19.12.2016 | Алексей Михайлов

Лидеры на дотациях

В ежегодном рейтинге российских регионов «Профиля» первые строки занимают северные территории и обе столицы. Но по динамике развития лучшие показатели – у самых бедных

Фото: Shutterstock

За год, прошедший с момента публикации рейтинга «Профиля» (см. №45 от 5 декабря 2015 г.), экономика России в целом не изменилась, однако рейтинг-2016 все-таки отражает перемены в стране – как в политике, так и в экономике. И хотя в лидерах по-прежнему нефтегазовые регионы и столицы (а также прилегающие к ним территории), однако с падением цен на нефть эта особенность экономики стала не столь явной: нефтяные регионы в рейтинге опустились вниз. В целом обновление топ-10 рейтинга оказалось весьма значительным. Самый комфортный для жизни регион страны – по-прежнему Московская область. Самым экономически развитым стал Ненецкий АО. А самый быстроразвивающийся в 2016 году – аутсайдер этих двух рейтингов Ингушетия.

Лидеры и аутсайдеры

Уровень жизни

Десятка регионов–лидеров по уровню жизни населения за год изменилась почти на треть. Из нее «вылетели» Мурманская, Калужская области и Татарстан, а вошли Нижегородская область, Чукотка и Магадан. Мурманская область потеряла сразу 11 мест, в основном – по доходам населения, а вслед за этим – и по сбережениям, автомобилям, расходам на отдых. В Татарстане стали больше пить и меньше тратить на организацию отдыха, что и «утянуло» его вниз на шесть мест. Калуга потеряла всего по чуть-чуть – упали занятость, доходы, стали больше пить и меньше отдыхать «культурно», выросли бедность и преступность.

С другой стороны, бурный рост в рейтинге неожиданно показали Чукотка (скачок на 21 место) и Магадан (на 26 мест, рекорд рейтинга). Чукотка вышла на первое место в стране по занятости населения (свыше 80% людей в возрасте от 15 до 72 лет работают), подросла по доходам и жилью, компьютерам и мобильникам, жители больше стали тратить на отдых. Хотя по-прежнему на последнем месте в стране по автомобилям, а люди стали больше пить. Жители Магаданской области немного улучшили почти все показатели, стали заметно меньше тратить на алкоголь и больше – на отдых. Лидером по падению в этом рейтинге стала Карелия (сразу на 38 мест). Она потеряла позиции почти по всем показателям, особенно по ключевым – занятости и доходам, а также по расходам на отдых.

Уровень экономического развития

Топ‑10 сменился более чем наполовину. Потеряли свои места в десятке Ханты-Мансийский АО, Коми, Тюмень (без АО), Красноярский край, Татарстан и Нижегородская область. Вместо них вошли Мурманская, Магаданская области, Чукотка, Краснодарский край, Якутия (Саха) и Липецкая область.

Упали нефтяные регионы. ХМАО показал падение сразу по занятости, инвестициям и прибыли и из первой тройки «улетел» в конец третьего десятка. Мурманская область сделала скачок за счет инвестиций, их доля в валовом региональном продукте (ВРП) в 2014 году увеличилась в 1,5 раза, до 33,5%.

Экономическая динамика

Регионы–лидеры по экономической динамике (за 9 месяцев 2016 года) сменились полностью. Прежние рекордсмены потеряли от 10 до 40 «с хвостиком» позиций. В новые лидеры неожиданно выбились регионы, живущие на помощи из федерального бюджета: Ингушетия и Дагестан, Крым и Севастополь стали самыми динамичными субъектами Федерации в стране, заняв первые четыре позиции. Стабильность поступлений из центра для них важнее развития или падения собственной экономики. В десятку вошли также среднерусские Тверь, Ростов, Липецк и Курск, а также дальняя Камчатка.

Ингушетия установила рекорд, проскочив сразу 67 мест и заняв первую строчку в рейтинге по динамике при сохранении ужасных позиций по уровню жизни (80‑е место в стране) и экономическому развитию (82‑е место). По динамике в текущем году Ингушетия оказалась на 2–3-м месте в стране по всем показателям рейтинга (кроме индекса промышленности). Инвестиции выросли на 42%, а сельское хозяйство – на 17%. Столь же мощный рывок продемонстрировала Ростовская область (на 56 мест) за счет роста промышленности (15%) и сельского хозяйства (9%), но при снижении реальных доходов населения (на 1,2%, что все же лучше, чем в среднем по стране) и провале инвестиций на 15%.

Хуже всех выступил Приморский край, показав спад всех показателей (кроме небольшого роста в сельском хозяйстве). Вот рейтинг тех регионов, которые хуже всех переживают кризис 2016 года и находятся в последней десятке по экономической динамике (от худшего – к лучшему):

► Приморский край

► Омская область

► Карачаево-Черкесская Республика

► Республика Марий Эл

► Республика Северная  Осетия – Алания

► Пермский край

► Магаданская область

► Республика Коми

► Республика Бурятия

► Челябинская область.

Регионы-доноры

Всего 16 регионов из 85 отдают в федеральный бюджет больше налогов, чем оставляют себе (в прошлом году таких было 14). Конечно, в первых рядах нефтегазовые регионы и столицы. Остальные 69 регионов большую часть налогов оставляют себе. Если смотреть по суммам собранных в виде налогов денег, то половину их дают федеральному бюджету всего четыре региона (Москва, Санкт-Петербург, ХМАО и ЯНАО). А «нижняя» половина регионов (43 субъекта) платит в бюджет всего 3,6% от его налоговых доходов.

Первая десятка регионов (см. таблицу) обеспечивает 70,4% налоговых поступлений федерального бюджета. А пять последних регионов в этой таблице не дают, а изымают из него налоги (отрицательные поступления). Это Липецкая и Магаданская области, Чечня, Бурятия, Чукотка. Видимо, это какие-то перерасчеты по итогам прошлого года.

Но если смотреть отчисления налогов в центр по нагрузке на сами регионы (в % к общим поступлениям налогов в них), то рейтинг по сравнению с прошлым годом мало изменился: с двух последних строчек из топ‑10 доноров исчезли Татарстан и Пермь (впрочем, ушли они недалеко, потеряв только 2 и 3 места в рейтинге соответственно). Их место заняли Санкт-Петербург и Астрахань.

Первые четыре места остаются по-прежнему за нефтегазовыми регионами. На пятом – транзитная Калининградская область (через нее проходит «растаможка» значительной части российского импорта). Потом – частично нефтяные и добывающие Удмуртия, Астрахань и Коми. Но в этот список попал и Санкт-Петербург, вероятно, из-за наличия в нем центральных офисов некоторых российских добывающих компаний. Москва, где таких офисов намного больше, но больше и собственное производство, оказалась только на 21-м месте с показателем 43,3%.

Кому идут дотации

Топ-10 получателей «безвозмездных перечислений» из центра (по % к собственным доходам) в 2015 году практически не изменился по сравнению с прошлым годом (см. табл.). Северная Осетия–Алания сменила на последней его строчке Еврейскую автономную область.

Вся эта десятка регионов, несмотря на почти полную зависимость от центра, потребляет всего 19% всех дотаций из федерального бюджета, потому что крупных получателей дотаций (в рублях) там всего три – Крым, Дагестан и Чечня.

Крупнейшим получателем денег из центра является Москва, но в ее огромном бюджете это просто «растворяется» – всего 4,5% ее доходов. Москва, Московская область, Ростов и Краснодар из этой десятки перечисляют в федеральный бюджет больше налогов, чем получают из него дотаций. Другие шесть регионов из топ-10 по размеру дотаций – чистые получатели денег из центра.

На голодной диете

До мирового кризиса в 2007–2008 годах доля расходов бюджетов субъектов Федерации в общем бюджете (федеральный + субъектов) была около 45%. В целом это было недалеко до нормального бюджетного федерализма (50%:50%). Но с 2009 года она упала ниже 40% и выше этой планки поднималась только раз (2011 год). За 10 месяцев 2016 года этот показатель составил 38,4%. Вместо половины на регионы приходится немногим больше трети бюджетных расходов.

Это отражение политики Кремля – важно, чтобы регионы не имели лишней самостоятельности: поменьше должно быть самодостаточных регионов, а побольше – регионов, зависимых от денег из центра (межбюджетных трансфертов – МБТ). Политические выгоды такого подхода для Кремля и Белого дома очевидны, экономическая разумность – сомнительна.

В еще большей мере это относится к формированию муниципальных бюджетов: в 2015 году доля межбюджетных трансфертов составляла 63,4% их доходов (МБТ регионам – только 17%). Реальной самостоятельности при такой бюджетной политике местные власти иметь не могут. Такая самостоятельность не нужна ни Кремлю, ни губернаторам.

До поры до времени федеральный бюджет справлялся с такой дотационной нагрузкой. Как видно на графике, он оказал существенную помощь регионам во время первого кризиса XXI века (см. график «Трансферты регионам в РФ»). В 2008–2009 годах МБТ регионам резко выросли – до максимума последних лет, четверти их общих доходов. Рост МБТ в 2009 году составил 2,4 раза по сравнению с 2007 годом. И это произошло, несмотря на большие проблемы самого федерального бюджета: впервые за долгое время в нем образовался дефицит в 24% и 18% от его расходов (соответственно в 2009 и 2010 годах).

Затем Минфин начал последовательно «прикручивать краник», всячески сдерживая рост МБТ. В 2015 году их абсолютная величина составила 1,62 трлн руб., что меньше размера дотаций в 2011 году (даже без учета инфляции за эти годы).

В отличие от кризиса 2008–2009 годов, в текущем кризисе (2015–2016 годы) федеральный бюджет не стал помогать регионам, а, наоборот, продолжил политику сдерживания им дотаций. Хотя величина проблем самого федерального бюджета была существенно меньше – его дефицит был вдвое ниже (12–13% от расходов в 2015‑м и за 10 месяцев 2016 года). Помощь регионам, конечно, заметно увеличила бы дефицит федерального бюджета, Кремль на это не пошел.

Будущая трехлетка

В 2017 году по законопроекту о бюджете МБТ должны увеличиться на 4% – до 1,53 трлн  руб. Но правительство как-то забыло сообщить, что база для этого роста (размер трансферта в 2016 году) будет сильно занижена (на 8,8%). В результате МБТ 2017 года после повышения на 4% окажется ниже 2015 года на 5,1%. Так росчерком пера реальное снижение выдается за рост.

Сокращение МБТ продолжится в 2018–2019 годах. Его доля в доходах региональных бюджетов в будущую трехлетку заметно снизится – с 17,4% в 2015 году до 15,7%, 14,7% и 13,3% соответственно.

При этом на бюджеты субъектов Федерации перекладывается большинство социальных расходов: в федеральном бюджете расходы на здравоохранение, образование, ЖКХ и другие сокращаются, но предполагается, что они удержатся на стабильном уровне и даже вырастут за счет расходов субъектов Федерации и внебюджетных фондов (медстрахования, капремонта и прочие).

На бюджеты субъектов возлагается и основная нагрузка по исполнению майских (2012 года) указов президента РФ Владимира Путина. В основном за их счет должны повышаться зарплаты врачам, учителям, преподавателям. Губернаторы поставлены в тяжелое положение, когда доходы из-за кризиса падают, а расходные обязательства растут. И попробуй их не выполни – в администрации президента следят за этим. Но ведь чудес не бывает. Откуда регионы могут взять деньги?

Поэтому они задирают региональные и местные налоги, насколько могут. Например, налог на имущество, налоги на малый бизнес и индивидуалов, сокращают льготы по налогам.

А правительство все время выходит с яркими инициативами о предоставлении регионам прав по установлению налогов, цинично демонстрируя свой якобы «либерализм»: как же, и налоги снижает, и полномочия регионов расширяет. Но регионы поставлены в такое положение, что пользоваться возможностями по снижению налогов не могут. А если воспользуются, то Минфин может решить, что, похоже, многовато доходов у региона и пора ему урезать МБТ.

Примерно так устроена современная бюджетная система в Российской Федерации.

Долги регионов

Для финансирования своих расходов регионы вынуждены занимать в долг. На 1 ноября 2016 года сумма долгов субъектов Федерации составляет 2,2 трлн руб., кроме того, долги муниципалитетов – 345 млрд руб.

Доля межбюджетных кредитов (МБК) у субъектов составляет 49%, а у муниципалитетов – 34%. Это долги с минимальной процентной ставкой (как правило, 0,1% в год). Коммерческое заимствование (у кредитных учреждений и ценные бумаги) – 46% у регионов и 60% у муниципалитетов (тут процентная ставка может составлять 10% и более).

Практически все партии шли на выборах в Госдуму в 2016 году под лозунгом замещения коммерческих кредитов межбюджетными. Но этого явно не будет происходить. В 2016 году объем МБК должен увеличиться на 310 млрд руб. На 2017–2018 годы – на 100 млрд руб., а в 2019‑м – на 50 млрд руб. В результате поправок Совета Федерации, принятых во втором чтении бюджета, МБК в 2017–2018 годах удвоились (хотя остались на треть меньше объема текущего года), а в 2019‑м не изменились. Это выдается и самими сенаторами, и официальной прессой за большую победу. А на самом деле мало что меняет…

В принципе, размер долгов субъектов Федерации и муниципальных образований – достаточно небольшие суммы. В целом по стране он составляет около четверти их годовых доходов (трети собственных доходов, без учета МБТ).

Однако коммерческие кредиты стали составлять заметную сумму расходов на обслуживание долга в условиях, когда регионы считают каждую копейку. Но, главное, по некоторым субъектам ситуация может оказаться критической. В недавно опубликованном прогнозе международного рейтингового агентства S&P говорится, что положение региональных бюджетов субъектов РФ будет ухудшаться и через два года четверть из них рискуют оказаться на грани дефолта.

Примечание.  Количество  разнообразных  видов  МБТ  составляет  десятки, если  не  сотни  наименований  различных  дотаций,  субвенций,  субсидий  и иных трансфертов. Под каждый существует собственная методика расчета. Плюс к этому финансирование регионов идет по целому ряду федеральных целевых программ. Поэтому данные о реальных размерах МБТ надо брать из расчетов консолидированного бюджета субъектов Федерации (где этот показатель называется или МБТ, или «Безвозмездные поступления от других бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». Но не из самого федерального бюджета (который отражает в этой графе только часть МБТ).

Методология исследования-2016

Интегральные показатели, используемые в исследовании

Исследование российских регионов проводилось по трем группам интегральных показателей:

■  уровня жизни населения;

■  уровня экономического развития;

■  экономической динамики.

Уровень жизни населения определялся на основе показателей (последние три показателя – в обратной зависимости: чем меньше – тем лучше):

■  Доходы – среднедушевые денежные доходы населения (руб./мес.), сентябрь 2016 года;

■  Занятость – уровень занятости, в % от численности населения в возрасте 15–72 лет за август–октябрь 2016 года (в среднем за период);

■  Жилье – общая площадь жилых помещений, кв. м в среднем на одного жителя, конец 2014 года;

■  Авто – число собственных легковых автомобилей по субъектам Российской Федерации (штук на 1000 человек населения), 2015 год;

■  Комп. – персональные компьютеры (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств; 2014 год; на 100 домохозяйств; штук);

■  Моб. – мобильные телефоны (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств; 2014 год; на 100 домохозяйств; штук);

■  Отдых – организация отдыха и культурные мероприятия, в % к потребительским расходам домашних хозяйств (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств), II квартал 2015 года;

■  Сбер. – прирост финансовых активов (в % от общего объема денежных расходов и сбережений), 2014 год;

■  Алк+Т – алкогольные напитки и табачные изделия, в % к потребительским расходам домашних хозяйств (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств), II квартал 2015 года;

■  Бедность – численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в % от общей численности населения субъекта), 2015 год;

■  Преступ. – число зарегистрированных преступлений на 100 000 человек населения, январь–октябрь 2016 года.

Примечание. Для Республики Крым и г. Севастополя половина расчетных показателей по уровню жизни отсутствует, поэтому им присвоены номера соответственно 84 и 85, отражающие не их реальное место в рейтинге по уровню жизни в регионах, а только номер по порядку.
 

Уровень экономического развития включал показатели (последний показатель – в обратной зависимости: чем меньше – тем лучше):

■  ВРП – валовый региональный продукт на душу населения, 2014 год (млн руб./чел.);

■  Занятость – уровень занятости, в % от численности населения в возрасте 15–72 лет за август–октябрь 2016 года (в среднем за период);

■  Инвестиции – доля инвестиций в ВРП (%): инвестиции в основной капитал к валовому региональному продукту (в фактически действовавших ценах), 2014 год;

■  Прибыль – финрезультат на 1 занятого, тыс. руб.: сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) деятельности организаций, январь–сентябрь 2016 года, млн руб., к численности занятых в среднем за 2015 год (по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости), тыс. человек;

■  Доходы – среднедушевые денежные доходы населения (руб./мес.), сентябрь 2016 года;

■  Дотации – доля безвозмездных поступлений в доходах консолидированного бюджета субъекта Федерации, факт по 2014 году, %. В качестве показателей по Республике Крым и г. Севастополю использованы данные из законов субъектов Федерации об исполнении бюджета за 2015 год (первый полный год в составе РФ).

Примечание. Оценка валового регионального продукта (ВРП) по Республике Крым и г. Севастополю за 2014 год проведена Росстатом впервые, в текущих ценах и за неполный календарный год. Расчет основывается на данных, полученных от респондентов этих субъектов Российской Федерации. Итоговая оценка ВРП за 2014 год будет уточнена после получения и обработки данных за 2015 год.
 

Показатель экономической динамики интегрировал:

■  Пром. – индекс промышленного производства за 10 месяцев 2016 года, в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■  РД – динамика реальных денежных доходов, 9 месяцев 2016 года, в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■  Инвест. – инвестиции в основной капитал за 9 месяцев 2016 года (по полному кругу хозяйствующих субъектов, за счет всех источников финансирования; в сопоставимых ценах, в % к соответствующему периоду предыдущего года);

■  Услуги – объем платных услуг населению за 10 месяцев 2016 года в сопоставимых ценах в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■  С/х – индекс производства продукции сельского хозяйства за 9 месяцев 2016 года в % к соответствующему периоду предыдущего года (в г. Санкт-Петербурге явление отсутствует, принято за 100%).

Алгоритм расчета

По каждому показателю определялся ранг региона (его место в общем списке). Для получения интегральных показателей ранги суммировались без весовых коэффициентов и определялся интегральный ранг.

Источники: в расчетах использованы последние имеющиеся данные Росстата, а также данные из законов Республики Крым и г. Севастополя об исполнении бюджетов за 2015 год.

Рейтинг губернаторов России 20.11.2017
Рейтинг губернаторов России

«Кремлевский рейтинг» губернаторов РФ на 20 ноября 2017 года

Регионы не выбирают 20.11.2017
Регионы не выбирают

Кремль поменяет еще 8-10 губернаторов в 2018 году, но, скорее всего, уже после выборов президента

Победителей выбрал Кремль 24.07.2017
Победителей выбрал Кремль

Власти сделали все, чтобы реальной конкуренции на сентябрьских выборах региональных начальников не было. «Профиль» представляет рейтинг кремлевских кандидатов

На кого Кремль нашлет 10.04.2017
На кого Кремль нашлет

На минувшей неделе были уволены два губернатора. Итого с начала года постов лишились уже 8 глав регионов. «Кремлевский рейтинг» губернаторов РФ-2017 прогнозирует скорую отставку еще восьми руководителей

Рейтинг губернаторов России 10.04.2017
Рейтинг губернаторов России

«Кремлевский рейтинг» губернаторов РФ на 10 апреля 2017 года

Долговая яма для губернаторов 20.02.2017
Долговая яма для губернаторов

Более трети субъектов РФ имеют серьезные проблемы с госдолгом, а восемь из них брали кредиты вопреки законодательным ограничениям

Скамейка отставных 31.10.2016
Скамейка отставных

За 4,5 года третьего президентского срока Владимира Путина досрочно и навсегда покинули свои посты 30 глав российских регионов

Рейтинг губернаторов России 31.10.2016
Рейтинг губернаторов России

«Кремлевский рейтинг» губернаторов РФ на 31 октября 2016 года

На выход приглашаются 31.10.2016
На выход приглашаются

Губернаторский корпус России ждут масштабные кадровые перестановки. Шесть глав регионов могут покинуть свои посты еще до Нового года, почти 15 – в начале следующего

Чечня шагает впереди 15.06.2016
Чечня шагает впереди

«Профиль» представляет рейтинг инвестиционной динамики регионов. В лидерах – нефтегазовые регионы и Северный Кавказ

Ветер в карманах 08.03.2016
Ветер в карманах

Бедняков в нашей стране не 14%, как говорит официальная статистика, а 41%. Главный фактор бедности – наличие детей

География бедности 08.03.2016
География бедности

Благополучие россиян зависит не только от места их региона на карте

«Мы рискуем вернуться в 90-е» 08.03.2016
«Мы рискуем вернуться в 90-е»

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики, о том, какие социальные группы и жители каких регионов наиболее уязвимы в кризис

Семеро с сошкой, семьдесят с ложкой 07.12.2015
Семеро с сошкой, семьдесят с ложкой

«Профиль» впервые публикует собственный рейтинг российских регионов

«Конкурс красоты» для губернаторов 07.12.2015
«Конкурс красоты» для губернаторов

Кто из глав регионов получит завтра «черную метку», не зависит от положения дел на подведомственных им территориях и не улавливается никакими рейтингами

Кризис законопослушания 08.12.2015
Кризис законопослушания

В России вновь начала расти преступность. Самая криминальная обстановка в регионах с наиболее низким уровнем жизни населения

КОНТЕКСТ

28.09.2017

Озеленение кадров

Губернатор Ненецкого АО Игорь Кошин стал пятым уволенным главой региона за неделю

18.09.2017

Мельтешение кадров

После удачно проведенных региональных выборов Кремль продолжит менять губернаторов

13.09.2017

Краснокожая паспортина

Россия заняла 63-е место в рейтинге гражданств мира, но это хуже прошлогоднего результата

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ