07.03.2017 | Алексей Афонский

Дипломатия конфорок

Дмитрий Медведев напомнил членам ЕАЭС, что против воли никого не заставляют платить за газ по льготным ценам

Фото: shutterstock

Российский премьер-министр заявил, что Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия получают газ по ценам намного ниже рыночных только благодаря своему членству в Евразийском экономическом союзе, хотя их там «никто насильно не держит». Ситуация спровоцирована Минском и его газовым спором с Москвой. Эксперты считают эскалацию конфликта маловероятной. В крайнем случае Россия может обойтись и без партнеров по ЕАЭС, хоть это и обернется политическими потерями.

«Давайте, коллеги, прямо, без обиняков: если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего союза или, представим себе, вышли из состава союза, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам — порядка 200 долларов за тысячу кубометров. Вот и все. И не нужно ничего доказывать, упражняться в подсчетах. Все было бы существенно, гораздо дороже», — заявил Медведев на заседании Евразийского межправительственного совета в Бишкеке.

Он подчеркнул, что ЕАЭС был создан на добровольной основе, и «здесь никто никого насильно не держит». Партнеры Москвы, по словам премьера, в последнее время взяли в моду жаловаться на свои потери от членства в организации. Но все они при этом «получили значительные льготы по энергетическому сотрудничеству».

Главной темой выступления Медведева стали попытки «шантажа» со стороны отдельных членов ЕАЭС. Премьер дал понять, что Москву не устраивают ситуации, когда кто-то использует членство в организации для отстаивания собственных интересов в двусторонних отношениях с партнерами, в первую очередь, с Россией. «Участились случаи, когда проблемы двусторонних отношений, а такие проблемы были, есть и будут, ничего в них драматического нет с учетом интенсивности сотрудничества, переносятся на нашу многостороннюю площадку союза. Исполнение достигнутых нами договоренностей и сам интеграционный процесс в целом становятся заложниками специфически понимаемых национальных интересов. По сути, в отношении других членов союза, которые не вовлечены в спор, возникает совершенно недопустимая ситуация. Эта ситуация сродни шантажу: или вы повлияете на решение другой стороны в споре, или мы ничего не подпишем».

Реакция Медведева вызвана словами белорусского премьера Андрея Кобякова. Тот заявил, что нефтегазовые споры Москвы и Минска «искажают» европейскую интеграцию. Они начались год назад, когда белорусские власти в одностороннем порядке начали платить за российский газ по цене 73 доллара за тысячу кубометров вместо прописанных в контракте 132. За время разногласий Минск накопил долг в 600 миллионов долларов, а газовая «война» переросла в нефтяную. Россия сократила поставки топлива, а Белоруссия в ответ повысила транзитные тарифы для нефтепровода «Дружба».

В конце прошлого года Александр Лукашенко грозился выйти из ЕАЭС. Он не приехал на саммит организации в Санкт-Петербург и отказался подписывать общий Таможенный кодекс. Правда, позднее сам президент опроверг такие перспективы, назвав их вымыслом. В середине февраля белорусский вице-премьер Владимир Семашко анонсировал скорое перемирие, заявив, что согласовал с российским коллегой Аркадием Дворковичем некий протокол. В нем, по всей видимости, должны были быть прописаны цены на энергоресурсы, устраивающие обе стороны. Однако о его дальнейшей судьбе до сих пор ничего не известно.

«Белоруссия, вступая в ЕАЭС, надеялась получить равные с Россией условия. Но это сложно реализовать. Вот, например, в 2019 году на территории ЕАЭС должен появиться единый рынок электроэнергии. Но из-за того, что белорусы в электроэнергетике используют много газа, получится, что кВт·ч у них будет дороже, чем у российских производителей. И в условиях единого рынка последние их просто вытеснят. Такие же нюансы есть и в газовом вопросе», — отметил в разговоре с «Профилем» заведующий Центром постсоветских исследований Института экономики РАН Леонид Вардомский.

Чтобы убедить Минск в преимуществах ЕАЭС, Москва взялась газифицировать Киргизию. Согласно договоренностям, «Газпром» потратит на это 100 миллиардов рублей за 14 лет. Доступ к газу должны получить 60% жителей республики (вместо нынешних 22%), государственная компания которой «Кыргызгазпром» с 2014 года принадлежит российскому монополисту (и досталась ему за символический один доллар в обмен на обязательство инвестировать в местную газотранспортную систему).

Такие отношения можно считать политическим разменом в рамках ЕАЭС. Об их недопустимости во вторник тоже говорил Медведев: «Ни одна из сторон не должна в целом — во всяком случае, должна стремиться к этому — пытаться совершать размен за общий счет». Обратное поведение российский премьер считает злоупотреблением правом союза. «Интеграция имеет наднациональную природу и должна оставаться над национальной или двусторонней повесткой дня. Здесь мы рассматриваем вопросы, которые касаются абсолютно всех, а не только двух сторон», — резюмировал Медведев.

Леонид Вардомский из РАН считает, что противоречия были неизбежны из-за специфики ЕАЭС. «Дело в том, что эта организация, в отличие от Евросоюза, создавалась без законодательного ядра, под которое должны были бы адаптироваться все члены. Каждая страна вступала в союз со своими особенностями, целями и задачами. Многие из этих целей и задач противоречат друг другу. К тому же, важность интеграции в рамках ЕАЭС для всех стран тоже разная. Например, Казахстан вступал в ВТО на своих условиях, отличных от ЕАЭС. И вот сейчас все это вылезает наружу», — говорит ученый.

«Дальнейшее развитие событий предсказать сложно. У Белоруссии нет особого выхода, но они могут попортить кровь Москве. Видимо, все стороны будут искать точки соприкосновения, а пока российскому премьеру приходится публично отчитывать нерадивых партнеров. В экономическом плане мы действительно обойдемся без тех, кто выйдет из ЕАЭС, но в политическом все это выглядит неважно», — считает Вардомский.

В последние годы Россия идет на уступки не только Белоруссии с Киргизией, но и еще одному члену ЕАЭС — Армении. Два года подряд Москва снижала цену на газ для этой страны: сначала со 189 до 165, а потом и вовсе до 150 долларов за тысячу кубометров. Скидки были необходимы для «обеспечения стабильности энергопотребления в Армении и для обеспечения нормального развития республики Армения в целом».

Особое положение занимает Казахстан. Он единственный из всех членов ЕАЭС экспортирует собственный газ в Россию, причем в гораздо больших объемах, чем импортирует обратно. После того как в прошлом году Астана перешла на полное газовое самообеспечение, страна нарастила объемы экспорта. В Россию в 2017 году будет поставлено 12,8 млрд м³, в обратном направлении проследуют 320 тысяч кубометров метана из Екатеринбурга. Газ будет перерабатываться на астанинском заводе, после чего использоваться на нескольких объектах, например, в столичном университете, и экспортироваться в Китай.

Россия приобрела газотранспортные системы всех партнеров по ЕАЭС, кроме Казахстана, говорит директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. «При этом ситуация с каждой страной-членом ЕАЭС уникальна. Когда с Лукашенко сняли санкции, а против российских чиновников, наоборот, ввели, он решил, что его дружба должна стоить дороже. И это с учетом того, что был действующий контракт, и что цена для Белоруссии и без того самая низкая. Эти низкие цены стали возможны как раз после продажи Москве белорусской газотранспортной системы. Так же поступила и Армения и тоже получила взамен низкие цены. Но там добавляется политический контекст — Россия поддерживает Ереван в карабахском вопросе, который в любой момент может разгореться с новой силой. В отличие от Белоруссии, Армения не предъявляет претензий и исправно платит по контракту», — отметил Правосудов в беседе с «Профилем».

«В Киргизии все иначе. "Газпром" газифицирует страну, тоже предварительно выкупив газотранспортную систему. Но свой газ туда не поставляет — Киргизия обеспечивает себя за счет узбекского газа и собственной небольшой добычи. Наконец, Казахстан покупает газ у России, но, в основном, для того чтобы перепродать его Китаю. Просто так вышло, что у них нет доступа к своим северным месторождениям. Зато туда проложен газопровод из России. Так что ситуация со всеми странами ЕАЭС разная, и говорить, что белорусский сценарий перекинется на остальных, было бы безосновательно», — резюмирует Правосудов.

КОНТЕКСТ

16.06.2017

Неугодные инвестиции

Шведский пенсионный фонд избавился от акций «Газпрома»

02.05.2017

Уравнение выживания

Дмитрий Медведев распорядился повысить МРОТ до прожиточного минимума

26.04.2017

Премьер отпущения

45% опрошенных россиян хотят отставки Дмитрия Медведева

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ