18.04.2017 | Алексей Афонский

Осталось только держаться

Танкер с венесуэльской нефтью арестовали в Карибском море за долг перед Москвой

Фото: shutterstock

Суд Синт-Мартена в Карибском бассейне арестовал танкер NS Columbus, принадлежащий российскому «Совкомфлоту» и перевозивший венесуэльскую нефть. Государственная компания PDVSA не платила за использование российских судов и теперь получила в лице Москвы еще одного недовольного кредитора. За последнее время таких набралось уже немало, и все они имеют мало шансов на возврат своих денег, считают энергетики.

Задолженность государственной PDVSA перед «Совкомфлотом» достигла 30 миллионов долларов. Фактически венесуэльские власти вовсе не платят собственнику NS Columbus и владельцам других танкеров за аренду. В октябре груженый нефтью танкер отправился в Карибское море, с тем чтобы продать местным покупателям топливо на 20 миллионов долларов, но был задержан властями Синт-Мартена по требованию «Совкомфлота».

Это государственное образование занимает почти половину острова Сен-Мартен к востоку от Пуэрто-Рико (северная часть принадлежит Франции) и входит в состав Нидерландских Антильских островов, но имеет достаточно большую степень автономии. Местный суд вынес решение только в марте. По его требованию, находившуюся в танкере сырую нефть выгрузили в терминале соседнего острова Синт-Эстатиус (входит в состав Наветренных островов и также является особой территорией Нидерландов).

О постановлении суда стало известно только сейчас. Решение о дальнейшей судьбе нефти с NS Columbus (приоритетным для «Совкомфлота» является ее присвоение в счет долга) будет принимать уже британский Адмиралтейский суд. Ситуацию осложняет то, что топливо уже продано норвежской Statoil. Впрочем, о каких-либо требованиях последней пока не известно.

Стороны пока никак не комментируют процесс, но сам факт судебного разбирательства говорит о том, что Россия, даже будучи политическим союзником Венесуэлы, начинает терять терпение и больше не намерена прощать Каракасу многомесячные просрочки по платежам, пишет Reuters. По данным агентства, в прошлом году на экономическом форуме в Сочи руководство «Совкомфлота» высказало претензии лично президенту PDVSA Эулохио дель Пино (в самой нефтяной компании это, правда, опровергают), и тот якобы согласился с предложенным графиком погашения долга. Однако выполнить взятые на себя обязательства PDVSA снова не смогла, во многом из-за необходимости обслуживать облигации и векселя.

Претензии к венесуэльским нефтяникам имеют многие партнеры по всему миру, от Португалии до Ирана и Бразилии (в некоторых случаях верфи даже не могут достроить заказанные суда из-за задержек по платежам). В конце прошлого года S&P понизило рейтинг PDVSA до выборочного дефолта SD. По иронии, у компании есть долг даже перед нефтеналивными терминалами на острове Синт-Эстатиус, где с марта хранится нефть с арестованного танкера. Во избежание ареста танкеров Каракас обычно практикует схему, при которой все грузы оформлены на конечных покупателей. Однако в ситуации с «Совкомфлотом» уже оплаченная Statoil нефть по коносаменту (документу, удостоверяющему право собственности на отгруженный товар) числилась за PDVSA.

Специалисты называют действия «Совкомфлота» нестандартными. Обычно кредиторам не удается достаточно оперативно отслеживать местонахождение своих судов, чтобы добиваться их ареста. PDVSA занимает четвертое место в списке главных клиентов российской судоходной компании, фрахтуя 7% ее флота (по состоянию на середину 2016 года он насчитывал 140 судов). Это позволяет покрывать 15% от потребности PDVSA в танкерах, в то время как большая часть собственного флота компании безнадежно устарела и требует замены.

В ближайшее время венесуэльским властям вряд ли удастся договориться с кредиторами, ведь в их рядах уже несколько месяцев наблюдается раскол. После того как в декабре оппозиционная правоцентристская партия «Круглый стол демократического единства» впервые одержала победу на парламентских выборах, набрав 56% голосов, противники президента Николаса Мадуро безуспешно добиваются его отставки. В январе о ней даже было объявлено (тогда депутаты признали главу государства «оставившим свой пост из-за бездействия в борьбе с кризисом»), но уже на следующий день за президента вступился Верховный суд.

Он же в конце марта объявил себя высшим законодательным органом страны, чем вызвал негодование парламента. Последний обвинил Мадуро в госперевороте и окончательном установлении диктатуры. На этом фоне депутаты активно выступают за сокращение сотрудничества с российским бизнесом. В феврале они аннулировали сделку по продаже 23,33% в совместном предприятии PDVSA и «Роснефти» Petromonagas в собственность последней, назвав ее изменой. Несмотря на это, соглашение было подписано, что нашло отражение в отчетности российской компании (ее доля в Petromanagas достигла 40%). У «Роснефти» есть еще четыре совместных предприятия с PDVSA. В одном из них — Boquerón — участвует также австрийская OMV.

«Под угрозой находятся те сделки, в том числе и российскими компаниями, которые не завизировал парламент. Для него это принципиальный вопрос. А тем соглашениям, которые парламент одобрил, по большому счету ничего не угрожает, под сомнение они не ставятся, — отметил в разговоре с «Профилем» профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Виктор Хейфец. — Если говорить о прибыльности совместных проектов с Венесуэлой, то понятно, что желающих прямо сейчас немного. Риск очень велик, хотя и шансы на успех есть. С другой стороны, дефицит продуктов не касается счетов в банках, поэтому можно сказать, что такие проекты имеют смысл для российских компаний ввиду того, что там часто используются наши уникальные технологии».

Аналитики указывают, что «Роснефть» продолжает сотрудничать с Каракасом исключительно по политическим причинам. Другие российские нефтяные компании — «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть» — свернули свои проекты в Венесуэле. Почти все они связаны с добычей тяжелой нефти, от продажи которой трудно получить быструю прибыль. Тем не менее, в компании Игоря Сечина говорят о готовности и дальше инвестировать в венесуэльскую экономику и даже экспортировать добытую нефть в Европу и Индию.

Венесуэльская экономика находится в агонии, считает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. «Отчасти на это влияет и давление извне. Соединенным Штатам, которые находятся рядом, не нравится нынешний режим, ведь в свое время Уго Чавес национализировал, в том числе и их компании, — рассказал он «Профилю». — Судьба наших компаний в Венесуэле едва ли перспективна. Тем более, что добывают они не просто тяжелую, а сверхтяжелую нефть. Это нерентабельное предприятие. С этой точки зрения можно сказать, что, даже если наши компании уйдут из Венесуэлы, много они не потеряют по сравнению с тем, что есть сейчас».

Что касается «Совомфлота», то он начал сотрудничать с Каракасом в 2010 году. Тогда стороны подписали соглашение о безопасной транспортировке венесуэльской нефти, которое в дальнейшем должно было распространиться и на газ. Эти планы реализовать не удалось, но российские суда достигли упоминавшегося показателя в 15% от флота PDVSA. Рассчитывать на возврат долга «по-хорошему» «Совкомфлоту» не стоит, считает Сергей Правосудов. «Шансов практически никаких. Денег там совсем нет, остается только держаться», — заключил директор Института национальной энергетики.

КОНТЕКСТ

21.07.2017

«Керосин-вода» купца Иванова

Рождение сахалинской нефти

20.07.2017

Праздник непослушания

Еврокомиссия пригрозила Польше санкциями за продолжение судебной реформы

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ