30.01.2017 | Алексей Афонский

Глухомань для романтиков

Оформить бесплатный дальневосточный гектар несложно, осталось найти к нему дорогу

Фото: Shutterstock

Широко разрекламированная кампания по бесплатной раздаче земли на Дальнем Востоке, похоже, не оправдала ожидания даже самих властей. 1 февраля стартует третий, заключительный этап госпрограммы, в рамках которой оформить гектар в собственность сможет любой взрослый гражданин РФ. С июня прошлого года такую возможность уже получили жители Дальневосточного федерального округа (ДФО). Однако ни у них, ни у всех прочих россиян перспектива стать землевладельцами с условием обустройства будущих «имений» на выселках ажиотажа не вызвала. Изъявили желание приобрести гектар не более 20–30 тыс. человек, а получить смогли не более 4 тыс.

С февраля цифры эти, наверно, вырастут, но говорить о «дальневосточной лихорадке» явно не придется. И даже сами власти упоминают об этом проекте уже без особого энтузиазма. 20 января на встрече с Владимиром Путиным вице-премьер и полпред президента в ДФО Юрий Трутнев ограничился лишь парой фраз. Он отметил, что у граждан к проекту «интерес очень большой», но еще «нужно создавать инструменты для поддержки тех людей, которые эту землю получили». В частности, почти половина из них жалуется на недоступность кредитов. А о том, что за счет «дальневосточных гектаров» удастся решить проблему освоения и заселения пустующих регионов, речи вообще уже не идет. На той же встрече с президентом Юрий Трутнев констатировал, что по итогам прошлого года в ДФО все равно наблюдался отток населения, и решить проблему он надеется к 2018 году.

Примечательно, что пока нет ясности и с данными по реализации программы. В Агентстве по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК-ДВ) сообщили, что за дальневосточным гектаром обратились 30 тыс. человек и порядка 4 тыс. из них уже получили землю в пользование. На портале же надальнийвосток.рф, созданном специально для этой программы, приводятся немного другие цифры: 18 588 поданных заявок (по состоянию на 26 января), из которых одобрено 3609, еще 3965 участков уже передано новым владельцам.

Как бы то ни было, руководители проекта пока не теряют энтузиазма, хотя и корректируют первоначальные планы. АРЧК-ДВ прогнозирует «масштабный рост интереса» граждан к программе со стартом третьего этапа: «2017 год принесет уже не десятки тысяч заявлений, а шестизначные цифры». Министр по делам развития Дальнего Востока Александр Галушка, в свою очередь, ссылается на данные опросов: «14% граждан России хотят переехать на Дальний Восток. 6,5% ответили твердое «да», 7,5% – «скорее, да». Даже 6,5% – это более 10 млн человек, что по отношению к 6,2 млн человек на Дальнем Востоке, очевидно, весьма и весьма немало». В прошлом же году Галушка говорил о планах привлечь в ДФО до 30 млн новых жителей.

Кролики в тайге

К началу третьего этапа проекта по раздаче дальневосточных земель власти подготовили сразу несколько новшеств. Главное из них – выделение подъемных для переселенцев. «У нас действует программа трудовой мобильности в РФ, которую разработали коллеги из Минтруда, – сообщил в начале января Александр Галушка. – И эта программа предполагает выплату подъемных в 250 тыс. рублей на человека для тех, кто переезжает в регионы Дальнего Востока, трудо-устраивается, живет, работает там. И совершенно справедливо, мы будем в эту сторону двигаться».

В АРЧК-ДВ «Профилю» рассказали, что это не единственная мера, на которую могут рассчитывать переселенцы. Начинающим фермерам государство готово предоставить дополнительно до 1,5 млн рублей, бизнесменам (независимо от вида деятельности) – до 300 тыс. Кроме того, власти обещают возмещение затрат на кредиты – от 66% до 100% процентной ставки, льготный лизинг техники, обучающие курсы. А работодателю, который возьмет на работу переселенца из трудоизбыточного региона (к таковым относятся в основном регионы Южного федерального округа и Северного Кавказа. – «Профиль»), перечислят 225 тыс. рублей.

На портале надальнийвосток.рф можно найти новые варианты готовых бизнес-моделей для тех, кто еще не определился, что делать с землей. К тепличному хозяйству, птицефабрике, производству полуфабрикатов или бутилированной воды, которые власти предложили переселенцам в прошлом году, теперь добавились рыболовное и охотничье хозяйства, кроличья ферма, пасека, овощехранилище, питомник по выращиванию растений, молочная ферма и даже ресторан быстрого питания. Для каждого варианта указаны объем стартовых инвестиций и приблизительный срок окупаемости. Дешевле всего (3 млн рублей) обойдется кроличья ферма, она же быстрее всех и окупится – всего за восемь месяцев. А вот на охотничье хозяйство начинающему бизнесмену придется потратить 15 млн рублей и быть готовым ждать первой прибыли пять с половиной лет.

Свои способы простимулировать граждан придумывают и местные власти. В Якутии тем, кто заявит о намерении заниматься сельским хозяйством, дадут не один гектар, а два. А депутат Магаданской областной Думы Александр Басанский выдает жителям двух городских округов по 30 тыс. рублей из собственных средств.

«В результате несколько сотен заявок было подано. Для нашей области это в общем-то очень много. Надо учитывать, что на севере Магаданской области люди преимущественно планируют уехать в более благоприятные по климату места – в Центральную Россию, на юг или Балтику. Поэтому на фоне таких настроений это хороший результат», – рассказал «Профилю» председатель местной Общественной палаты Яков Радченко.

Еще одним нововведением стал новый способ оформления заявки на «дальневосточный гектар». Теперь сделать это можно будет не только на специальном сайте надальнийвосток.рф, но и в одном из 12 тыс. многофункциональных центров (МФЦ) по всей России. 24 января министр Александр Галушка сообщил, что Росреестр заключил с ними соответствующий договор.

Главное – доехать

Между тем местные жители говорят о проекте все с большим скепсисом, отмечая, что главная его проблема – почти полное отсутствие в предназначенных для освоения землях какой бы то ни было инфраструктуры.

«Кампания была уж слишком вялотекущей, и власти решили, что одного гектара мало, нужно добавить еще что-то. Но я бы не сказал, что это принесло большой результат, ажиотажа по-прежнему нет, – говорит хабаровский политолог, профессор Тихоокеанского государственного университета Илдус Ярулин. – Я не знаю ни одной сколько-нибудь публичной фигуры, которая озаботилась бы этим гектаром и получила бы его. Да у меня и у самого нет ни одного близкого знакомого, который бы этот гектар взял».

«Инфраструктуры пока нет, и не думаю, что она у нас появится ближайшие 30–50 лет. Потому люди и не берут гектар. Зачем им эта земля вдали от дорог и цивилизации?» – задается вопросом предприниматель из Приморья Кирилл Потапенко. Во Владивостоке у него туристический и рекламный бизнес, поэтому он заинтересован в успехе проекта по раздаче «дальневосточных гектаров», но вынужден констатировать, что пока до этого далеко: «Про другие регионы сказать не могу, а на жизнь в Приморье «дальневосточный гектар» почти никак не повлиял. Население не заинтересовалось. Я не вижу какого-то переполоха, чтобы все в очереди стояли и выписывали себе гектары».

С ним соглашается руководитель якутского общественного движения «Сир» Иван Степанов: «Некоторые просто не смогут доехать до своих участков, потому что дорог нормальных у нас почти нет. Поэтому любопытство есть, но не более. Люди осознают, что осваивать землю будет очень трудно. У нас в республике в принципе очень дорого и строить дома, и заниматься бизнесом, и вообще жить. Не хватает детских садов, школ. Даже обещанных 250 тыс. не хватит, чтобы нормально обустроиться, электричество протянуть. Электричество и газ у нас самые дорогие в России».

Фото: Shutterstock
Вице-премьер и полпред президента в ДФО Юрий Трутнев увидел «очень большой интерес» у граждан к «дальневосточным гектарам», но как его реализовать в условиях почти полного бездорожья, пока не разъяснилФото: Shutterstock

Главный редактор газеты «Камчатское время» Евгений Сиваев рассказал «Профилю», что уже несколько раз заходил в МФЦ и интересовался «дальневосточным гектаром»: «Меня спрашивают: «Вы серьезно? Вам это надо?». То есть сотрудники понимают, что затея не самая лучшая. Вообще, энтузиазм, который был на первых порах, уже зачах. Я могу сказать про Камчатку. У нас очень много рек, больше трех тысяч. Но взять гектар вдоль них невозможно, ведь все они считаются водоохранными зонами. Сейчас гектар можно получить только там, где нет заповедных территорий, а значит, нет не только рек, но и дорог с коммуникациями. То есть, грубо говоря, под вулканом. Такие земли никому не нужны. Те, кто их взяли – а это всего около 200 человек, – знали, что берут и где. У них уже есть там свои участки, и они просто решили их расширить за счет гектара».

К проблемам с инфраструктурой, как отмечают местные жители, добавляются и другие факторы, включая и суровый климат. «Надо для начала хотя бы зиму перезимовать, чтобы понять, что это такое и захочешь ли ты тут жить, – говорит председатель Общественной палаты Магаданской области Яков Радченко. – Здесь очень жаркое лето, достаточно суровая зима. То засуха, то наводнение. Смена климата с континентального на муссонный. Все далеко не однозначно». «Одно дело то, что ты видишь на карте, и совсем другое дело то, что ты видишь воочию, – согласен Евгений Сиваев. – У нас здесь высокотравие. Если ты этим летом все обработал, а следующим летом не приехал, земля придет в негодность, все надо начинать сначала. Плюс достаточно высокая радиация. Сегодня лето теплое, завтра лето со снегом».

Плюс электрификация всего Востока

Нельзя сказать, что власти о проблемах с инфраструктурой на Дальнем Востоке не думали вообще. Еще прошлой весной при подготовке проекта об этом много говорил президент. На встрече с Галушкой он настаивал, что выделять участки нужно только в тех местах, где «хотя бы какая-то инфраструктура есть». Министр отвечал, что поможет провести дорогу, если за гектарами обратится сразу целая группа желающих – «совокупность из 20 участков и более».

Недавно эту тему обсуждал Владимир Путин и на встрече с Юрием Трутневым. Последний доложил: «Работа идет на 107 объектах одновременно, строятся более 500 км линий электропередачи, около 300 км железнодорожных, автомобильных дорог, водопроводы и вся необходимая инфраструктура». Однако в первую очередь эти стройки были замкнуты на «территории опережающего развития» и крупные промышленные предприятия, и осталось непонятно, какая польза от них будет переселенцам.

Кроме того, все не решится вопрос с крайне высокими тарифами на электроэнергию на Дальнем Востоке, который давно беспокоит местных жителей и, очевидно, может отпугнуть потенциальных переселенцев. В зависимости от субъекта РФ они колеблются от 3,34 до 9,2 рубля за кВт=час (при 3,19 рубля за кВт=час в среднем по стране). Еще в 2015 году в послании Федеральному собранию Владимир Путин говорил о необходимости уравнять цены в ДФО со среднероссийскими. В конце прошлого года Госдума приняла соответствующий закон, согласно которому с 1 июля корпоративные потребители первой и второй ценовых зон (европейской части России и Сибири) будут платить специальную надбавку в размере 1,3%. Она пойдет на компенсацию убытков дальневосточных энергосбытовых компаний, которым придется снизить тарифы до заветных 3,19 рубля за кВт=час. Закон рассчитан на три года (за это время планируется собрать 29,5 млрд рублей). После этого правительство заново оценит ситуацию и решит, стоит ли продлевать срок его действия или же дальневосточные энергетики смогут поддерживать низкие цены без дополнительных субсидий.

Однако когда на деле переселенцы смогут воспользоваться дешевым электричеством, тоже непонятно, поскольку с ЛЭП в регионе еще хуже, чем с дорогами. «На самом деле в Магаданской области не все так безнадежно с точки зрения инфраструктуры, – говорит Яков Радченко. – Исторически так вышло, что почти все населенные пункты связаны между собой дорогами, в отличие от Якутии, например, или Чукотки с Хабаровским краем. Но электричество сейчас подведено только непосредственно к населенным пунктам, приискам, рудникам и промышленным объектам. В других местах его нет, а без него сложно что-либо развивать. Ситуация тем более абсурдная с учетом обилия мощностей в области – у нас две ГЭС, но проблема со строительством ЛЭП, локальных и муниципальных линий».

Кот в мешке

В довершение же всех этих вопросов выяснилось, что до сих пор не отработана до конца и технология собственно выбора и оформления дальневосточных гектаров. Якутский эколог Иван Степанов рассказал, что в его республике крайне низкий процент зарегистрированных на портале госуслуг (без этого невозможно оставить заявку на сайте надальнийвосток.рф), а во многих населенных пунктах и вовсе нет доступа в интернет. «Люди, которые выбирают участок, зачастую не знают, что это – склон, овраг или ровная территория, – отметил он. – В информационной системе этого не увидишь. А еще у нас много случаев, когда люди попадали на участки, уже принадлежащие другим. Просто эти семьи получали землю по упрощенной схеме, и поэтому она не была занесена в кадастр».

Несмотря на заверения чиновников, не решен вопрос и с оформлением дальневосточных гектаров через МФЦ. Так, в кировском филиале «Профилю» рассказали, что еще не получали никаких распоряжений на этот счет. В московском МФЦ сказали, что слышали о соглашении с Росреестром, но утверждают, что оно пока еще не заключено и только готовится. Когда в столичных центрах можно будет оставить заявку на «дальневосточный гектар», сотрудники не знали.

Еще одна опасность – мошенники. Оппозиционер и основатель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексей Навальный в своем прошлогоднем расследовании утверждал, что лучшие выданные участки в рамках проекта достались отнюдь не простым людям. По его данным, в первый день работы сайта надальнийвосток.рф (1 июня 2016 года) обычные посетители не могли оставить заявку из-за технического сбоя. Однако уже сутки спустя наиболее привлекательные и дорогие земли – например, возле острова Ханка в Приморье – оказались разобраны. Причем власти пока никак – ни опровержением, ни проверкой – не отреагировали на его сообщение.

С учетом всего этого остается загадкой, чем завершится проект. Но одно объяснение возможной неудачи «Профиль» получить уже смог. Член Общественной палаты Сахалинской области по вопросам развития социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке Елена Реутская считает, что главная причина пассивности граждан при получении «дальневосточного гектара» – банальная русская лень: «К сожалению, наше население не приучено работать и трудиться. Как только народ видит, что у него что-то не получилось, он сразу начинает говорить, какая плохая система. Я считаю, это оттого, что у нас ленивый народ. Претензии высказывают только те, кто не знает систему и даже не пытается ее узнать. А вот те, кто знает и идет пошагово, пока нареканий не выражают. Но я думаю, жители других регионов поедут за гектаром. Романтиков у нас достаточно».

КОНТЕКСТ

01.12.2016

Широка страна, да есть издержки

Дешевое электричество на Дальнем Востоке будет оплачивать вся остальная Россия

17.10.2016

9:2 в пользу ФСБ

Два российских пограничника получили ранения в ходе захвата браконьерской шхуны из КНДР

09.10.2016

Глухомань не предлагать

Власти приготовили к раздаче на Дальнем Востоке 140 млн гектаров земли, но граждане пока за ними не спешат

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ