05.12.2016 | Алексей Сидоров

Любовь к ритейлу и литературе

Август Мейер и Дмитрий Костыгин ведут дела по заветам Айн Рэнд

Фото: Shutterstock

Владельцы долей в нескольких крупных розничных сетях России, включая «Юлмарт» и «Рив Гош», Дмитрий Костыгин и Август Мейер – один из самых удачных тандемов в российском бизнесе.

Владелец долей в нескольких крупных розничных сетях России, включая «Юлмарт» и «Рив Гош», миллионер Дмитрий Костыгин начинал бизнес подростком: в 80‑х торговал джинсами на Рижском рынке в Москве, а потом перебрался в Ленинград, где продавал иностранцам военную форму, сапоги, ушанки и двухкопеечные монеты для таксофонов – доллар за штуку.

С 90‑ми в России началась эпоха неограниченного капитализма с минимальным вмешательством государства – материализовались идеи Айн Рэнд, кумира либертарианцев и начинающих менеджеров. Новая идеология пришла в Россию благодаря реформам Ельцина, а в жизнь курсанта петербургской Военно-медицинской академии Костыгина – благодаря знакомству с книгами Айн Рэнд. Поэтому он, в отличие от России, знал, чем в рыночных условиях полезен рациональный эгоизм и вреден альтруизм.

Костыгин перевелся на заочное отделение Санкт-Петербургского университета финансов и экономики. Вместе с приятелем, предпринимателем Вадимом Гуриновым, открыл сеть магазинов джинсовой одежды Colin’s и участвовал в создании компании «Петросоюз», производителя пельменей, кетчупа и майонеза. А по ночам он переводил Айн Рэнд. Сам Костыгин рассказывает, что собрал на перевод у американских поклонников писательницы несколько десятков тысяч долларов.

«Петросоюз» был продан компании Heinz в 2003‑м (Гуринов и Костыгин, по данным русского Forbes, заработали на этом $150 млн). Сеть магазинов Colin’s купила компания Colin’s. «Атлант расправил плечи» был издан тиражом 1000 экземпляров издательством «Культ-информ-пресс». До середины 2000‑х роман был известен в достаточно узких кругах, но все равно помог молодому бизнесмену сделать себе имя: Forbes пишет, что Костыгина питерская пресса называла «местным идеологом капитализма», а экономист Андрей Илларионов организовал презентацию книг Рэнд в его переводе, утверждая, что они есть в библиотеке молодого президента Владимира Путина. Во второй половине 2000‑х Рэнд (уже в другом переводе) стала библией амбициозных менеджеров среднего звена.

Впрочем, свое главное дело Рэнд для Костыгина сделала уже тогда: она привела к нему его будущего партнера, Августа Мейера.

Американский юрист Август Мейер родился в семье медиамагната из списка 400 самых богатых американцев Forbes. Он приехал в Петербург, чтобы увековечить память местной уроженки Алисы Розенбаум – так звали Айн Рэнд до ее эмиграции в США. Американские поклонники писательницы сказали Мейеру, что в России ему поможет переводчик «Атланта» Dmitry Kostygin.

Два поклонника Айн Рэнд сразу же нашли общий язык. Но говорить стали не об открытии музея, а о бизнесе. Мейер решил инвестировать в России. Костыгин взялся ему помогать. А петербургский предприниматель Олег Жеребцов искал инвестора для создания сети гипермаркетов «Лента». В 2001-м все трое встретились в одном помещении, откуда Костыгин и Мейер вышли обладателями 5% и 44% акций ритейлера соответственно. За свою долю они отдали $15,6 млн. 10 лет спустя они продадут ее почти за $1,1 млрд.

Пока же у Жеребцова был только один гипермаркет на улице Энергетиков с продажами $12 млн за 2001 год, и еще один строился. Тандем вошел в совет директоров, но в управление до поры до времени не вмешивался. Костыгин даже переехал в Швейцарию. «Лента» достроила второй гипермаркет, затем третий. В 2006 году их было уже 12, а оборот сети превышал миллиард долларов. За делами «Ленты» и друга Августа из Швейцарии Дмитрий Костыгин пристально следил, несмотря на то что уже вышел из совета директоров и оставил себе только 1% акций.

Мейер по совету Костыгина требовал активизировать развитие сети гипермаркетов. Жеребцов колебался. Тогда тандем попросил Жеребцова с должности гендиректора, обвинив его в создании другой сети продуктовых магазинов, «Норма», якобы втайне от совета директоров. Тот сопротивлялся, вызывал охранять свой офис ОМОН, но от оперативного управления в итоге все же отошел. После кризиса 2008 года он продал свои 35% консорциуму инвестфондов TPG и VTB Capital всего за $110 млн. И поспешил: после долгой борьбы и сложных переговоров TPG и VTB Capital в августе 2011 года купили долю Мейера (40% после допэмиссии в пользу ЕБРР) за $1,06 млрд, а Костыгина (1%) – за $25 млн. После этого тандем стал в совместные проекты инвестировать 50/50 – и снова в ритейле. Они нашли еще малоизвестный в 2010 году онлайн-магазин «Юлмарт» и купили каждый по 30% его акций. В 2016 году «Юлмарт», оцененный в $1,1 млрд, занял четвертую строчку в рейтинге крупнейших интернет-компаний страны по версии русского Forbes. Но, как и в истории с «Лентой», успех компании означает начало сложных переговоров с миноритариями – на сей раз с Михаилом Васинкевичем. Костыгин оплатил 550 млн руб. долга «Юлмарта» «Газпромбанку» со своего персонального счета и теперь через суд требует его у Васинкевича. Последний заявляет, что Костыгин пытается отпугнуть инвесторов и привести компанию к контролируемому банкротству, чтобы получить право на полное владение «Юлмартом» вместе с Мейером.

Сам Костыгин конфликтом это не считает, скорее, недоразумением. «Или мы договоримся, и все будет улажено хоть завтра, или все решит суд, а это займет года полтора», – сказал он «Профилю». В подтверждение этих слов в СМИ появились сообщения, что тандем даже готов выкупить акции миноритариев, но по «справедливой» цене.

В отличие от «Юлмарта», сеть мелкооптовых центров «Ряды» – это собственный проект Костыгина и Мейера. Его название должно напоминать «о традициях русского купечества». Первые два центра открылись в Петербурге осенью 2015 года. В феврале 2017‑го еще один появится на Мурманском шоссе в Ленинградской области, в апреле еще один – в Мытищах.

В других сетях, в которые вложился тандем  – «Рив Гош», «Улыбка радуги» и «ObuvCom», – о противостоянии акционеров тоже не слышно. Но если они и случатся, все решится, видимо, на принципах рационального эгоизма в духе Айн Рэнд, и без прибыли Мейер и Костыгин не останутся.

Русский Forbes пишет, что Дмитрий Костыгин и Август Мейер – граждане Сент-Китс и Невис, самого маленького государства Западного полушария. Таковым оно и останется, ведь у государства нет совета директоров, куда можно было бы позвать тандем. Поэтому его премьер-министр может спать спокойно. А впрочем, даже если бы и был – договориться в случае чего можно всегда. Покупали же интуристы в Ленинграде жетоны для таксофонов по доллару за штуку.

КОНТЕКСТ

04.07.2017

Вместе нас богато

«Сафмар» Михаила Гуцериева и Микаила Шишханова рассказал о пользе объединения «М.Видео» и «Эльдорадо»

06.06.2017

Поддержка малоимущими отечественных производителей

Глава Минпромторга Денис Мантуров выступил с разъяснением программы продовольственной помощи

24.04.2017

Россия не продается

Отечественному ритейлу придется иметь дело с экономными и равнодушными к моде клиентами

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ