13.02.2017 | Александра Кошкина

Большие деньги маленьких кредитов

Рынок микрофинансирования растет, хотя число участников сокращается, а контроль становится все жестче

Фото: Александр Корольков/«Профиль»

Занять «до получки» у приятеля или соседа уже не модно – их место в жизни россиян все прочнее занимают микрофинансовые организации (МФО). Каковы масштабы этого процесса, пока точных данных нет, поскольку рынок еще формируется, и порой трудно четко провести границу между законопослушными бизнесменами и полуподпольными ростовщиками. Но успехи легальных участников рынка впечатляют – по данным Национальном бюро кредитных историй, за последние два года объем выданных МФО микрозаймов вырос более чем втрое.

Эксперты считают это вполне нормальным явлением. Людей привлекает в МФО простота и удобство займов, которыми не могут похвастать стандартные банки, а также рост доверия к ним благодаря активному вмешательству в эту сферу государства. По закону, МФО имеют право выдавать кредиты по упрощенной схеме (в пределах до 30–50 тыс. только по паспорту, например) на сумму до 1 млн рублей физлицам и до 3 млн на предпринимательские цели, при этом нижнего порога, как правило, нет – занять можно и 1 тыс. На бытовом уровне такие долги тем более популярны, что полностью снимают вопрос конфликта с близкими людьми и официально оформляются. Единственный неприятный момент – высокие процентные ставки по микрокредитам, начисляемые, как правило, ежедневно. И если заемщик не успевает вовремя вернуть долг, это нередко приводит к скандалам. Так, на прошлой неделе в Кировской области прокуратура вынесла представление одной из местных МФО, которая при продлении кредитного договора выставила клиенту 2379% годовых.

И кризис – не беда

Впрочем, несмотря на пугающие проценты, рынок микрофинансирования чувствует себя в последние годы неплохо даже по сравнению с банковской системой в целом. Так, по данным Центробанка, в третьем квартале 2016 года совокупный портфель микрозаймов составил 85,5 млрд рублей, что на 36,9% выше аналогичного периода 2015 года. При этом структура портфеля не менялась. На малый и средний бизнес приходится 24,1% микрозаймов, 75,9% – на потребительские кредиты физических лиц. Около трети потребительских займов – это так называемые займы «до зарплаты». Центробанк отмечает увеличение спроса на услуги МФО. Так, в III квартале 2016 года договоров микрозаймов было заключено на 74,2% больше, чем за аналогичный период предыдущего года (рост с 2,9 млн до 5 млн). И это при ежегодном сокращении количества МФО на рынке.

Аналогичную тенденцию отмечают и в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ). Если на начало 2015 года объем действующих займов составлял 34,6 млрд рублей, то на 1 января 2016 года – 69,2 млрд, а на 1 января 2017 года – уже 120,8 млрд рублей. «Популярность микрофинансовых займов растет, уже более 10 млн человек пользуются или пользовались ранее услугами МФО, – отметил директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. – Вместе с тем доля займов микрофинансовых институтов в общем портфеле необеспеченного кредитования (включая банковские необеспеченные кредиты) пока что относительно невелика – на уровне 2%».

Основная причина высокой динамики МФО, по мнению Волкова, заключается в их доступности и простоте оформления в сравнении с банковскими кредитами.

«Банки вот уже 2–3 года сокращают так называемый аппетит к риску и в целом оценивают заемщиков все более тщательно и осторожно, отдавая предпочтение тем, кто имеет «хорошую» кредитную историю, – говорит эксперт. – В свою очередь, МФО подходят к оценке заемщика более гибко. Это объясняется особенностями их бизнес-модели. Однако и в этом сегменте происходят изменения в части оценки кредитного риска заемщиков. Скажем, крупные микрофинансовые организации все активнее используют современные инструменты управления кредитными рисками (в том числе скорринг-бюро и Fraud Score НБКИ, использующие математические модели определения рисков), более тщательно оценивая заемщика. Результатом этого стало постепенное снижение в 2015–2016 годах уровня просроченной задолженности данного сегмента кредитования».

«На банки кризис влияет негативно, так как затруднения испытывают их клиенты – бизнес-структуры. Они становятся худшими плательщиками. Кроме того, Центробанк держит очень жесткие требования при выдаче кредитов, – согласен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Микрофинансирование, по большому счету, не очень зависит от экономической ситуации. Я работаю на этом рынке с 2002 года, за это время мы переживали и расцвет экономики, и кризис 2008 года, и какую-то корреляцию мы не заметили. Потребность в этих услугах несильно зависит от общего экономического фона. Хотя, конечно, платежеспособность людей стала ниже, но это в большей степени касается банков и потребительских кредитов, где суммы займов больше. Допустим, вы взяли в кредит несколько сотен тысяч рублей и должны платить по 30 тыс. в месяц. Но в течение года вдруг лишаетесь работы, и тогда возникают сложности с выплатами. Займы в МФО, как правило, короче».

Масштабная чистка

В прошлом году Центральный банк (ЦБ) исключил из реестра МФО 1770 организаций. Как пояснили в пресс-службе ЦБ, все они были признаны нежизнеспособными, не предоставляли отчетность, нарушали законодательство или же просто не функционировали. Но главное, они не состояли в саморегулируемых организациях (СРО).

«В конце 2016 года участие микрофинансовых структур в СРО стало обязательным, и Центробанк исключил из реестра всех, кто не выполнил это условие, – пояснил Павел Сигал. – Сейчас действуют три СРО. Самая крупная – «Единство», президентом которой я являюсь, в ней состоит более тысячи МФО. Еще по 600–700 организаций – в СРО «МиР» и «Микрофинансовый альянс «Институты развития малого и среднего бизнеса».

В прошлом году все МФО также были поделены на микрофинансовые компании (МФК) и микрокредитные компании (МКК). К первым, более крупным, Центробанк установил довольно жесткие требования, в том числе наличие собственного капитала в 70 млн рублей. Только они имеют право привлекать средства физических лиц, и только в размере не ниже 1,5 млн рублей. Таким образом ЦБ пытается помешать непрофессиональным инвесторам выйти на этот рынок. Такие вложения, в отличие от банковских, не застрахованы в Агентстве по страхованию вкладов, и инвестор должен понимать вытекающие из этого риски. Поэтому, как отмечают эксперты, если МФО предлагает разместить средства на сумму менее 1,5 млн рублей под выгодные проценты, то это первый признак того, что вы имеете дело с мошенниками.

Предполагается, что СРО снизят нагрузку на ЦБ, взяв на себя часть надзорных функций. Каждая из них должна к 2018 году объединить не менее 26% участников рынка. Таким образом, СРО контролирует мелкие МКК, а ЦБ – СРО и МФК. В Центробанке предполагают, что на рынке появится около 40–90 МФК, но пока зарегистрировались только 5 компаний.

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»
Чтобы не стать жертвой подпольных ростовщиков, в ЦБ РФ советуют внимательно следить за их сайтом – все легальные МФО числятся в специальном реестреФото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Всего на конец января в госреестре значились только 2535 МФО. Эксперты считают, что это максимум игроков, который возможен в нынешних условиях. Сам реестр существует относительно недавно – с 2011 года, но активно «очищаться» начал только в 2014 году, когда Банк России стал мегарегулятором рынка. Всего за шесть лет из реестра было исключено почти 5,5 тысячи компаний.

Кроме того, за последний год Центробанк выявил порядка 1600 нелегальных кредиторов, выдававших потребительские займы. Вся информация о них передается в правоохранительные органы. Однако насколько велик теневой рынок микрофинансирования, эксперты оценить затрудняются. «К сожалению, многие МФО, по нашим данным, продолжают заниматься этой деятельностью нелегально или полулегально, – отметил Сигал. – Специалисты ЦБ считают, что их не больше 10–15% от исключенных. Мы считаем, что их значительно больше. Но оценить это невозможно». Дело в том, что зачастую нелегальные кредиторы никогда не состояли в реестре и даже не имеют статуса МФО.

«Последние годы регулятор предпринимает активные действия относительно нелегальных игроков, – сказал гендиректор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин. – Таких организаций действительно становится меньше с каждым днем. Доля нелегального рынка минимальная». По его словам, финансовая грамотность заемщиков в последнее время заметно растет. А услугами нелегальных компаний, как правило, пользуются жители в регионах и небольших населенных пунктах, где зачастую нет других альтернатив для получения денег. По мнению Батина, ситуация будет улучшаться по мере проникновения интернета в отдаленные уголки страны, когда займы будут доступны онлайн.

За первые 9 месяцев 2016 года ЦБ зарегистрировал 7,9 тыс. жалоб на МФО. Большинство граждан жалуется на действия, которые компании предпринимают, чтобы вернуть долг по микрозайму. «При этом нужно понимать, что граждане зачастую не видят (не понимают) разницы между МФО и нелегальными кредиторами, которые маскируются под МФО, поэтому в каждом конкретном случае надо разбираться, на кого в действительности жалуются. По итогам разбирательства количество выданных МФО предписаний и протоколов об административном правонарушении оказывается на порядок меньше», – отметили в пресс-службе ЦБ.

Сверхдоходы по закону

С 1 января 2017 года Центробанк ужесточил требования к МФО по начислению процентов. Теперь они не имеют права взыскивать с клиентов сумму, которая более чем в три раза превышает размер основного займа. К примеру, если вы заняли 5 тыс. рублей, организация в течение года не должна требовать выплату, превышающую 20 тыс. рублей (5 тысяч займа плюс 15 тыс. максимально возможных процентов). Однако это ограничение не распространяется на штрафы и пени, а также услуги, которые оказываются за отдельную плату. Если же платеж был просрочен, то МФО может начать начислять проценты только на непогашенную сумму долга.

Участники рынка признают, что ограничение процентных ставок, конечно, скажется на финансовых показателях компаний, но некритично. «Основная масса МФО специализируются на краткосрочных кредитах, так называемых «деньгах до зарплаты». Это короткие займы до 15 тыс. рублей, выдаваемые на срок до одного месяца, – рассказал Сигал. – В таких кредитах процентные ставки доходили до 2% в день. На такие МФО ограничение сказывается достаточно сильно. Но эта мера правильная, справедливая и нужная. На рынке часто были случаи, когда долг в 10 тыс. рублей за несколько месяцев превращался в 100 тыс. Для нормально работающих МФО ограничение сделает затруднительным получение сверхдоходов, но в принципе на работу радикальным образом не повлияет. Основной доход и основная работа ведется с теми заемщиками, которые возвращают деньги в срок».

С этим согласен и Батин из MoneyMan: «На рынке возрастет конкуренция за клиентов. Компании будут более активно бороться за них и делать все возможное для привлечения новых. Какие-то игроки могут потерять интерес к бизнесу в стране и будут переключать свой взгляд на ближнее зарубежье. Безусловно, есть определенное опасение, что компании, которые не захотят вести свой бизнес в рамках нового закона, могут перейти на нелегальное положение, что крайне опасно для всего рынка».

Между тем сами МФО продолжают искать все новые форматы работы. Так, в январе два сотовых оператора из «большой тройки» – «Билайн» и МТС – объявили, что будут выдавать своим абонентам микрозаймы до 15 тыс. рублей. Правда, предоставлять они будут не собственные средства, а деньги МФО, выступая лишь посредниками. Известно, что «Билайн» («ВымпелКом») планирует сотрудничать с организацией «МКК Ваш Успех», которая работает под брендом «Просто кредит 24». Заем будет предоставляться под 2% в день на срок до одного месяца. В МТС пока не конкретизировали свои планы.

Борис Батин считает, что такое сотрудничество имеет хорошие перспективы. «У операторов мобильной связи есть большое количество информации, которая позволяет проанализировать заемщика, найти целевой сегмент и выдать заем с минимальными рисками, – пояснил он. – Оператор связи может определить, как клиент пользуется мобильной связью, как часто ее оплачивает, какой у него тарифный план и какой у него мобильный телефон. Пользуется ли потенциальный заемщик услугами роуминга, если да, то это хороший сигнал, так как у клиента есть возможность путешествовать и т. д. Также эти данные позволяют активно бороться с фродом – разновидностью мошенничества по получению несанкционированного пользования услугами связи. Например, клиент заявляет, что живет в Москве, а выходит в мобильную сеть из Владивостока. Это сигнал, что есть вероятность мошенничества. Или указал, что работает в такой-то организации, но по данным базовых станций никогда не был там даже близко».

По его мнению, сотрудничество МФО и сотовых операторов решит проблему финансовой доступности в стране, поскольку даст возможность получать заем в режиме онлайн. «По нашим оценкам, среднестатистический портрет такого заемщика будет несильно отличаться от клиента сервиса онлайн-кредитования: мужчина в возрасте 30 лет с постоянной работой, с высшим образованием, со средней заработной платой 35 тыс. рублей. Что касается конкуренции, то сегодня сложно оценить данный проект. Все будет зависеть от эффективности скорринговых алгоритмов финансового партнера, а также от правильного продвижения новой услуги оператором», – сказал Батин. МФО в таком альянсе, по мнению Сигала, получит огромную базу клиентов, а операторы – возможность сохранить клиентов, если у них нет денег на счету. «Что из этого получится – посмотрим. Вообще в 2013–2014 годах целый ряд банков пытался заниматься микрофинансовой деятельностью либо напрямую, либо создавая «карманные» МФО. Но, по-моему, ничего хорошего из этого не получилось, – отметил эксперт. – Ни одно из таких МФО при каком-либо банке очень успешным не стало».

При этом Сигал отметил, что при внешней схожести традиционные банки и МФО – все-таки разные виды деятельности. «У них разные клиенты и разная мотивация, – пояснил он. – Например, все ужасаются большим процентным ставкам, которые применяют МФО. Однако клиенты МФО, когда берут короткие деньги, смотрят на сумму переплаты. Вы взяли до зарплаты 3 тыс. рублей на три дня и заплатили 180 рублей процентов. Сколько это годовых – никто не считает, потому что никто такую сумму на год не берет. А для банка коротким кредитом считается заем на полгода-год».

Бремя невозврата

Однако и процент невозвратов займов на рынке микрофинансирования значительно выше, чем у банков. Просрочка выплат зачастую достигает 25–40%. «Но это не значит, что клиенты вообще никогда не возвращают деньги, – говорит Сигал. – Для МФО это обычная вещь, а для банков – катастрофа. Для них 5–10% – это уже много. Но только уникальные МФО способны держать просрочку на уровне 10–20%».

Но и в этой сфере эксперты отмечают улучшение. «По данным 2700 микрофинансовых институтов, предоставляющих данные о заемщиках в НБКИ, уровень просроченной задолженности у них постепенно приближается к уровню просрочки в сегменте банковского необеспеченного кредитования и находится в районе чуть более 20%», – сообщил Волков. По мнению Батина, такого улучшения во многом удалось добиться благодаря развитию онлайн-кредитования. «Мы наблюдаем четкую тенденцию, что клиенты таких сервисов стали лучше обслуживать свои займы, – заметил он. – Сегодня уровень просроченной задолженности в онлайн-кредитовании в 2,2 раза ниже, чем у офлайн компаний. По итогам 2016 года уровень просроченной задолженности в MoneyMan был на уровне 9%».

Выбиванием долгов МФО зачастую занимаются самостоятельно. И, судя по всему, успешно, поскольку к коллекторам они обращаются редко. По данным Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, на долю микрофинансовых займов приходится только 5–6% объема взысканий. Основная работа – до 90% – приходится на банковские кредиты.

Однако самые скандальные криминальные истории по выбиванию долгов, как правило, связаны именно с МФО. В связи с этим некоторые депутаты и политики заговорили вообще о запрете МФО, передав их функции банкам. Участники рынка, в свою очередь, считают эти инициативы политическим пиаром и напоминают, что криминал – это следствие обращения граждан к нелегалам и мошенникам.

В отличие от банков, МФО представлены даже в самых отдаленных уголках страны, предлагают суммы, с которыми не работают банки, быстро принимают решение о выдаче займов, финансируют более рискованные стартапы и не требуют многочисленные справки. Для получения короткого займа, как правило, достаточно только паспорта.

Фото: Shutterstock
Микрофинансовые организации привлекают граждан быстротой и простотой выдачи займов, но пугают фантастическими процентами, которые набегают в случае просрочки выплатФото: Shutterstock

«Микрозаймы не являются угрозой населению. Наоборот, это спасение для многих граждан, – утверждает Батин. – Сегодня более 20 млн россиян лишены доступа к кредитным продуктам банков. После девальвации декабря 2014 года банки почти приостановили потребительское кредитование. А сегодня в погоне за качеством кредитных портфелей, в связи с ростом количества кредитов, обслуживаемых со значительной просрочкой, банки еще ужесточили требования к заемщикам. Фактически они стали запретительными. И МФО выступают определенной альтернативой для таких заемщиков – это цивилизованный способ решить временные финансовые трудности, это институционализированное кредитование, в отличие от займов у знакомых и тем более «черных» кредиторов».

А вот запрет МФО, по мнению экспертов, как раз станет угрозой для населения, так как приведет к росту «черных» кредиторов. «Если работа легализована, если она контролируется государством и самим бизнесом, то это цивилизованный рынок. Если мы его запретим, то он останется в нелегальном или полулегальном виде, – считает Сигал. – Если вы берете заем в непонятной подворотне или квартире, то и отношение соответствующее. Этот рынок будет всегда, но либо он будет цивилизованным и контролируемым, либо нецивилизованным и неконтролируемым. Поэтому я глубоко убежден, что регулировать рынок надо, негодных игроков, которые нарушают закон, надо гнать метлой, а тех, кто не чтит Уголовный кодекс, – сажать. Но большего вреда для рынка, чем запрет, представить себе невозможно. Игральные автоматы и казино после запрета не исчезли. Но в этой сфере хотя бы нужно поставить игровой автомат, нужен какой-то зал. А чтобы выдавать займы, ничего не нужно. Маленькое помещение и компьютер – и всё. А по большому счету и компьютер не нужен, хочешь – в тетрадку записывай».

«Поскольку на услуги МФО существует устойчивый спрос среди граждан, с большой долей уверенности можно утверждать, что в случае запрета они просто уйдут в тень, – согласен Волков. – Кроме того, выводить из правового поля микрофинансовые институты не стоит еще и потому, что Банк России уже проделал поистине титаническую работу по «вычищению» микрофинансового сектора. Причем, по нашему мнению, работа эта была довольно эффективной».

Чтобы не нарваться на «черных» кредиторов, эксперты советуют в первую очередь посетить сайт Центробанка и проверить наличие компании в реестре. «Есть четкие правила – МФО должны иметь свой офис, свой сайт и должны находиться в реестре. Это проверяется легко, – сказал Сигал. – Сейчас МФО обязаны в каждом офисе иметь стенд, где вывешены образцы договоров, перечислены правила и услуги. Если не соблюдать таких мер предосторожности, то попадешься. Обычный здравый смысл и элементарная осторожность позволят избежать всех бед, которые возникают при попытке получить деньги в нелегальных структурах».

Батин советует дополнительно проверить компанию на присутствие в рейтинговых агентствах и ее активность в СМИ. «Стоит также обратить внимание на ставку, соответствует ли она текущим значениям ЦБ. Информация о ПСК – полной стоимости кредитов – находится в свободном доступе на сайте регулятора», – добавил он.

КОНТЕКСТ

10.07.2014

Типичный должник

Возраст, пол, профессия и знак Зодиака — портрет среднестатистического клиента микрофинансовых организаций

18.10.2013

Токсичные микрозаймы

Микрофинансовые организации превратились в банки, которые находятся вне зоны регулирования

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ