22.11.2016 | Сергей Кузнецов

Тихий саботаж

Глава ВТБ Андрей Костин, похоже, делает всё, чтобы сорвать приватизацию банка

Фото: Астапкович Владимир/ТАСС

Провалы в текущей и инвестиционной деятельности, председатель Наблюдательного совета арестован по обвинению в коррупции - как приватизировать такой банк?

Банки любят тишину, тем более перед крупными сделками, – нельзя пугать покупателей. Банк ВТБ находится как раз в такой ситуации, в преддверии крупных сделок государства по продаже его акций. Но он практически проваливает предпродажную подготовку.

Несвоевременный скандал

Кажется, куда уж больший конфуз, чем уголовное дело о взяточничестве председателя наблюдательного совета банка? Алексей Улюкаев был избран на эту должность в июле 2015 года и пока остается на ней, несмотря на статус подозреваемого.

Набсовет ВТБ отвечает за стратегию развития банка, созыв и повестку дня общего собрания акционеров, предельный размер выплачиваемых дивидендов, формирование правления, выборы его членов и президента-председателя (а также установление им вознаграждений и компенсаций), за одобрение сделок с заинтересованностью, крупных сделок, за внутренний аудит и т. д. Ясно, что преднабсовета – одно из ключевых лиц в системе корпоративного управления банка.

Членов набсовета выбирает общее собрание акционеров, и исключить из членов набсовета может также только оно. Но вот председателя выбирают сами члены набсовета и вправе в любое время его переизбрать. Но пока Алексей Улюкаев, лишенный поста министра в результате утраты доверия президента РФ, даже под домашним арестом все еще остается председателем набсовета банка.

Провал операционной деятельности

Последние три года ВТБ работает с минимальной прибылью. Чистая прибыль банка по МСФО в 2014 году составила 0,8 млрд руб., в 2015-м–1,7 млрд руб., а за 9 месяцев 2016-го–34 млрд руб. ВТБ – это банк № 2 в России по активам и капиталу. Его активы в 2,4 раза меньше, чем у лидера отрасли – Сбербанка. Но прибыль за 9 месяцев этого года меньше, чем у Сбербанка, в 8,2 раза.

Активы и кредиты ВТБ за 9 месяцев 2016 года упали на 9,4% и 6,9%. Капитал банка, конечно, вырос на вложениях государства в привилегированные акции банка в 2014–2015 годах на общую сумму более 0,5 трлн руб. (с оплатой ОФЗ, которые те же деньги при залоге их в Банке России). Эти вложения сегодня составляют более 80% уставного капитала ВТБ. Средства государства в очередной раз спасли ВТБ, иначе он попал бы в сложную ситуацию невыполнения нормативов достаточности капитала.

Главное подразделение, которое генерирует прибыль Группы ВТБ, – это розничный банк ВТБ 24. В мае 2016-го ВТБ интегрировал 70% Банка Москвы (его лучшую часть), оставив в ВТБ-БМ «осадок». Что и дало ВТБ некоторое улучшение показателей. В начале ноября набсовет ВТБ принял решение об интеграции до конца 2017 года банка ВТБ 24, вероятно, в тех же целях (рост прибыли и кредитов). Вообще именно розничный сектор вытягивает группу ВТБ. Его доля в активах группы – около четверти (26%), он дает почти 2/3 (63%) чистого операционного дохода.

Корпоративно-инвестиционный бизнес (КИБ, 45% активов), который вдвое больше, дает втрое меньше прибыли, чем розничный. А сегмент «среднего корпоративного бизнеса» вообще приносит убытки, почти равные прибыли КИБа. Прибыль этого года заработала именно розница благодаря высоким ставкам и росту кредитов физлицам (в 2016 году – на 8,2% при падении кредитов юрлицам на 10,6%).

Провал инвестиционной деятельности

По данным журнала «Forbes Russia», на 1 июня 2016 года ВТБ лидирует среди российских банков по объему непрофильных активов – 542 млрд руб., или 38% капитала группы. Для сравнения: те же показатели Сбербанка в разы меньше – 243 млрд руб., или 9%. Для оценки журналом был использован показатель корпоративной отчетности «объем кредитов связанным сторонам», ЦБР планирует ограничить его в будущем размером 20%.

ВТБ явно перекосил свою деятельность с банковской на непрофильную, в основном на операции с недвижимостью. И ладно бы, если бы это приносило прибыль. Но все прямо наоборот – убытки от непрофильных активов стремительно растут: в 2012 году они составили 4,3 млрд руб., в 2013–2014 годах – по 17,4 млрд руб., в 2015-м – 35,9 млрд руб. Зачем ВТБ такие активы? Зачем продолжать убыточные вложения?

Отчасти это вынужденная политика – результат провалов в операционной деятельности. Заемщики не могут вернуть кредиты, и банку приходится обращать в свою собственность предметы залога, объекты недвижимости. Обычно это обставлено не так явно, но по существу речь идет именно о возврате кредитов недвижимостью. Кроме этого, ВТБ ведет активную и целенаправленную скупку недвижимости и компаний, ею владеющих.

При этом зарабатывают на этих активах другие, не банк. Некоторые фамилии просочились в прессу. По уверению того же «Forbes Russia», близкий к Костину Дмитрий Якубовский умудрился трижды заработать на проекте «Горки‑8», в том числе дважды – при сделках с ВТБ (сам Якубовский, впрочем, опроверг эту информацию в открытом письме в «Коммерсанте»).

Другой пример инвестиций сомнительной доходности – срочная, до конца года, покупка ВТБ 14% акций «РусГидро» за 55 млрд руб. с обратным выкупом через 5 лет. «Одобренная» президентом РФ (что явно не входит в его полномочия). Зачем это нужно «РусГидро» – понятно, а зачем госбанку – не очень.

Почему?

За исключением розничного сегмента, ВТБ ведет очевидно неэффективную деятельность, прикрываемую регулярно получаемыми от государства или благодаря государству деньгами. Без регулярной подпитки госсредствами ВТБ явно выжить не сможет. Удручающую картину дел в банке глава ВТБ Андрей Костин описывает прямо противоположными по смыслу словами: «устойчивая структура баланса», «устойчивый рост прибыльности» и «сильные показатели достаточности капитала», «операционная эффективность».

Почему столь неэффективны инвестиции и кредиты «большого ВТБ» – основной сферы его деятельности? «ВТБ – это сложная структура с большим конгломератом интересов... У ВТБ нет хозяина – банк является общим котлом для правящих элит. Одним нужно одно, другим – другое. Много интересантов, из-за чего бизнес раздирается на части»,  – приводит еженедельник «Компания» слова директора Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павла Салина.

Насколько будет интересен потенциальным инвесторам банк с такими проблемами? Особенно с учетом того, что государство, вероятно, перестанет ему помогать, когда он станет в основном частным. Не видно, чтобы банк предпринимал какие-то усилия для серьезного изменения своих показателей и выхода из этого тупика.  

24СМИ