logo
24.02.2017 |

Торговая война без победителя

ВТО обязала Россию пропускать европейскую свинину, но у Москвы в запасе остались контрсанкции

Фото: shutterstock

Всемирная торговая организация отклонила апелляцию Москвы на свое прошлогоднее решение. Тогда российский запрет на ввоз европейской свинины из-за эпидемии африканской чумы свиней всего в двух странах был признан противоречащим правилам ВТО. Теперь это подтвердил апелляционный орган. Россия отчасти удовлетворена его решением, ведь оно позволяет ей пересмотреть в свою пользу отношения с партнерами по ВТО. К тому же, даже полное снятие запрета на ввоз европейской свинины мало что изменит, ведь Москва уже третий год сохраняет эмбарго на импорт европейского продовольствия.

В январе 2014 года Россия (в лице Россельхознадзора) полностью запретила ввоз на свою территорию свинины из стран Прибалтики и Польши. Причиной тому послужили вспышки африканской чумы свиней (АЧС) в этих странах. Вскоре ограничение распространилось на весь Евросоюз (объем поставок на тот момент составлял 1,4 миллиарда евро в год). Причем ввозить запрещалось не только живых свиней и их сырое мясо, но и термически обработанные мясные изделия, которые не могут переносить вирус.

После двух месяцев консультаций власти ЕС обратились в ВТО. По правилам организации, сторонам дали 60 дней на то, чтобы договориться во внесудебном порядке. Когда сделать это не удалось, дело отправилось в суд. Рассмотрение дела длилось два года, и в августе прошлого года третейская группа удовлетворила иск, признав запрет незаконным. Арбитры постановили, что Россельхознадзор нарушил соглашение о санитарных и фитосанитарных мерах, которое страны-члены ВТО подписывают при вступлении в организацию.

В нем говорится, что меры санитарного и фитосанитарного характера должны приниматься только из соображений заботы о здоровье человека и животных. Они не могут служить дополнительным нетарифным барьером в торговых отношениях между странами или дискриминировать какое-либо государство. Все вводимые ограничения должны быть основаны на международных стандартах (когда они применимы) и научно обоснованных рекомендациях.

В истории бывали случаи, когда отдельные страны или даже группы стран вводили ограничения на ввоз определенной продукции. Одним из самых масштабных был запрет на ввоз говядины из Великобритании в 2007 году, когда в королевстве была отмечена вспышка ящура (коровьего бешенства). Тогда поставки британского мяса приостановил весь Евросоюз, к которому присоединилась и Россия. Брюссель снял ограничения спустя несколько месяцев, Россельхознадзор — только через два года.

Запрет прибалтийской и польской свинины обернулся многомиллионными убытками производителей. Россия всегда была для них одним из приоритетных рынков, к тому же, с традиционно низкой конкуренцией. Больше всех пострадали литовские бизнесмены. Они экстренно начали искать новых покупателей, в качестве которых рассматривали даже Китай, Японию и США.

«Разве что продавать литовские мясные изделия нашим польским и русским эмигрантам в Америке, которые любят наши колбасы, сосиски и мясные консервы», — сетовал президент Ассоциации мясоперерабатывающей промышленности Литвы Эугениюс Мацкявичус. Но из-за высоких потенциальных транспортных расходов решено было все же обратиться в ВТО. В этом предпринимателей поддержала Еврокомиссия, и в итоге жалоба была подана от имени Евросоюза. Последний готов был согласиться на ограничения, но только при условии, что они коснутся лишь пораженных территорий — Прибалтики и Польши, а не всех стран-членов разом. Литовские власти при этом утверждали, что российский запрет — очередная попытка политического давления со стороны Москвы. Вильнюс в то время председательствовал в ЕС и активно выступал за введение антироссийских санкций.

В России соглашались, что не считают опасным мясо из стран, отдаленных от очага заражения, но ссылались на отсутствие внутренних границ в ЕС. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт призвал руководство Евросоюза провести регионализацию и отделить потенциально опасные районы от безопасных. «Я был бы готов пойти навстречу Италии, Франции и другим странам, но нужно работать. Чтобы это сделать, надо иметь понимание того, что ЕС все правильно оценивает, хотя сейчас у них самих этого понимания нет. Европейские коллеги прикладывают минимальные усилия», — говорил он.

В итоге третейская группа ВТО встала на сторону истцов. Она постановила, что реакция Москвы на вспышку АЧС была неадекватной. Россельхознадзор неверно оценил риски для жизни и здоровья людей, ведь известно, что африканская чума свиней смертельно опасна для животных, но безвредна для человека. Брюссель приветствовал такое решение, а Еврокомиссия заявила, что оно должно стать «серьезным сигналом России и всем членам ВТО в части их обязательств по соблюдению международных стандартов».

Однако это не означало моментального снятия запрета. Сергей Данкверт прямо говорил о том, что постарается оттянуть вступление судейского решения в силу. «Дальше будут процедурные вещи — апелляции. Года два мы позанимаемся. Пара лет пройдет, мы отменим запрет. Через два дня введем, потому что очередной случай АЧС будет. У них каждую неделю случаи АЧС и на домашних свиньях в Польше. Они это скрывают. ЕС поймет, что напрасно не принял жестких мер в отношении АЧС. Это будет скоро», — заявлял руководитель Россельхознадзора.

Апелляция последовала через месяц. В ней говорилось, что Россия «в целом не согласна с решением третейской группы». «Менее чем за два года в странах Балтии и Польше зарегистрировано около двух с половиной тысяч случаев инфекции африканской чумы свиней, при этом эпизоотическая ситуация продолжает усугубляться. Это свидетельствует о неэффективности мер, принимаемых компетентными службами ЕС для ликвидации очагов и обеспечения надлежащей защиты», — говорилось в сообщении Минэкономразвития, которое и опротестовало первое решение ВТО. Само то, что судьи связали запрет «с ограничительной мерой России, а не с неспособностью ЕС поставлять безопасную продукцию», в министерстве назвали нелогичным.

Апелляционный орган ВТО отклонил эти доводы и согласился с третейской группой. Российский запрет снова назвали «незаконным в соответствии с международными правилами торговли». Судьи признали, что каждая страна-член ВТО действительно вправе определять собственные уровни санитарной охраны и ограничивать импорт, но делать так можно только до тех пор, пока «это позволяет эффективно реагировать на реальные санитарные риски». И такие решения, подчеркивается в коммюнике, не должны распространяться на продукты, которые поступают из незараженных районов.

В Москве уже отреагировали на решение. В Минэкономразвития заявили, что оно не приведет к ослаблению защиты от АЧС при импорте свинины в Россию. Сам по себе запрет на ее ввоз из Евросоюза тоже сохранится. В ведомстве отметили, что решение апелляционного органа носит неоднозначный характер. С одной стороны, основной вывод судей расходится с позицией России и не устраивает ее. С другой, из него следует, что ранее согласованные Москвой и ЕС сопроводительные документы для поставок европейской свинины не соответствуют основному соглашению ВТО. А значит, исполнять их Россия не обязана, как и в целом соблюдать условия таких поставок, с которыми РФ соглашалась при вступлении в ВТО. «Их выработку придется начать заново. По сути, апелляционный орган принял более общее решение, заключающееся в том, что Российская Федерация не только может, но и обязана в одностороннем порядке вносить изменения в двусторонние ветеринарные сертификаты, ранее согласованные и с другими членами ВТО», — говорится в сообщении Минэкономразвития.

Такое решение в ведомстве называют «весьма неожиданным и очевидно позитивным сигналом». Он подтверждает приоритет базовых обязательств в рамках соглашения ВТО о санитарных и фитосанитарных мерах (в нарушении которого Россию уличила третейская группа) над «специфическими обязательствами» в протоколе о присоединении Москвы к ВТО. «Этот вывод соответствует ожиданиям многих недавно присоединившихся к ВТО стран, которые были вынуждены взять дополнительные, отличные от стандартных обязательства, известные как обязательства «ВТО-Плюс»», — резюмирует министерство.

«Такая возможность [пересмотреть соглашения о поставках с ЕС в рамках ВТО] действительно есть. Инструментарий ВТО очень гибкий. Он подразумевает очень много разных возможностей, в том числе и ответных мер на решения ВТО или отдельных членов ВТО. Просто все зависит от того, какие меры российское правительство будет пересматривать, — отметила в разговоре с «Профилем» доцент кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей МГИМО Татьяна Исаченко. — Все регулирование в рамках ВТО и вообще, все меры, которые обусловлены санитарно-ветеринарными нормами или техническим регулированием, оспорить достаточно трудно. Все, что касается здоровья и жизни населения, — это своего рода священная корова. И оспорить это трудно. Всегда можно сказать: "А вот мы нашли чуму. Вот вы не нашли? А мы нашли". Даже если отдельные страны или ЕС в целом не согласны с нашими нормами, мы можем ответить своим несогласием уже на это несогласие».

Между тем, нынешнее решение апелляционного органа ВТО практически не отразится на общей ситуации с поставками европейской свинины в Россию. Дело в том, что через несколько месяцев после запрета на мясо из-за АЧС Москва ввела знаменитые контрсанкции — эмбарго на импорт продовольствия из стран, которые до того присоединились к антироссийским ограничениям. Под него попадает и свинина. Эмбарго несколько раз продлевалось, в последний раз — до конца 2017 года. Таким образом, даже если Россия согласится полностью подчиниться ВТО и снять запрет на ввоз свинины, она все равно не дойдет до отечественных прилавков из-за контрсанкций.

«Но тут понимаете, какое дело. Контрсанкции по природе своей более гибкие. Они были введены в ответ на санкции, и у нас почему-то бытует мнение, что сами санкции в скором времени могут отменить. Мне кажется, этого ждать не стоит. Но, поскольку в нашем руководстве считают, что они в какой-то видимой перспективе будут отменены, то и контрсанкции тогда тоже придется отменять. В этом смысле запрет в рамках ВТО по санитарным соображениям можно назвать более надежным. Он не зависит от политической конъюнктуры», — говорит Татьяна Исаченко.

Спор вокруг свинины — не первый, который Москва ведет с ВТО. В прошлом году та же третейская группа признала завышенными российские пошлины на европейские бумагу, пальмовое масло и холодильники. Арбитры установили, что тарифы на эти товары были установлены в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и нарушают обязательства России при вступлении в ВТО. Минэкономразвития тогда признало факт нарушений, но утверждало, что они носят технический характер и согласилось оперативно их устранить.

В конце января нынешнего года арбитраж ВТО признал незаконными некоторые антидемпинговые пошлины на легкие коммерческие автомобили из Италии и Германии. Все они были введены в 2013 году Евразийской экономической комиссией для членов Таможенного союза (на смену которому два года спустя пришел ЕАЭС). По мнению судей, Россия не смогла доказать, что импортеры применяли демпинг, а значит, дополнительные пошлины были необоснованными. 20 февраля РФ обжаловала это решение. Ответ апелляционного органа ВТО доложен последовать в течение 60 дней.

Помимо ЕС, похожие претензии Москве предъявляют и другие страны. Еще в прошлом году президент Белоруссии Александр Лукашенко жаловался, что товары из его страны встречают сопротивление российских регулирующих органов и не могут конкурировать с местными аналогами. «Это никуда не годится. Мы гордимся тем, что товарооборот снизился, но в натуральном выражении мы прибавили. То есть мы начали поставлять в Россию большие объемы, но по ценам наполовину ниже. Какая доходность Беларуси от этого? Практически никакой», — говорил Лукашенко на фоне «войны» между двумя странами за цены на энергоресурсы.

В начале февраля он и вовсе потребовал от МВД возбудить уголовное дело против Сергея Данкверта, который незадолго до этого назвал белорусских поставщиков недобросовестными. «Что касается продуктов питания… Нам надо изучить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту за нанесение ущерба государству. Когда он у вас побудет в следственном изоляторе, тогда будет отдавать себе отчет в том, что он творит. Я скажу главное: первое, все эти данкверты — люди заинтересованные, у каждого огромная латифундия, они сами являются производителями того или иного продукта», — возмущался Лукашенко. В Россельхознадзоре тогда никак не отреагировали на его слова.

Неделю спустя свои претензии предъявил Киев. Там потребовали снять ограничения на транзит украинских товаров через территорию России в Казахстан и Киргизию. Ограничения в этой сфере украинские власти назвали «торговой агрессией России» и нарушением прав и интересов украинских производителей и экспортеров. Восстановить справедливость Минэкономразвития Украины планирует с помощью ВТО, которую пока просят дать оценку сложившейся ситуации. В Кремле уже пообещали ответить на иск с использованием всех предусмотреннывх международным правом методов и способов.

КОНТЕКСТ

19.05.2018

Хватит «бомбить Воронеж»

Если говорить про престиж, то было бы куда лучше, если бы Россия не выглядела страной, чьи законодатели готовы стрелять себе в обе ноги

19.03.2018

Отголосок прекрасной эпохи

Евросоюз прирастет новыми членами, но хорошо от этого не будет ни ему, ни им

09.02.2018

Праздник на улице WADA

Спортивный арбитраж не допустил 45 российских атлетов до Олимпиады в Пхенчхане

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас