06.03.2017 | Аркадий Кузнецов

«Юлмарт» ссутулил плечи

Война акционеров интернет-ритейлера продолжается. Дмитрий Костыгин обложил позвавшего его в компанию Михаила Васинкевича исками. Тот задаром сдавать свой бизнес не намерен

Фото: Семен Лиходеев⁄ТАСС

Дмитрий Костыгин, несколько лет назад прославившийся во время корпоративной войны в сети гипермаркетов «Лента», вот уже год ведет такую же войну в одном из крупнейших интернет-ритейлеров «Юлмарт». Против компании  подано уже несколько исков о банкротстве. По словам одного из основателей «Юлмарта» Михаила Васинкевича, именно Костыгин хочет «привести компанию к контролируемому банкротству». Тот от подобных обвинений отмахивается и уверяет, что если кредиторы и «убедят суд в необходимости банкротства», он будет восстанавливать репутацию «Юлмарта» новыми инвестициями.

Один из крупнейших интернет-ритейлеров России «Юлмарт» ведет активную рекламную кампанию своей новой акции – «Покупайте подарки для близких к 23 февраля и получайте возможность выиграть путешествие вашей мечты, iPhone 7, ноутбук и еще 60 тысяч других приятных призов». Один из акционеров и операционный управляющий ритейлера Дмитрий Костыгин выступает в Давосе и рассуждает о возможности IPO, как только позволит конъюнктура. При этом в самой компании почти год идет корпоративная война – Сбербанк через суд требует погасить миллиардную задолженность по кредиту, а на весну назначены рассмотрения сразу нескольких исков о банкротстве «Юлмарта».

Мастера корпоративных войн

«Юлмарт» появился на развалинах обанкротившейся сети компьютерных магазинов Ultra Electronics в 2008 году. Петербургский бизнесмен Алексей Никитин выкупил у владельцев Ultra программную платформу и бренд «Юлмарт», чтобы создать интернет-магазин электронной техники, работающий на принципах Ultra (онлайн-заказ, быстрая выдача товара со склада). Никитин пригласил участвовать в проекте другого бизнесмена – Михаила Васинкевича. Тот, в свою очередь, решил позвать Дмитрия Костыгина. «Я пригласил Костыгина в компанию для привлечения инвесторов, – рассказывает Михаил Васинкевич. – К сожалению, за 5 лет работы он смог привлечь только Августа Мейера».

Первый переводчик романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» на русский язык Дмитрий Костыгин и его многолетний партнер Август Мейер стали знамениты во время корпоративной войны в сети гипермаркетов «Лента», в которой они в качестве акционеров сначала воевали против основателя Олега Жеребцова, затем – против купившего долю Жеребцова консорциума инвестфондов TPG и VTB Capital. После долгого противостояния партнеры в 2011 году продали свои акции инвестфондам за $1,1 млрд.

Имея в акционерах Никитина, Васинкевича, Костыгина и Мейера, «Юлмарт» стал одним из крупнейших интернет-ритейлеров России и в 2016 году был оценен русским Forbes в $1,1 млрд. Компания заявила о возможном IPO в 2016 году. Однако планам не суждено было сбыться: оказалось, акционеры компании все больше расходятся во взглядах на ее будущее. Васинкевич, который к 2016 году довел свою долю в компании до 38,5%, купив долю основателя «Юлмарта» Алексея Никитина, оказался втянут в конфликт с другими владельцами – Мейером и Костыгиным, которые в совокупности контролировали порядка 61,5% компании.

«Причиной конфликта стало то, что в конце 2015 года я и Дмитрий Костыгин разошлись во взглядах на дальнейшее развитие компании на фоне роста убытков «Юлмарта», – рассказывает Васинкевич. – Дмитрий настаивал на продолжении той стратегии, которая была ранее, – на форсированном росте для сохранения рыночной доли путем вложения в инфраструктуру и новые продукты, в основном за счет кредитов. Я – на оптимизации бизнеса в текущем виде и выходе на безубыточность».

Костыгин ранее утверждал, что началом конфликта стал отказ Васинкевича вложить в капитал компании $30 млн – по $10 млн от каждого из основных акционеров. После этого он предложил сам инвестировать за Васинкевича под залог акций, но ответа якобы не дождался. Как бы то ни было, в начале 2016 года началась подготовка к полноценной корпоративной войне.

«Весной 2016 года я обратился в инвестиционное подразделение «Альфа-Групп» – А1, – рассказывает Васинкевич. – Мне не хватало собственной квалификации в сложных корпоративных ситуациях, поэтому сотрудничество с А1, которая специализируется на урегулировании сложных корпоративных ситуаций и отстаивании законных прав миноритариев, стало лучшим решением. Конечная цель моего сотрудничества с А1 – это разрешение корпоративного конфликта, инициатором которого был не я».
 

Место действия
«Юлмарт» – российский онлайн-ритейлер, торгующий техникой, электроникой и товарами повсе-дневного спроса. Был создан на основе Ultra Electronics в 2008 году, когда программную платформу и оборудование сети магазинов компании выкупил Алексей Никитин. По данным Data Insgiht, в 2015 году «Юлмарт» стал крупнейшим по обороту онлайн-ритейлером. По итогам первого полугодия 2016 года уступил первое место интернет-магазину Wildberries. В 2016 году в компании начался конфликт акционеров: Дмитрия Костыгина и Августа Мейера, с одной стороны (61,5%), и Михаила Васинкевича (38,5%) – с другой. Против компании были поданы несколько исков о банкротстве. Васинкевич утверждает, что это делается в интересах Костыгина, который через банкротство хочет полностью перехватить управление компанией. О планах на IPO, о которых сообщалось в 2015 году, временно пришлось забыть.
Действующие лица
Михаил Васинкевич – владеет 38,5% акций «Юлмарта» через компанию Donna Union Foundation. В качестве партнера и инвестора в 2010 году пригласил в компанию Дмитрия Костыгина. В 2015 году выкупил долю Алексея Никитина. После начала конфликта в «Юлмарте» обратился за помощью к инвесткомпании А1, специализирующейся на сложных корпоративных ситуациях.
Дмитрий Костыгин – владеет 31,6% акций в «Юлмарте» через Koshigi. Его давний партнер американец Август Мейер владеет 29,9% акций «Юлмарта» через Svoboda Corporation. Суммарно партнеры владеют порядка 61,5% акций компании. Костыгин и Мейер стали известны из-за скандальной корпоративной войны в ритейлере «Лента», где они также были совладельцами.
Олег Морозов – петербургский бизнесмен, которому Дмитрий Костыгин весной 2016 года переуступил долг по займу, который сам же предоставил компании «Юлмарт». 15 ноября 2016 года подал иск о банкротстве НАО «Юлмарт». Договор цессии между Костыгиным и Морозовым пытался оспорить Сбербанк, однако суд встал на сторону Морозова. Рассмотрение его иска назначено на 6 апреля. Васинкевич утверждает, что Морозов – давний знакомый и партнер Костыгина и действует в его интересах. Костыгин утверждает, что Морозов действует в собственных интересах.
ООО «Балтийская электронная площадка» (БЭП) – петербургская компания, которая выкупила у Дмитрия Костыгина долг, связанный с кредитным соглашением «Юлмарта» и Газпромбанка, поручителями по которому выступили Васинкевич, Костыгин и компании группы «Юлмарт». Когда Газпромбанк потребовал погашения долга, средства были списаны со счета Костыгина. По иску Костыгина суд арестовал имущество Васинкевича. БЭП, в свою очередь, подала иск о банкротстве компаний ООО «Юлмарт-РСК», ООО «Юлмарт-ПЗК» и ООО «Юлмарт Девелопмент». Васинкевич утверждает, что БЭП, как и в случае с Морозовым, действует в интересах Костыгина, который предположительно ведет компанию к контролируемому банкротству.

Любители орхидей ведут к банкротству

В сентябре СМИ сообщили, что Васинкевич подал иск в Лондонский арбитражный суд с требованием обязать Костыгина и Мейера выкупить его пакет по «справедливой цене». Сообщения эти были противоречивы, а сам Васинкевич комментировать эту информацию «Профилю» отказался.

Упоминания о готовности выкупить пакет Васинкевича по «справедливой рыночной цене» приписывались и Костыгину, однако сумм не называлось. Не назвал предполагаемую цену Костыгин и в разговоре с «Профилем». «Мы даже в какой-то момент в Лондоне предложили выкуп по «справедливой рыночной цене», с привлечением судебных экспертов и так далее, – сказал он. – Оппоненты отказались, хотя это и является их основным требованием».

Затем петербургский суд арестовал имущество Васинкевича по иску Костыгина. «В сентябре 2016 года менеджмент НАО «Юлмарт», контролируемый Костыгиным, допустил технический дефолт по кредиту Газпромбанка, не выплачивая очередной транш при наличии на счетах необходимых денежных средств, – вспоминает Васинкевич. – За несколько дней до даты погашения кредита Газпромбанка во время совета директоров поднимался вопрос о наличии необходимых средств для погашения кредита и финансовый директор НАО «Юлмарт» Галина Нестерова заявляла, что средств для этого у компании достаточно. После искусственного дефолта Костыгин выкупил требования по кредиту Газпромбанка в размере 555 млн руб., по которому имеется мое личное поручительство, а также поручительства российских компаний НАО «Юлмарт» – ООО «Юлмарт-РСК», ООО «Юлмарт-ПЗК» и ООО «Юлмарт Девелопмент», и сразу, не предъявляя требований ни к должнику, ни к какой-либо компании из группы «Юлмарт», предъявил личный иск ко мне и в качестве обеспечительной меры арестовал мое имущество».

После предъявления личного иска и ареста имущества, продолжает Васинкевич, Костыгин переуступил часть купленного у Газпромбанка долга в размере 150 млн руб. ООО «Балтийская электронная площадка» (БЭП), которое, в свою очередь, подало иски к ООО «Юлмарт-РСК», ООО «Юлмарт-ПЗК» и ООО «Юлмарт Девелопмент». Сразу после этого началась юридическая война, в ходе которой, как предполагает Васинкевич, Костыгин через ряд знакомых бизнесменов добивается банкротства «Юлмарта» в суде, чтобы перехватить контроль над компанией. Дело в том, что, по сообщениям СМИ, один из учредителей ООО «БЭП» – Алексей Васильев – хорошо знаком с Костыгиным.

«С Алексеем у нас общее хобби – фонд по защите диких орхидей», – отшутился в разговоре с «Профилем» Костыгин.

В ноябре 2016 года заявление о банкротстве НАО «Юлмарт» подал также петербургский предприниматель Олег Морозов. Как выяснилось, еще весной (то есть примерно в то же время, когда Васинкевич обратился за помощью к А1) Дмитрий Костыгин переуступил Морозову права на долг «Юлмарта» по займу, который сам же компании и предоставил. По словам Васинкевича, с Морозовым Костыгина связывают давние партнерские отношения, так что Морозов действует в интересах Костыгина. Костыгин подтвердил «Профилю», что с Морозовым они вместе когда-то развивали кондитерскую компанию «Любимый край».

Издание «Фонтанка» предположило, что иск от БЭП в случае банкротства «Юлмарта» позволит этой фирме назначить «своего» арбитражного управляющего. Костыгин не стал ни подтверждать, ни опровергать эту версию ни «Фонтанке», ни «Профилю».

«Институт арбитражного управления в России вполне развит, – сказал Костыгин. – Это профессиональное сообщество, действующее в интересах всех кредиторов. На мой взгляд, термин «свой управляющий» неуместен, так как всем кредиторам, включая ООО «БЭП», должно быть выгоднее сохранить бизнес в рабочем состоянии. В любом случае Группу компаний «Юлмарт» ежеквартально аудирует Deloitte, так что любые сомнения любого Фомы будут легко развеяны».

Фото: Shutterstock
Основную долю в структуре продаж «Юлмарта» составляют электроника и товары повседневного спросаФото: Shutterstock

Когда должник отказывает  Сбербанку

Адвокат АНО Экспертный центр «Консультант» Сергей Воронин пояснил «Профилю», что сделки по долгам действительно могут использоваться для получения преимуществ во время банкротства. «Такие сделки направлены исключительно на создание искусственной задолженности у должника перед иными связанными лицами. Как следствие, создается безосновательное доминирующее положение определенного кредитора или кредиторов в процедуре банкротства. Такие действия должника и связанного кредитора предоставляют возможность последнему получить определенное количество голосов в комитете кредиторов и определенный контроль, полномочия в процедуре банкротства. Подобные вещи являются полностью законными. По одному простому принципу – если это не запрещается напрямую законом, то это вполне легально».

Пока иски о банкротстве «Юлмарта» готовились подавать предполагаемые партнеры Костыгина, на стороне Васинкевича в совете директоров «Юлмарта» выступала А1, не позволяя Костыгину, по его собственным словам, проводить свои решения.

Васинкевич утверждает, что сам он в это же время пытался привлечь средства для «Юлмарта»: «В октябре и в ноябре – еще до подачи третьими сторонами исков о банкротстве – я встречался с различными банками и обсуждал возможность выдачи личного поручительства, в том числе со Сбербанком и «Уралсибом». В середине ноября на встрече с «Уралсибом» мы договорились, что я дам личное поручительство по кредиту. Оформление документов должно было состояться в течение двух недель. После поданных исков о банкротстве эти переговоры, по понятным причинам, перестали быть актуальными».

Тем временем право Морозова требовать долг с «Юлмарта» в середине декабря попытался оспорить Сбербанк. Суд наложил обеспечительные меры по иску Сбербанка, оспаривающего право цессии, полученное Морозовым от Костыгина. В январе суд все-таки разрешил Морозову банкротить «Юлмарт», сняв обеспечительные меры. Рассмотрение его иска переносилось уже несколько раз и сейчас назначено на апрель.

Кроме того, 2 декабря Сбербанк потребовал у «Юлмарта» досрочного погашения кредита на 1 млрд руб. Рассмотрение иска назначено на март. Костыгин в интервью утверждает, что переговоры со Сбербанком продолжаются в настоящий момент, но решить вопрос не позволяет позиция А1 и Васинкевича, которые пока не заявляли о готовности участвовать в погашении миллиардного долга.

Васинкевич, впрочем, рассказывает о другой стороне отношений Костыгина со Сбербанком. «Я встречался с представителями Сбербанка 16 ноября, – говорит он. – С их слов, 14 ноября на встрече с Костыгиным Сбербанк предложил выкупить долг Морозова и ООО «БЭП» и открыть новую факторинговую линию для «Юлмарта» примерно на 800 млн рублей, тем самым полностью оздоровить компанию. Костыгин не ответил на это предложение, и тут же, на следующий день, 15 ноября, Морозов подал иск о банкротстве «Юлмарта». С учетом того, что предположительно конечная цель Костыгина – привести компанию к контролируемому банкротству, предложение Сбербанка по оздоровлению компании в планы Костыгина не входило».

«Со стороны компании «Юлмарт» было допущено нарушение ковенанта кредитного договора, что и стало причиной требования погашения задолженности и обращения банка в суд. Однако параллельно с судебными процессами диалог с акционерами «Юлмарта» продолжается, достижение договоренностей возможно. Все стороны заинтересованы в сохранении бизнеса», – сообщили «Профилю» в пресс-службе Сбербанка.

Костыгин готовит «снаряды»

На сегодняшний день будущее «Юлмарта» туманно. О примирении акционеров до сих пор не сообщалось. В марте будет рассматриваться иск Сбербанка и БЭП, в апреле – иск Морозова.

Дмитрий Костыгин полагает, что «Юлмарту» хватит запаса прочности, чтобы выйти из нынешнего кризиса. «Скрытые резервы проявляются в основном в героических лицах сотрудников. Так что «и снаряды есть, и стрелять есть кому». Плохиши – но пасаран, – сказал он «Профилю». – Если кредиторы все же убедят суд в необходимости банкротства, моим вкладом в восстановление репутации «Юлмарта» могут стать, скорее всего, новые инвестиции».

Михаил Васинкевич возможности примирения не видит. «Для Donna (Donna Union Foundation, компания Васинкевича, которой принадлежат его акции «Юлмарта». – «Профиль») сосуществование в этой компании вместе с Костыгиным невозможно, – говорит он. – Возможны три варианта – продажа всей компании, продажа одной из сторон другой своих акций, покупка сторонним инвестором доли одного или другого».

Война в судах и совете директоров сопровождается атаками и намеками на возможность примирения в СМИ. Костыгин отмахивается от обвинений Васинкевича в стремлении привести «Юлмарт» к контролируемому банкротству и сетует на то, что тот ничего не делает для компании. «По всей видимости, имущественное положение нашего лжепартнера вынуждает его громко распространять конспиративные теории в надежде поживиться за счет бывших партнеров», – говорит Костыгин. Васинкевич отвечает, что полностью отрезан от руководства компанией еще с марта прошлого года и о положении дел в ней узнает исключительно из прессы.

Один из основателей Ultra Electronics, в недрах которой родилась концепция «Юлмарта», а ныне партнер Ultima Consulting Алексей Галущенко полагает, что шансы на разрешение конфликта остаются. «Компромиссное решение всецело в интересах обеих сторон, – сказал он. – Стороны это понимают, так что рациональная основа для конструктива есть. А смогут ли они договориться в реальности, чего им всячески желаю, – это уже из области практической психологии. Акционерный конфликт в «Юлмарте» – следствие глубоких различий между стратегиями развития компании, исповедуемыми сторонами, – консервативный, органический, безубыточный рост и агрессивное развитие бизнеса вливанием значительных инвестиций. Очень разные риски и, соответственно, драматически различная стоимость приза. Или потерь. В нынешних условиях я бы выбрал консервативный вариант. Однако в жизни выбор определяется личными склонностями, а не логикой, и объемом свободных средств. Вскрытие покажет, кто был прав».

КОНТЕКСТ

24.04.2017

Россия не продается

Отечественному ритейлу придется иметь дело с экономными и равнодушными к моде клиентами

01.03.2017

Сокращение в порядке вещей

Российские супермаркеты избавляются от торговых площадей, но в этом явлении нет ничего драматичного

13.02.2017

Такой ритейл нам не нужен

Депутаты Госдумы от фракции ЛДПР предложили запретить скидки на алкоголь и остановить разрушение России

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ