25.04.2017 | Аркадий Кузнецов

Первая мировая Кадырова

Игорь Сечин одержал принципиальную для себя победу в борьбе за малозначимые для «Роснефти» активы в Чечне

Фото: shutterstock

Игорь Сечин и Рамзан Кадыров договорились, что «Роснефть» оставит себе активы в Чечне и не будет строить в республике нефтеперерабатывающий завод. Это стало принципиальной победой Сечина, не позволившего Кадырову использовать свой главный административный ресурс. Сами чеченские активы не так важны: добыча на столетних скважинах будет только падать.

Мировая государственной важности

РБК стало известно о деталях соглашения главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина и главы Чечни Рамзана Кадырова. Компания не будет передавать свои региональные активы Грозному и продолжит работать в республике. Кроме того, с «Роснефти» снимается обязательство строить в Чечне нефтеперерабатывающий завод. Взамен Сечин пообещал, что корпорация будет вкладывать деньги в социальную инфраструктуру, включая жилье, часть которого перейдет в собственность местных властей.

19 апреля Кадыров и Сечин встретились в офисе «Роснефти». По итогам встречи было объявлено, что все разногласия улажены, однако о деталях ничего известно до сих пор не было.

В тот же день каждый из переговорщиков встретился с Путиным.

План Кадырова, победа Сечина

Это был вопрос принципа для Сечина, а активы большого значения не имеют, считает ​эксперт Финансового университета, аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

«Проблема в том, что Кадыров сразу задействовал административный ресурс, обратившись напрямую к Путину со своей просьбой, — говорит эксперт. — Я думаю, именно это не понравилось главе "Роснефти". Грознефтегаз добывает в год около 170 тысяч тонн нефти. Это капля в море: в России добывается 547 миллионов тонн в год. Более того, объемы добычи Грознефтегаза постоянно падают, поскольку нефть на этих месторождениях начали добывать еще в начале XX века. Причем с каждым годом объемы будут падать, если не вкладывать в них дополнительные деньги. А смысла вкладывать деньги, чтобы поддержать уровень добычи, никакого нет».

Для «Роснефти» добычные активы в Чечне не представляют большого значения. Кадыров просил передать химические и нефтехимические площадки из федеральной собственности, чтобы соединить их с добычными активами и создать нефтеперерабатывающий завод. Это дало бы республике дополнительные налоговые поступления и рабочие места.

«Но есть и другая, более неприглядная сторона, — говорит Юшков. — Строительство НПЗ позволило бы легализовать незаконные нефтеперерабатывающие установки в Чечне. На месторожедениях и нефтепроводах есть врезка и примитивный нефтеперегонный аппарат в сарайчике либо на машине. Так нелегально делается низкокачественный бензин. Возникает вопрос: откуда этот бензин, на котором ездят машины? Вы в ответ запинаетесь. А когда есть нефтеперерабатывающий завод, вы можете ответить: с нашего завода».

Таким образом, для региона проект выгоден, а для «Роснефти» — нет, поскольку в Чечне нет ни большого рынка, ни объемов добычи для строительства рентабельного НПЗ. После строительства НПЗ пришлось бы привозить большие объемы нефти в Чечню, а потом увозить большие объемы нефтепродуктов.

Кит на слона

Кадыров попросил передать республике «Чеченнефтехимпром» еще в 2015 году. В начале 2016 года Минэнерго и ФАС согласовали проект по передаче предприятия Грозному, однако процесс затормозила «Роснефть», которой этот актив нужен был для функционирования своего «Грознефтегаза» (у «Роснефти» в собственности 51% предприятия).

Стороны не смогли прийти к общему решению, и «Роснефть» предложила продать «Грознефтегаз» Чечне за 12,5 млрд рублей (оценка PwC). Это вызвало раздражение Кадырова, который по федеральному телевидению заявил, что цена завышена, а отношение «Роснефти» к Чечне несправедливо.

«Сечин пришел в бизнес из большой политики и мог бы посмотреть на Чеченскую Республику как на послевоенный регион, который только строит свою экономику», — сказал Кадыров.

Он был недоволен отказом «Роснефти» строить НПЗ в Чечне из-за нерентабельности. Кадыров посетовал также, что федеральный центр не выполнил послевоенную программу.

«Сельское хозяйство полностью убитое нам отдали, промышленность убита: заводы, фабрики — ничего не восстановлено», — сказал он.

После интервью Кадырова возможный конфликт между ним и Сечиным стал обсуждаться в СМИ и соцсетях. О жесткой конфронтации со ссылкой на свои источники в «Роснефти» написала The Financial Times. Издание назвало конфликт примером противоречий в окружении Путина.

За неделю до встречи 19 апреля главы Чечни и «Роснефти» пригрозили FT иском. В официальном заявлении говорилось о том, что «лживые сведения» тиражируют ресурсы, «финансируемые структурами Ходорковского».

КОНТЕКСТ

27.06.2017

Хватит обострять

Владимиру Путину и Дональду Трампу направили открытое письмо с просьбой избежать нового витка напряженности

27.06.2017

Планов громадье

Игорь Сечин рассказал, каким видит будущее «Роснефти»

15.06.2017

Прямая линия Путина

Президент России держал ответ перед избирателями

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ