24.11.2016 | Василий Семин

Факторинг уводит клиентов в онлайн

Электронные госуслуги для бизнеса увеличивают скорость финансирования клиентов

Фото: Shutterstock

Как цифровые технологии преображают сектор специального кредитования под поставки продукции с отсроченной оплатой.

Еще два года назад на страницах «Профиля» (№ 46 от 8 декабря 2014 г.) кипели нешуточные страсти – участники российского рынка факторинга спорили о том, что такое настоящий электронный факторинг. Сегодня спор окончен. Факторы договорились о терминах и готовы полностью отказаться от бумажного документооборота. Но произойдет это не раньше, чем обмен первичной бухгалтерской документацией в электронном формате станет обязательным для всех участников торговых отношений.

«Десять лет назад факт обмена информацией через email был уже достаточен для того, чтобы назвать продукт «электронным», – вспоминает Виктор Вернов, генеральный директор и председатель правления компании «Открытие Факторинг». – Последние два-три года под электронным факторингом в основном понималось взаимодействие между клиентом и фактором с использованием электронной подписи. Сейчас основные участники рынка придерживаются концепции «трехстороннего ЭДО», то есть безбумажного документооборота в единой среде между клиентом, дебитором и фактором».

Трехсторонний электронный факторинг стал реальностью благодаря тому, что поставщики и покупатели начали обмениваться актами ТОРГ‑12 и счетами-фактурами в электронном формате через провайдера юридически значимого электронного документооборота (ЭДО).

«Это дало нам возможность отказаться от бумажных документов – отгрузочных, подтверждающих уступаемое денежное требование, сопровождающих исполнение договора, – объясняет вице-президент и управляющий директор по факторингу Промсвязьбанка Александр Карелин. – Например, в 2015 году Промсвязьбанк обработал более десяти миллионов сопроводительных документов».

«Электронный факторинг в нашей версии не требует от клиента подписывать, сканировать, присылать какие-либо документы в процессе работы с банком, – говорит заместитель председателя правления Металлинвестбанка Михаил Окунев. – Все, что нужно (для получения финансирования. – «Профиль»), – это нажать две кнопки в системе «фактор–клиент».

Цифровое преимущество

По данным Ассоциации факторинговых компаний (АФК), за девять месяцев 2016 года на факторинг было передано более 6,2 миллиона поставок, что на 19% больше, чем в прошлом году. Динамика уступленных поставок превышает темпы роста рынка (+11%), при этом средняя стоимость одной профинансированной поставки стабильно снижается (см. график).

«Что такое одна торговая операция? – описывает процесс Александр Карелин. – Это счет-фактура, товарная накладная, акты сверки, уведомления, извещения. Эти документы нужно отправить и принять – требуется курьер. Затем обработать – проверить подписи, печати, сверить с доверенностью. Следом необходимо зарегистрировать документы в системе учета. Более того, их нужно хранить в течение пяти лет и предоставлять по требованию налоговых или правоохранительных органов. И так по каждой поставке».

«Раньше нам приходилось арендовать складское помещение для хранения первичной документации, и все равно случаи потери документов либо путаницы с ними невозможно было исключить», – добавляет Виктор Вернов.

По словам генерального директора ВТБ Факторинг Антона Мусатова, наряду со снижением затрат преимущество электронного факторинга – верификация 100% поставок: «Документы, полученные через электронные каналы и заверенные электронно-цифровой подписью, для факторинговой компании являются определенной гарантией подлинности. Поэтому увеличивается скорость принятия решения о финансировании, что позволяет компании в разы ускорить оборачиваемость и повысить эффективность использования оборотного капитала. За счет снижения рисков стоимость финансирования также может снижаться».

«Клиент может находиться как угодно далеко территориально от фактора и дебитора – все передаваемые им электронные документы юридически значимы и имеют такой же статус, как и бумажные, скрепленные печатями и подписями», – дополняет руководитель отдела факторинга МФО «Симпл-Финанс» Сергей Авдюхин.

Помимо клиентов как непосредственных участников договора факторинга электронное взаимодействие затрагивает и покупателей-дебиторов. «Поскольку весь факторинг строится на данных дебитора, это страхует и фактора, и дебитора от попадания в обработку «несуществующих» поставок, дает полную безопасность», – утверждает Михаил Окунев.

По мнению Виктора Вернова, благодаря электронному факторингу дебитор имеет полную информацию о получении финансирования его поставщиками, может отслеживать, какие поставки были переданы на факторинговое обслуживание, а какие нет, что позволяет всегда иметь перед глазами объективную картину по взаиморасчетам с каждым из поставщиков.

Кроме экономии времени и ресурсов на обработку и хранение бумажных документов, электронный факторинг помогает дебитору выполнять требования законодательства, например, Закона о торговле (381‑ФЗ), если в качестве дебитора выступает торговая сеть. По словам Сергея Авдюхина, с помощью факторинга торговые сети не только корректируют сроки оплаты, но и предоставляют факторам платные услуги по верификации поставок.

заместитель председателя правления ПАО АКБ «Металлинвестбанк»
Михаил Окуневзаместитель председателя правления ПАО АКБ «Металлинвестбанк»
«Поскольку наши технологические возможности и понимание бизнеса намного превосходят любое решение на рынке, мы используем свое решение для электронного факторинга. На сегодняшний день 67% клиентов пользуются только электронным факторингом. Отличительной особенностью нашего решения является «всеядность» и минимальное изменение бизнес- процессов дебиторов и клиентов. Мы обладаем отлаженными технологиями построения электронного факторинга на базе любого электронного документооборота между дебитором и клиентом либо на базе ERP системы дебитора. EDI, ЭСФ, УПД, КС‑2, КС‑3, Торг‑12, SAP, 1C, Oracle – наше решение может быть развернуто на базе любого источника данных. При этом в бизнес-процессах дебитора не меняется ничего. Для получения финансирования клиенту надо нажать две кнопки. Пример: клиент развозит ночью продукцию по магазинам, в 10.00 данные у него в «Фактор-клиенте», в 17.00 деньги на счету клиента. При таком подходе качество технической поддержки – то, чему мы уделяем огромное внимание».

Запутались в сетях

Когда в январе 2011 года крупнейшая на тот момент торговая сеть X5 Retail Group заявила о планах создания дочерней факторинговой компании для расчетов с поставщиками и даже получила моральную поддержку ФАС России, участники рынка приготовились к жесткой конкуренции.

Однако инициатива ограничилась расширением коммерческого сотрудничества ритейлера с действующими факторами и запуском летом 2016 года проекта FactorPlat – разработанной по заказу X5 Retail Group электронной площадки по верификации дебиторской задолженности поставщиков.

В пятилетнем промежутке между этими событиями «высшим пилотажем» считалось создание электронной факторинговой биржи, где любой поставщик мог «в один клик» получить финансирование от любого фактора в обмен на дебиторскую задолженность подключенного к площадке покупателя. Однако ни один из «биржевых» проектов не был реализован.

«Трехсторонний электронный факторинг и биржа дебиторской задолженности – это инструменты, решающие разные задачи, – говорит Дарья Николаевская, директор дирекции инновационного развития факторинговой компании НФК. – Биржа нужна поставщику для превращения актива в деньги по привлекательной цене, мнение и интерес дебитора не учитываются. К тому же на бирже отсутствует важный элемент факторинга – периодичность: никто не обязывает поставщика, выставившего на торги «дебиторку» сегодня, делать то же завтра. Нужно учитывать и повышенный спрос на высоконадежных дебиторов. В наших реалиях к таковым относятся федеральные торговые сети, которые раньше не хотели работать по факторингу. Сегодня же ситуация изменилась, поэтому поставщикам проще обратиться за финансированием к конкретному фактору, чем выходить на электронные торги».

«На биржевой площадке фактор теряет доходность по сделкам, но приобретает возможность всегда купить устраивающие по риску и ликвидности денежные требования», – оппонирует Сергей Авдюхин.

По мнению Михаила Окунева, решение для факторинга не должно менять бизнес-процессы на стороне дебитора, поэтому любая электронная площадка – это не более чем вспомогательное решение, интегрированное с ERP-системой дебитора: «80% поставок никак не затрагиваются факторингом даже в торговых сетях, где он активно поддерживается», – замечает эксперт.

Кроме того, по мнению начальника управления факторинга МКБ Кирилла Покровского, «биржа» создает значительные операционные риски для дебитора и фактора, и рынок к ней не готов.

«Факторинговый маркетплэйс – это следующий шаг после формирования рынка электронного факторинга, – прогнозирует Александр Карелин. – Ликвидная и подтвержденная дебиторская задолженность крупных компаний может котироваться так же как долги «голубых фишек».

генеральный директор, председатель правления ООО «Открытие Факторинг»
Виктор Верновгенеральный директор, председатель правления ООО «Открытие Факторинг»
«Основа стратегии «Открытие Факторинг» – обслуживание клиентов происходит в режиме онлайн от момента получения заявки через сайт и до выдачи финансирования. С учетом нашей ориентированности на предоставление сервисов для малого и среднего бизнеса старались создать систему, которая сделает получение финансирования по удобству сравнимым с привычными для обычного человека онлайн-сервисами, доступными на смартфоне. Наша система онлайн-факторинга представляет собой собственную разработку, которая совместима с большинством EDI систем. Ключевое преимущество – модульная структура и отсутствие необходимости сложных, дорогостоящих интеграций как на стороне клиентов, так и на стороне дебиторов. Начать работать с нами максимально просто и быстро. Сейчас от момента подачи заявки на финансирование до момента получения средств на счет проходит от 1 до 3 дней. Текущее финансирование по действующим клиентам выплачивается в течение часа. По нашим ощущениям, это один из лучших показателей на рынке, и опросы клиентов по удовлетворенности нашими услугами подтверждают это».

По заказу ФНС

Внедрение электронного документооборота в сегменте b2b происходит под воздействием изменений законодательства, инициаторами которых выступает государство. Первенство в ЭДО принадлежит налоговым органам: в 2016 году налоговую отчетность в ФНС России в электронном виде будут направлять 93% российских компаний (см. график), в 2017 году электронный счет-фактуру и ТОРГ‑12 заменит универсальный передаточный документ (УПД), а в течение ближайших 5–7 лет налоговики планируют перевести несколько миллиардов торговых транзакций в онлайн-режим с автоматическим расчетом и уплатой налогов.

«В процессе внедрения ЭДО фактор является «ведомым», поскольку работает с уже сформированными документами, например, выплачивает финансирование по факту предоставления клиентом товарно-транспортной накладной, – отмечает Кирилл Покровский. – Если накладная изначально существовала исключительно в бумажном виде, то далеко не всегда удается убедить всех участников сделки перевести ее в электронный формат».

«Факторинг – это лишь малая часть большого мира оформления поставок, и там идут тектонические сдвиги в сторону электронного оформления всего, – говорит Михаил Окунев. – Факторинг станет целиком электронным в тот же момент, когда все поставки можно будет оформить только электронными документами».

Именно поэтому, полагает Кирилл Покровский, отдельно регулировать электронный документооборот по факторингу не имеет смысла – он не отличается от документооборота при обычных хозяйственных операциях.

По словам Александра Карелина, сейчас рынок факторинга активно обсуждает предстоящий отказ налоговой службы от счетов‑фактур в пользу универсальных передаточных документов (УПД), который предусматривает присоединение двух квалифицированных электронных подписей поставщика и покупателя.

«УПД для факторинга – идеальный документ, а для электронного факторинга это просто «панацея», – считает Карелин. «Тот факт, что государство стимулирует предприятия переходить на юридически значимый электронный документооборот, только приближает тот день, когда мы полностью откажемся от бумаг», – подтверждает Дарья Николаевская.

Споры о будущем

«Если сохранится желание государства и участников торговли оформлять взаимоотношения без бумаги, то электронный факторинг станет через 5 лет единственной формой факторинга», – говорит Михаил Окунев. С ним солидарен Сергей Авдюхин: «В ближайшие три года весь факторинг станет полностью электронным».

Александр Карелин полагает, что 2017–2018 годы станут переломными для ЭДО и безбумажного факторинга в России, а Дарья Николаевская отмечает, что уже сейчас «решено большинство вопросов, ограничивавших развитие ЭДО в целом и электронного факторинга в частности».

Возглавляющий компанию – лидера рынка факторинга Антон Мусатов более осторожен в прогнозах: «На рынке факторинга электронный документооборот еще не получил должного распространения. Во многом это связано с определенными финансовыми инвестициями, которые требуются для его внедрения, и отсутствием сложившейся культуры его использования».

КОНТЕКСТ

15.03.2017

В погоне за объемом

По итогам 2016 года рынок факторинга отыграл падение за счет демпинга, но перейти к полноценному росту ему не дают экономные покупатели и неторопливые законодатели

01.09.2016

Вирусный факторинг

Консорциум R3 сообщил о запуске финансирования трансграничных торговых операций на базе технологии блокчейн

01.09.2016

Уверенность во вчерашнем дне

Почему рынок факторинга растет, в то время как товарооборот падает, а возможность кредитования снижается

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ