06.03.2017 | Иван Дмитриенко

Путин турок не простил

Несмотря на формальное примирение, многие санкции РФ против Турции до сих пор не сняты. На скорое решение этого вопроса турецкий бизнес уже не надеется

Фото: Shutterstock

Турция мечтает об отмене российских санкций, которые нанесли ощутимый удар экономике страны. Однако Россия не торопится их снимать, ведь чиновники считают, что антитурецкое эмбарго выгодно российской сельскохозяйственной отрасли. При этом турецкие эксперты уверены, что процесс восстановления отношений между странами зависит от настроения Владимира Путина, который так и не простил туркам «удара в спину».

Турецкие ВВС 24 ноября 2015 года сбили в сирийском небе бомбардировщик Су‑24. 27 июня 2016‑го президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения за трагический инцидент, а президент России Владимир Путин их принял. Формально политический кризис завершен. Но за короткий срок (216 дней) он успел нанести мощный удар по экономике: по данным Центра международной торговли Москвы (ЦМТ), в первом полугодии 2016 года российско-турецкий товарооборот упал на 59% в годовом выражении. Как показали события следующих месяцев, восстановить деловые связи и совместные проекты с той же скоростью не получается. И главная причина этого даже не интересы российских чиновников и лоббистов, а настроения самого Путина: как считают турецкие собеседники «Профиля», он так и не простил «удара в спину», что сдерживает двусторонние отношения по всем фронтам.

Чартер уходит в небо

Первой «мерой экономического характера», введенной в РФ против Турции, стал запрет на чартерные авиаперевозки и «рекомендация» туроператорам воздержаться от продаж на турецком направлении. С туризма же началось снятие санкций после примирения. 29 июня 2016 года о скорой ликвидации ограничений для отдыхающих заявил Путин, а вице-премьер Аркадий Дворкович пообещал отменить запрет на чартеры на уровне правительства «в самые ближайшие дни». Туроператоры это приветствовали: у многих оставались незадействованные полетные мощности, которые было бы очень кстати «загрузить» Турцией на остаток летнего сезона (см. «На радость туркам» в «Профиле» № 24 от 4 июля 2016 г.).

Но обещанного пришлось дожидаться неделями. В какой-то момент дошло до курьеза: 7 июля ANEX Tour снарядил первый чартер в Турцию из санкт-петербургского аэропорта «Пулково» – самолет пришлось разворачивать чуть ли не на взлетной полосе. И хотя предлагать туры на турецкий берег операторы уже могли, полеты регулярными рейсами выходили на 20–30% дороже и не вызвали интереса у публики.

Чартерные полеты власти разрешили только в начале сентября. Как предполагали СМИ, заминка вышла не случайно: в отсутствие бюджетного зарубежья (Турции и Египта) черноморские курорты летом получили рост турпотока на 10–25%. В «бархатный» сезон туроператоры работали по Турции в усеченном режиме (в день отправлялось порядка 10 чартеров), хотя турецкая сторона проявляла максимум гостеприимства, субсидируя авиаперевозки и предоставляя скидки на размещение в отелях по программам господдержки. Министр экономики Турции Нихат Зейбекчи даже пообещал обеспечить россиянам возможность расплачиваться рублями. Месяц назад Сбербанк и турецкий Denizbank анонсировали внедрение системы рублевой оплаты для туристов.

Впрочем, остается еще и фактор безопасности, о котором российские власти настойчиво напоминают согражданам, хотя в последние месяцы в Турции стало спокойнее. «Каждый человек, который отправляется в Турцию, должен серьезно подумать, прежде чем это делать, потому что теракты происходят почти каждый день», – заявил в декабре замглавы МИД РФ Олег Сыромолотов.

«Туризм – единственное направление, где российские санкции в целом сняты. Но узнать, насколько вырастет поток туристов, восстановится ли он до «мирного» уровня, мы сможем только во время летнего сезона», – говорит в беседе с «Профилем» турецкий обозреватель, ведущий аналитической передачи о российско-турецких отношениях «Иной взгляд на мир» на телеканале Tele 1 Хакан Аксай.

Фото: Shutterstock
К концу 2016 года российские туристы вернулись в Турцию – пока это единственный реальный итог примирения президентовФото: Shutterstock

«Помидорные» санкции

Не менее резонансной статьей санкций стало ограничение продуктового импорта из Турции: по данным ЦМТ, в первом квартале 2016‑го он сократился до $128 млн с $466 млн годом ранее. На фоне новостей об извинениях Эрдогана эксперты посчитали, что за отменой продэмбарго дело не станет. Так, в Национальном союзе производителей овощей предположили, что на возобновление поставок уйдет месяц-полтора. Но уже 30 июня премьер-министр Дмитрий Медведев предложил правительству отменять ограничения «поэтапно», «тщательно прорабатывая» вопрос. А спустя неделю добавил: «Решений никаких не приняли. Мы будем обсуждать с турецкими партнерами, чего и как. Но это не значит, что немедленно побежали и все открыли».

Горячим сторонником такой позиции выступило Министерство сельского хозяйства РФ. 16 июля его глава Александр Ткачев заявил, что вопрос о снятии эмбарго не стоит на повестке дня: «Мы прекрасно понимаем, насколько это для нас опасно. Открытие турецкого рынка больно ударит. Мы не будем торопиться с этим решением». Со своей стороны, импорт сдерживал подчиняющийся Минсельхозу Россельхознадзор, который с некоторых пор особо тщательно проверяет поставки из Турции (весной из-за санитарных претензий ведомство запретило ввоз в Россию турецких кабачков, баклажанов, перцев, тыкв, гранатов и салата, де-факто расширив эмбарго). В августе в Россельхознадзоре заявили, что ожидают от Турции «принципиально иного подхода к обеспечению фитосанитарного благополучия», поэтому об отмене продуктовых санкций и говорить нечего.

Первое послабление случилось 9 октября: Москва сняла запрет на ввоз цитрусовых и косточковых фруктов (апельсины, мандарины, абрикосы, персики, сливы). Как объяснил Путин, сделали это потому, что в России они не растут. Но список запрещенных товаров этим сократился незначительно: в нем по-прежнему фигурируют виноград, яблоки, груши, клубника, помидоры, лук, цветная капуста, брокколи, огурцы, куры, индейка, соль, гвоздики.

Главный камень преткновения – помидоры: если доля Турции на российских прилавках по всему спектру санкционных продуктов составляла 16%, то в поставках помидоров она достигала 65% (данные ЦМТ). Здесь же были достигнуты основные успехи импортозамещения: если в целом в январе–июле 2016 года тепличных овощей в России собрали на 20% больше, чем годом ранее, то помидоров – больше на 55% (данные Минсельхоза РФ). В ноябре Минсельхоз предложил правительству продлить «помидорные» санкции против Турции еще на два-три года.

Ропот нарастает

Судьба остальных экономических санкций сложилась по-разному. Среди них были и декларативные меры – например, заморозка деятельности смешанной межправительственной российско-турецкой комиссии и переговоров по программе торгово‑экономического, научно-технического и культурного сотрудничества на 2016–2019 годы. В конце июля Алексей Улюкаев, тогдашний глава Минэкономразвития РФ, сообщил, что принято решение восстановить эти проекты.

«Реальные» же санкции, в частности запрет на деятельность в РФ турецких юрлиц в сферах проектирования, строительства, госзаказа, деревообработки, в гостиничном и туристическом бизнесе (за исключением 53 компаний), по-прежнему в силе. Кроме того, российские власти с трудом отказываются от «неформальных» санкций. Так, в разгар кризиса даже у товаров, не включенных в стоп-лист, возникли проблемы на таможне: как признавались турецкие бизнесмены, вместо выборочных проверок пограничники перешли на режим «100% досмотра», отслеживая в документах «каждую запятую» в поисках ошибок (см. «Когда ханы дерутся» в «Профиле» № 14 от 18 апреля 2016 г.). Не случайно в январе–июне импорт в РФ турецкой одежды сократился на 48% в годовом выражении, обуви – на 68%, кожи и комплектующих – на 46% (данные Turkstat и ЦНТ).

Как рассказал «Профилю» владелец группы компаний AGS, экс-глава Российско-турецкого союза предпринимателей Али Галип Савашир, через «100% досмотр» приходится проходить и сейчас, хотя процесс несколько облегчился. Не менее серьезная проблема, по словам Савашира, – отказ российских компаний от сотрудничества с турками, повсеместно наблюдавшийся на волне кризиса. Это создало проблемы и его компании, говорит бизнесмен: «Партнеры сомневались, брать ли наш товар: с одной стороны, страх сделать что-то не так, с другой – нежелание остаться без поставок для своего производства. Мы же в трудные месяцы продолжали привозить свою продукцию, что давалось с трудом. И в итоге убедили контрагентов в своей пунктуальности. Постепенно те, кто отказался от нас, возвращаются, хотя и медленно».

Но подобных жестов доброй воли туркам уже недостаточно: чем дальше, тем настойчивее их призывы покончить с запретами без каких-либо оговорок. В июле снять эмбарго просил министр экономики Зейбекчи. В ноябре к просьбам подключился глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу. «Необходимо снять секторальные ограничения для компаний и предпринимателей, чтобы турецко-российское сотрудничество шло к новым горизонтам», – заявил он. В декабре визит в Россию нанес премьер-министр Бинали Йылдырым. «Мы должны повысить уровень отношений до состояния 2 ноября 2015 года и выше. Мы достигли товарооборота в $36 млрд. Стомиллиардный товарооборот является реализуемой целью. Верю, что мы можем осуществить это. В связи с этим необходимо сделать некоторые шаги в плане прекращения ограничений», – сообщил он. Ожидалось, что об этих шагах объявят по итогам переговоров Йылдырыма с Медведевым, но встреча премьеров прошла без новостей.

Нотки разочарования можно уловить и в публикациях турецких СМИ. «Россия будет продолжать использовать этот кризис против Турции. Она сделает его предметом торга, чтобы покупать товары по более подходящей цене», – предположила в июле газета Du¨nya. «Несмотря на извинения, которые принесла Турция, Москва действует крайне осторожно, не демонстрирует особенного желания», – констатировал портал Odatv.com в октябре. «Турция пытается быстро восстановить отношения, российская же сторона всячески растягивает процесс во времени», – писала газета Habertu¨rk в декабре.

«Эта тема присутствует в публичном пространстве Турции, – отмечает Хакан Аксай. – На уровне политиков она обсуждается реже, поскольку их заботы сейчас связаны с референдумом об изменении Конституции, назначенным на 16 апреля. Но бизнесмены недовольны тем, что помирились с Россией вроде бы давно, а толку от этого мало. Они понимают, что чем дольше продолжается режим санкций, тем сложнее будет отвоевать нишу на российском рынке. Крупные проекты в строительстве и торговле заморожены, наработанные бизнес-связи под угрозой. Иными словами, полноценное сотрудничество не восстановилось. Разрушить легко, воссоздать – сложно».

Как утверждает Аксай, Россия проявила инициативу только там, где ей было выгодно, а именно: в разморозке проекта газопровода «Турецкий поток» (в начале декабря страны подписали соответствующее межправительственное соглашение, причем Анкара ратифицировала его раньше Москвы). По словам эксперта, перед этим медлительность РФ в снятии санкций частично объяснялась желанием оказать давление на турок в вопросе с газопроводом.

Визовый заслон

К экономическим санкциям добавляются «гуманитарные» – отмена безвизового режима въезда в Россию для турок и запрет на их прием на работу. Обе меры действуют с 1 января 2016 года по сегодняшний день без изъятий. Хотя попытки добиться послаблений со стороны Турции были: в октябре о переговорах по визовому вопросу рассказывал Нихат Зейбекчи. Впрочем, тогда же Алексей Улюкаев заметил, что отменять визы рано из соображений безопасности. «Мы не хотели бы экспорта рисков на нашу территорию», – пояснил он. А в декабре, после убийства в Анкаре посла России Андрея Карлова, по данным «Известий», Москва вовсе заморозила подобные переговоры.

«В Турции надеются, что визы будут отменены в течение 2017 года. Но когда и на каком основании это должно произойти, никто не понимает, – говорит Хакан Аксай. – Кстати, проблемы с въездом турок в Россию этим не исчерпываются. В разгар кризиса была распространена практика задержки их в аэропортах, долгих допросов и т. д. Некоторых могли развернуть обратно, даже если все документы были в порядке. Так продолжалось еще много месяцев после извинений Эрдогана. В последнее время стало получше, хотя еще далеко от идеала». «Визовый режим – самая тяжелая часть санкций для турецкой диаспоры в России, – подтверждает Али Галип Савашир. – Предприниматели не могут спокойно приехать в Россию, чтобы провести переговоры, создать компанию, управлять ею. Те, кто не смог продлить визу, возвращаются в Турцию».

Всего за полтора месяца после крушения Су‑24 число российских турок, состоящих на учете в ФМС РФ, сократилось с 86,8 тыс. до 77 тыс. человек. Несмотря на расшаркивания политиков, обратно они не возвращаются и уже вряд ли вернутся, утверждают собеседники «Профиля». Хотя во многих случаях речь шла об «обрусевших» турках, проживших здесь более 10 лет, построивших карьеру и даже создавших семьи.

Не забудем, не простим

«Самолетный» кризис, в том числе его постиюньская «мирная» фаза, продемонстрировал беспомощность бизнес-сообщества в отстаивании своих интересов. «Многочисленные российско-турецкие объединения тихо жалуются, кивают друг на друга, но никто ничего не предпринимает: боятся. И хотя 9–10 марта параллельно с переговорами президентов Путина и Эрдогана в Москве пройдет российско-турецкий форум общественности (РТФО), бизнес и дальше будет оставаться в тени политических процессов», – считает Аксай.

Это предположение «Профилю» подтвердили в Российско-турецком деловом совете при Торгово‑промышленной палате РФ. «Не нужно питать больших надежд, у президентов будет рабочая встреча без решения глобальных вопросов. Прорыва в вопросе санкций ждать не стоит. Как показывает жизнь, такие ситуации разрешаются постепенно», – сообщил представитель совета.

По мнению Аксая, о том, что переговоры 9–10 марта не принесут заметного облегчения турецкому бизнесу, говорит весь последний ход событий: «Выглядит так, что не пускать турок в Россию – осознанная политика. И тут дело не в локальных задачах министерств, а в том, как на ситуацию смотрит Путин. А он, кажется, до конца не забыл ни атаку на Су‑24, ни убийство посла Карлова. Обида остается, из-за чего пробуксовывают различные аспекты российско-турецкого сотрудничества. Был бы четкий сигнал от Путина – давно бы сняли санкции».

«В этих условиях экономические вопросы в повестке саммита, скорее всего, отодвигаются на задний план, – продолжает эксперт. – Первостепенное место будет занимать сирийское урегулирование. Ведь это, по сути, единственное, что сейчас связывает Россию и Турцию. И дальнейшие подвижки по санкциям будут зависеть от развития ситуации в Сирии. Не дай Бог произойдет какой-нибудь инцидент, даже случайный, и санкции не только не будут сняты, но и усилятся. Это опасная ситуация, поскольку войска РФ и Турции и поддерживаемые ими сирийские силы располагаются близко друг к другу, что потенциально может привести к конфликтам. Ведь у Анкары тоже накопились претензии к Москве. Бомбардировка 9 февраля в районе Эль-Баба, где были убиты несколько турок, – действительно ошибка российского самолета или предупреждение? В турецких СМИ встречаются разные версии. Вспоминают они и об убийстве трех турок 24 ноября 2016 года, в годовщину крушения Су‑24. Что это было – некий знак от Москвы?

Фактически охлаждение российско-турецких отношений началось не 24 ноября 2015 года, а гораздо раньше. Они были почти идеальными с декабря 2004 года, когда Путин нанес свой первый визит в Турцию, до 2011‑го, когда проявились первые разногласия по сирийскому вопросу. Дальше начались проблемы, градус которых то нарастал, то снижался. Летом 2016 года идиллия не вернулась. И вряд ли вернется 10 марта 2017‑го».

По мнению Аксая, выход из этой ситуации только один – наращивать сотрудничество в других сферах, кроме военно-политической, развивая торговые, социальные и культурные контакты: «Если два народа объединяет множество связей, то разногласия преодолеваются легче».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

11.08.2017

Напуганные отдыхом

Российские власти признали турецкие курорты опасными для здоровья

16.06.2017

Американо-турецкие горки

В США выписали ордеры на арест охранников Эрдогана, устроивших драку в Вашингтоне

23.05.2017

Возвращение блудного туриста

Турция рассчитывает, что число отдыхающих из России в этом году возрастет

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ