10.02.2017 | Алексей Афонский

По секрету всему свету

Банк России собрался раскрывать правоохранительным органам банковскую тайну во избежание вывода капиталов за рубеж

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Регулятор подумывает о том, чтобы изменить банковское законодательство. ЦБ хочет получить возможность передавать правоохранительным органам информацию, содержащую банковскую тайну, чтобы тем было легче раскрывать вывод активов из кредитных организаций. Эльвира Набиуллина утверждает, что в нынешних условиях, когда у Центробанка нет права на профессиональное суждение, такая мера остается чуть ли не единственной. Экономисты не видят в раскрытии банковской тайны ничего страшного, но призывают ЦБ не перегибать палку.

О намерениях Центробанка рассказала его председатель Эльвира Набиуллина. В интервью ТАСС она пожаловалась на несовершенство российского законодательства, которое запрещает регулятору выносить профессиональное суждение (за исключением вопроса аффилированности заемщика с руководством банка). Во многих странах мира, отметила Набиуллина, у центральных банков такая возможность есть, и это позволяет им пресекать многие нарушения, в частности, случаи незаконного вывода денег из банковской системы за рубеж. «Для того чтобы пресечь нарушения, мы должны предъявить формальные доказательства нарушений, иначе мы в суде не сможем доказать обоснованность своих действий. И у нас вся система построена на формальных доказательствах. А какие могут быть формальные, когда отчетность полностью поддельная?» — задалась вопросом Набиуллина.

По словам главы ЦБ, наделение регулятора правом профессионального суждения в нынешних российских реалиях маловероятно: «Это предмет очень сложной дискуссии. Для нашей правовой системы это непривычный элемент. Многие опасаются, что введение профессионального суждения может привести к коррупции. Мы убеждены, что этот инструмент должен вводиться без формирования коррупционных рисков. Должна быть отработана процедура применения профессионального суждения. Во многих странах есть профессиональное суждение, и оно не вызывает в обществе никакой тревоги, потому что есть доверие к институтам, к репутации. А для нас это еще целый путь».

Сейчас у ЦБ есть право на профессиональное (или мотивированное) суждение только в одном вопросе — определении степени аффилированности банка и заемщика. Выдача «связанных кредитов» физлицам и компаниям, аффилированным (через общих акционеров) с банком-кредитором, законна и не считается нарушением. Но ЦБ все равно считает такие сделки нежелательными, потому как банку становится труднее адекватно оценить качество займа и сроки его возврата. Столкнувшись с подозрением на «связанный кредит» при изучении банковской отчетности, регулятор может затребовать дополнительные обоснования сделки. Раньше для этого необходимо было обладать документальными доказательствами, однако в 2012 году по инициативе тогдашнего президента Дмитрия Медведева Центробанк получил право самостоятельно выносить профессиональное суждение. Однако на другие вопросы такие правила пока не распространяются.

В нынешних условия ЦБ не остается ничего другого, как искать другие варианты борьбы с незаконным выводом банковских активов за границу. Один из таких способов — передача правоохранительным органам информации, которая составляет банковскую тайну. «Мы не можем работать как следственный орган. У нас для этого нет ни полномочий, ни инструментов. Сейчас, когда мы выявляем в банках мошеннические действия, вывод активов, мы передаем материалы в правоохранительные органы. Однако мы не вправе передавать информацию, составляющую банковскую тайну, хотя часто вывод активов, например, связан с использованием счетов подставных, аффилированных компаний. Это обстоятельство ограничивает возможности правоохранительных органов в установлении признаков преступления, определении подозреваемых. И в этом случае информация, составляющая банковскую тайну, необходимая для работы правоохранителей, позволит нам сделать еще один шаг к тому, чтобы наказание для виновных было реально неотвратимым», — заключила Набиуллина.

При этом она подчеркнула, что пока это только наработки Центробана. Их реализация тоже потребует изменений в законах, как и наделение ЦБ правом на профессиональное суждение. Первым делом регулятор будет добиваться ужесточения уголовной ответственности за недостоверную банковскую отчетность. Сейчас такая ответственность уже предусмотрена, но у банков есть возможность исправиться — если ЦБ признает отчетность поддельной, он вернет ее кредитной организации на исправление. «Банк выполняет предписание и дает нам новую отчетность, где теперь четко показывает, что у него нет капитала, нет резервов. Это уже достоверная отчетность, и вы не можете его привлечь к ответственности за подлог. Теперь он достоверно банкрот. Мы обсуждаем изменение в законодательство, которое позволит нам независимо от того, исправил он отчетность или не исправил, привлекать руководителей банка к ответственности за то, что они в принципе пошли на фальсификацию», — анонсировала глава ЦБ.

Заинтересованные органы, по словам Набиуллиной, понимают проблему и соглашаются с ее позицией: «Фальсифицированная отчетность — это действительно одна из ключевых бед нашей банковской системы». В последние годы недостоверная отчетность нередко использовалась Центробанком в качестве повода для отзыва лицензий. Из-за нее прекратили существование "Мастер-банк", "Инвестбанк", Банк проектного финансирования, "Российский кредит". Самым громким случаем стал отзыв лицензии у Внешпромбанка в январе прошлого года. Участники рынка признавались, что их шокировало такое известие. По словам президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, ЦБ сам не ожидал подобного исхода, когда начинал проверку Внешпромбанка, который на тот момент занимал 37-е место в рейтинге надежности. «Поэтому здесь надо в первую очередь думать о том, как подобного рода шоков избегать и как на более ранней стадии обязательно выяснить картину до мелочей», — говорил Тосунян.

Банковская деятельность — высокотехнологичный бизнес, поэтому вывод денег не составляет труда для недобросовестных топ-менеджеров, признает глава ЦБ. Она не отрицает, что частично проблему можно решить, повысив эффективность контроля, но «откровенно мошенническим действиям нашими надзорными методами противостоять невозможно».

Само по себе предоставление банковской тайны правоохранительным органам — нормальное явление, практикуемое во многих странах мира, и его не надо бояться, считает независимый экономический эксперт Антон Шабанов. «Так поступают, например, даже в Швейцарии. И это нормально. Есть определенный список нарушений, которые могут попасть к правоохранительным органам. Ведь выведенные средства могут использоваться для незаконной деятельности, в том числе для финансирования терроризма. Только регулятор должен убедиться, что речь идет о чем-то действительно противозаконном. Пока надо понять, что конкретно имеет в виду Эльвира Набиуллина, какие именно поправки она собирается вносить. Главное, чтобы ЦБ в своем стремлении не перегнул палку», — рассказал эксперт «Профилю».

Председатель Центробанка также рассказала о еще одном готовящемся нововведении. В скором времени все кредитные организации страны будут разделены на три группы по размеру уставного капитала. В первую группу войдут системно значимые банки (по словам Набиуллиной, сейчас их около десяти). К ним будут применяться те же правила, что и сейчас: будет предоставлена лицензия на все виды банковской деятельности. Но и надзор за ними будет наиболее строгим. Вторая группа будет включать в себя чуть менее крупные банки, уставный капитал которых, тем не менее, достигает миллиарда рублей. Они смогут совершать большую часть операций, включая международные. Наконец, банкам из третий группы будет достаточно капитала в 300 миллионов рублей. Предполагается, что они сосредоточатся на обслуживании малого и среднего бизнеса и граждан. Им будет выдаваться базовая лицензия, а надзор за ними со стороны ЦБ будет наиболее щадящим.

«Трехуровневая система создается для того, чтобы в экономике присутствовали финансовые институты, способные максимально полно удовлетворить запросы потребителей. Региональные банки работают с малым и средним бизнесом на местах, знают их историю, имеют больше возможности для работы с заемщиками на индивидуальной основе. Большие банки относительно этой категории клиентов часто проигрывают — в силу технологий работы больших банков, скоринговых моделей. Выделение нескольких уровней в банковской системе — это довольно распространенный подход, во многих странах разные типы финансовых институтов регулируются по-разному», — объяснила Набиуллина.

В самих банках инициативу приветствуют. «На наш взгляд, создание подобной трехуровневой банковской системы, безусловно, является шагом вперед, поскольку степень регулирования банка должна быть пропорциональна риску, который он на себя принимает, — отметил в разговоре с "Профилем" заместитель председателя правления "Севергазбанка" Денис Лукичев. Его кредитная организация с капиталом свыше трех миллиардов рублей попадет во вторую группу. — Для нас, как для универсального банка, данная инициатива регулятора не только дает надежду на снижение издержек, связанных с исполнением требований надзорных органов, но и открывает дополнительные возможности в привлечении тех клиентов, кто хотел бы получать весь спектр банковских услуг на более выгодных условиях, чем предлагают крупные федеральные банки».

КОНТЕКСТ

23.08.2017

Долгожданный поворот или временное улучшение

Банки в России в первом полугодии 2017 года: II квартал почти все исправил

15.08.2017

Доказать правоту

15 августа Арбитражный суд Москвы рассмотрит иск экс-председателя правления банка «Югра» Дмитрия Шиляева к Центробанку

10.08.2017

Ипотекой по сусекам

Сбербанк рекордно снизил ставки жилищного кредитования, а Герман Греф предрек возврат рынка к докризисным показателям

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ