17.11.2016 | Алексей Афонский

Очистить и приютить

Центробанк решил окончательно «исцелить» финансовый рынок и забрать банки у «уставших» владельцев

Фото: shutterstock

В ближайшие месяцы регулятору предстоит навести порядок среди микрофинансовых организаций, страховых компаний и негосударственных пенсионных фондов. Рынок собираются очистить от «слабых игроков». В то же время, ЦБ выразил готовность забирать банки, владельцы которых «устали» и больше не заинтересованы в своем бизнесе.

 

О новой «мегазадаче» регулятора рассказал зампред Центробанка Сергей Швецов. «Очищение рынка — это шаг в сторону добросовестной конкуренции и надежности рынка. Уже во вторую половину 2017 года мы войдем с четким сигналом для финансового рынка и для наших потребителей, что Банк России в целом закончил чистку сектора микрофинансовых институтов. Далее, как я сказал, и страховых компаний, и пенсионных фондов от слабых игроков», — заявил банкир. 

По его словам, Центробанк продолжит отзывать лицензии и дальше, но процесс будет уже не таким массовым — он будет носить не «характер вычищения», а вестись «в связи с текущим надзором, исходя из представляемой финансовыми организациями отчетности». Швецов пояснил, что считает «чистку» процессом, необходимым для обеспечения конкуренции и повышения устойчивости рынка. «Недобросовестный игрок изначально имеет конкурентное преимущество, потому что он не обременяет себя соблюдением правил игры, наличием капитала. А если нет капитала, то не нужно получать с него доходы, можно применять другие практики, вытесняя с рынка добросовестных игроков», — считает зампред ЦБ.

В начале года регулятор говорил о планах завершить «зачистку» финансового сектора к концу 2018 года. При этом председатель ЦБ Эльвира Набиуллина подчеркивала, что отзыв лицензий нельзя считать именно «зачисткой». Вместо она предлагала называть процесс «оздоровлением сектора, избавлением его от слабых игроков».

Вместе с тем, в минувшую среду в Центробанке заявили, что скоро поменяют модель надзора за финансовыми некредитными организациями. К ним относятся страховщики, профессиональные участники рынка ценных бумаг, микрофинансовые организации и кредитные кооперативы. Новая модель предполагает разделение всех организаций на три или четыре группы риска, в зависимости от жалоб клиентов. «В настоящее время происходит формирование новой модели надзора на финансовом рынке, которую можно назвать надзором за соблюдением правил поведения финансовых компаний в отношении клиентов, это так называемый поведенческий контроль в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг», — сказал глава службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров ЦБ Михаил Мамута. Реализовать новую модель в ЦБ рассчитывают уже в следующем году.

По словам Мамуты, жалобы потребителей станут главным фактором отнесения компании к той или иной группе риска. Но учитывать будут и другие аспекты, такие как размер компании, ее влияние на рынок, региональный и продуктовый факторы. Все это вместе представитель ЦБ назвал «сигнальной системой поведенческого надзора». «Мы сейчас находимся на этапе конструирования этой системы. Дискуссия с рынком идет по разным секторам, мы не будем ее запускать, пока точно не поймем, как она работает», — отметил Мамута. Он добавил, что ЦБ ежегодно получает сотни тысяч жалоб на различные финансовые организации, включая банки: «Если быть точным, в этом году мы ждем около 300 тысяч обращений». На некредитные организации в этом году поступило около 73 тысяч жалоб. В основном, потребители недовольны услугами страховых компаний.

Еще одна инициатива ЦБ, озвученная в четверг, призвана дать возможность «уставшим» собственникам банков, которые не видят перспектив для развития бизнеса, выйти из него. Такие банки предлагается передавать в фонд консолидации банковского сектора, о создании которого было объявлено летом. «Есть концептуальные идеи, например, работа с так называемыми «уставшими» собственниками. Эти люди вошли в банковский бизнес давно, для них этот бизнес — почти семейный, а выйти из него почти невозможно. Продать не получается — спроса нет, закрыть банк почти невозможно, передать бизнес некому, денег на развитие больше нет. Мы надеемся, что с помощью фонда консолидации мы поможем собственникам с достоинством выйти из бизнеса», — рассказал первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. Бывшие владельцы банков при этом смогут получить за них долю в более крупном банке, когда фонд будет объединять свои активы. Тулин сравнил такую процедуру со сделкой с отложенными обязательствами: «Скажем, через два года, если кредитный портфель, который он передал в составе банка, будет обслуживаться». 

Центробанк боится, что банкиры, не видящие перспектив по выходу из бизнеса, могут начать вести себя необдуманно и неэтично. «С 2013 года происходит что-то необычное: многие люди — собственники, менеджеры — совершают вещи, которых мы от них совсем не ожидали. Фонд консолидации может стать возможностью для них просто остановиться», — сказал зампред ЦБ.

Впервые о создании фонда консолидации банковского сектора в конце июня рассказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Она говорила о том, что фонд будет напрямую, без посредников в виде банков-санаторов, входить в капитал «спасаемых» кредитных организаций. Текущая процедура спасения банков, по мнению главы регулятора, имеет целый ряд недостатков: «Невозможность консолидировать санируемые банки, так как их санируют разные победители конкурсов, недостаточное число санаторов с запасом финансовой прочности, увеличение долговой на грузки на Агентство по страхованию вкладов, длительность возврата кредитных средств и встречающаяся иногда мотивация санатора использовать банк как склад своих плохих активов — это системные недостатки того механизма, который мы применяем уже долгие годы».

Создание фонда консолидации Набиуллина назвала «следующим шагом, который позволит преодолеть все эти проблемы». Центробанк готов принять на себя ответственность и выступить не только источником финансирования, но и организатором процесса санации каждого конкретного банка. Переход к новому порядку санации позволит сделать ее более дешевой, быстрой, управляемой и эффективной. Оперативное управление санируемыми банками ЦБ собирается поручить специально созданной управляющей компании. Планируется, что формироваться фонд будет из отчислений по решению совета директоров ЦБ и из средств самого регулятора. При необходимости санации какого-либо банка ЦБ будет покупать паи управляющей компании, которая на полученные деньги выкупит акции в санируемой кредитной организации. 

Нововведения несут в себе и некоторые риски. Главный из них — перспектива национализации сектора, однако Набиуллина не склонна преувеличивать его: «Значимость санируемого банка с точки зрения банковского сектора невелика. На 28 банков, подвергнутых санированию за предыдущие три года, приходилось лишь коло 4% обязательств банковского сектора. Во-вторых, результатом санирования должна стать продажа банков». Также глава ЦБ отмечала риск конфликта интересов, что может обернуться снижением качества надзора за банками. Бороться с этим Центробанк намерен с помощью «китайской стены» между ЦБ и управляющей компанией. «У нас есть опыт создания таких «китайских стен», например, между денежно-кредитной политикой и надзором», — говорила Набиуллина.

По нынешним правилам, санацией банков занимается Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Оно может делать это самостоятельно (путем приобретения пакета акций, достаточного для принятия решений на собрании акционеров), но чаще привлекает сторонние банки-санаторы, среди которых проводит конкурс. Победителю выделяют необходимые средства, которые затем идут на оздоровление «больного» банка. На данный момент АСВ приняло участие в санации 30 банков. Самым громким за последнее время стало спасение банка «Траст». На роль санатора претендовали «Альфа-банк» и холдинг «Открытие». Победителем в итоге оказался последний, хотя конкурс проводился два раза и сильно затягивался. АСВ пришлось несколько раз выделять дополнительные средства на санацию «Траста»: изначальные 30 миллиардов рублей увеличились до 127 миллиардов. 99 миллиардов из них досталось самому «Трасту», остальные 28 миллиардов получило «Открытие». Весной 2016 года холдинг признал, что санация «Траста» стала для него большой проблемой и испытанием: «Санация банков была достаточно постоянным процессом. В какой-то момент даже стало казаться, что мы набили руку. К сожалению, с санацией последнего банка все оказалось не так просто».

В случае создания нового фонда агентство не уйдет с рынка сразу. Как минимум, оно будет продолжать участвовать в судьбе банков, санация которых уже началась. Гендиректор АСВ Юрий Исаев назвал создание фонда здравой идеей. «На этом этапе нет ничего недопустимого, в том числе и участие АСВ. Мы предполагаем, что те проекты, которые ведутся, будут продолжаться с тем же кругом участников — АСВ и инвесторов», — говорил зампред ЦБ Михаил Сухов.

Между тем, предложения создать единую организацию-санатор звучали и раньше. Правда, прежде в этой роли должен был выступить банк. В марте 2015 года президент ВТБ Андрей Костин предложил делегировать полномочия по санации банку «Российский капитал». В 2009 году все 100% его акций выкупило АСВ, и с тех пор он неоднократно занимался санацией как других банков, так и компаний небанковского сектора. Так, среди «пациентов» «Российского капитала» были банки группы «Лайф», «Социнвестбанк» и банк «Солидарность», а также строительная компания «Су-155». В августе организация заявила, что собирается сменить стратегию и отныне будет развиваться в качестве обычного коммерческого банка.

Окончательное решение о создании фонда консолидации банковского сектора еще не принято. В конце октября министерство финансов приступило к разработке соответствующего законопроекта, который планируется внести в Госдуму еще до конца осенней сессии. Если депутаты поддержат идею, закон может вступить в силу в марте следующего года. Владельцы банков неоднозначно относятся к перспективе передавать в фонд не только санируемые, но и «здоровые» банки. Некоторые называют идею хорошей, другие считают малореализуемой. Основной аргумент скептиков — плохое состояние банков, от которых захотят отказаться «уставшие» владельцы. Центробанку, по их мнению, такой актив едва ли понадобится.

КОНТЕКСТ

09.12.2016

ЦБ отозвал лицензии у четырех московских банков

ЦБ отозвал лицензии у четырех московских банков

08.12.2016

Банки: исчезающий вид

По итогам 9 месяцев 2016 года российский банковский сектор сокращается и стагнирует

06.12.2016

Защита без гарантий

Центробанк возьмет под контроль онлайновый банкинг

24СМИ