут на военные нужды. Считается, что эта лазейка была пролоббирована Пекином, который не хочет полностью разрывать отношения с давним партнером. Помимо этого, страны-члены ООН не могут регистрировать свои суда в КНДР и, напротив, оказывать какие-либо услуги кораблям, плавающим под северокорейским флагом.

Между тем, ООН все равно недовольна тем, как Китай сотрудничает с режимом Чучхе. В конце февраля организация выпустила доклад, в котором говорится о способах обхода Пхеньяном международных санкций. Его авторы смогли выяснить, что в Поднебесной работает множество подставных северокорейских фирм, которые по сложным схемам получают иностранную валюту, которую потом переправляют на родину. Также они предоставляют компаниям из КНДР доступ к международным рынкам — операции маскируются целой сетью специальных контрагентов.

Кроме того, как минимум два северокорейских банка — Daedong и Daesong — беспрепятственно работают в китайских городах Даляне, Даньдуне и Шеньяне (что является прямым нарушением резолюций ООН). Контрольный пакет акций Dasdong, по данным авторов доклада, принадлежит группе китайских инвесторов. «Связь с Китаем находится в центре международной "паутины", которая протянулась от Анголы до Малайзии и стран Карибского бассейна и включает в себя широкую сеть северокорейских дипломатов, предпринимателей, контрабандистов и иностранных посредников, — говорится в документе. — Пример узкоспециализированного рынка: КНДР покупает дешевую электронику в Гонконге за бесценок, а затем переделывает ее в радиостанции военного назначения, которые продает в развивающиеся страны по восемь долларов за штуку».

Кроме Китая, уверены в ООН, с Пхеньяном сотрудничают и некоторые другие страны, например, Малайзия и Сингапур, где находится один из филиалов северокорейской Pan System Pyongyang.

Правда, с недавних пор сотрудничать с китайскими партнерами северокорейским компаниям и банкам стало сложнее. В марте последние были отключены от международной системы SWIFT, которая позволяет совершать межбанковские операции. До последнего времени ее членами были около 20 северокорейских кредитных организаций. Аналитики говорили, что для Пхеньяна последствия будут более существенными, чем для Тегерана, который был отключен от SWIFT в 2012 году (тоже за собственную ядерную программу). Иранская экономика на момент отключения была куда более развитой и готовой работать в автономном режиме (к примеру, властям удалось быстро наладить торговлю с Турцией за местные лиры — Иран продавал газ за турецкую валюту и на нее же покупал у Анкары золото).

Внешняя торговля развита в КНДР гораздо сильнее, чем об этом принято думать. Еще в 1970-х годах власти упразднили монополию на экспорт и позволили создать многим предприятиям страны специальные внешнеторговые компании. Этой возможностью воспользовались и государственные учреждения: филиалы Трудовой партии и армейские подразделения. Основная сфера деятельности таких внешнеторговых компаний — экспорт природных ресурсов: минералов, грибов, морепродуктов и сырья для традиционной китайской медицины (в основном, лягушачьего жира).

При этом зачастую у них не хватает собственных средств на то, чтобы наладить поставки. Тогда они прибегают к помощи частных инвесторов, которые появились в стране в 1990-е. Большинство из них сумели заработать капитал на ресторанном бизнесе (заведения общепита при этом регистрировались как государственные предприятия). Коммерсантам сотрудничество с такими компаниями позволяется легализоваться и рассчитывать на стабильный доход. Как правило, инвесторы (в КНДР их называют тончжу — «хозяин денег») оплачивают труд наемных рабочих и используют свои связи, чтобы найти покупателей в Китае. Взамен они, будучи оформленными в штат внешнеторговой компании, получают фиксированный гонорар или процент от ее прибыли. Сейчас доля теневого бизнеса в экономике Северной Кореи, по разным оценкам, составляет от 30% до 50%.

«Если говорить о торговле с Северной Кореей в принципе, то можно вспомнить, как южные корейцы подняли обломки северокорейских ракет, которые те запускали, и исследовали их. Оказалось, что там есть много элементов иностранного производства. В том числе и южнокорейские, и западные, — говорит Александр Жебин из Института Дальнего Востока РАН. — То есть нелегальная торговля идет, торгуют даже деталями, которые могут использоваться при создании ракет, что прямо запрещено резолюциями Совбеза ООН. Через каких посредников это происходит, сказать сложно — то ли через Гонконг, то ли через Китай, то ли кого-нибудь еще. Очевидно одно — санкционные товары в КНДР попадают».

«США, очевидно, хотели бы полностью запретить любую торговлю и все международные платежи в адрес Северной Кореи в расчете даже не на то, что это заставит Пхеньян отказаться от ядерной программы (на нее деньги найдут), а на то, что это вызовет недовольство в обществе и даже части номенклатуры и правящей элиты. В результате ситуация в стране дестабилизируется, и в конечном счете настанет коллапс режима. Но Китай, выполняя в целом резолюции ООН, вряд ли позволит довести дело до такой ситуации. И потом, не надо забывать о том, что немалую роль в северокорейской торговле с Китаем всегда играли челноки. Это было еще с середины XIX века, это не изобретение китайских или северокорейских коммунистов», — отмечает Жебин.

На прошлой неделе Палата представителей Конгресса США приняла законопроект, призванный еще больше затруднить торговлю Пхеньяна с внешним миром. Документ не только запрещает северокорейским судам находиться в американских внутренних водах и портах, но и предписывает контролировать, как иностранные порты и аэропорты соблюдают режим санкций в отношении Северной Кореи. В законопроекте отдельно отмечаются российские порты Владивосток, Находка и Ванино. Кроме того, в США запрещается ввозить товары, произведенные в КНДР с использованием «рабского труда». Документу еще предстоит пройти слушания в Сенате.

Такие нормы, по мнению авторов законопроекта, должны заставить хозяйствующие субъекты третьих стран неукоснительно соблюдать режим санкций введенный в отношении Пхеньяна Совбезом ООН, отмечает Александр Жебин из РАН. «У нас уже появились в прессе какие-то панические статьи о том, что американцы будут контролировать наши порты. Речь на самом деле идет о том, что, если российские или иностранные порты, куда заходят северокорейские суда, или же суда, побывавшие в Северной Корее, не обеспечат должного, по мнению США, контроля при разгрузке или перевалке грузов, которые направляются в КНДР или из этой страны, на предмет наличия в них подсанкционных товаров, то этот порт заносится в специальный список. И все товары, которые будут отгружаться из этого порта, в Америке будут подвергаться дополнительной проверке. Такая проверка, разумеется, повлечет за собой дополнительные расходы и повлияет на стоимость грузов. Это нежелательно, но о прямом контроле над работой иностранных портов речи нет», — говорит собеседник «Профиля».

КОНТЕКСТ

24.07.2017

Когда в товарищах согласья нет

Евросоюз хочет минимизировать свой ущерб от антироссийских санкций США

21.07.2017

Чучхе по максимуму

Экономика КНДР растет на фоне международной напряженности

21.07.2017

Турборазрыв

Siemens частично сворачивает бизнес в России из-за перепоставок своего оборудования в Крым

24СМИ