14.11.2016 | Ольга Смирнова

«Выход на IPO показал, что люди нам доверяют»

Гендиректор ПАО «Финансовая группа «Будущее» Марина Руднева о сложностях вывода пенсионного бизнеса на IPO и его первых результатах

– За последние 20 лет пенсионная система России претерпела серьезные реформы. К чему, на ваш взгляд, мы пришли? Сохраняется ли сегодня у граждан доверие к ней, к негосударственным пенсионным фондам?

– Наиболее позитивное и стратегически ценное, на мой взгляд, решение было принято 14 лет назад, когда была введена накопительная пенсионная система. Она действует до сих пор, более того, за последние два года ее эффективность, прозрачность и стабильность возросли в разы. Система работает – это доказывает и тот факт, что свои пенсионные накопления НПФ доверили уже 30 млн человек, и то, что в среднем по доходности показатели НПФ выше инфляции. Я не говорю об индексации, которая уже в этом году была проведена не в полном объеме. И если сравнивать государственную систему индексации пенсий с тем, как НПФ управляют накопительной частью пенсий, то эффективность негосударственных фондов во много раз выше.

Что мы видим сейчас? Как только сформировалось доверие граждан к системе и люди более или менее начали интересоваться вопросом будущих пенсий и разбираться в нем, наступил мораторий. Более того, к сожалению, в сентябре на Московском финансовом форуме мы услышали, что в прежнем виде накопительная система возобновлена не будет. При этом была презентована еще и модель совершенно новой системы. Получается так, что пенсионная реформа в стране не заканчивается, постоянные изменения вызывают серьезные сомнения, доверять ли системе в целом.

– Есть мнение, что пенсионная система в нынешнем виде уже не отвечает современным требованиям. И если ничего не менять, ситуация с пенсионным обеспечением в стране будет ухудшаться. Как считают сами участники рынка?

– Изменения последних трех лет, наоборот, говорят о том, что пенсионная система на сегодняшний день отвечает всем требованиям рынка. Акционирование фондов, в результате которого информация о конечных бенефициарах стала открытой, вступление НПФ в систему гарантирования, ужесточение требований ЦБ к риск-менеджменту и инвестиционным декларациям – все эти меры были направлены на то, чтобы сделать пенсионные фонды более управляемыми, надежными, стабильными в рыночных условиях структурами, и у регулятора это получилось. Пенсионная система стала современной, прозрачной, понятной и эффективной.

– Негосударственные пенсионные фонды должны обеспечивать накопительную часть будущих пенсий россиян. Соответственно, должны иметь не только средства в управлении, но и доходность. Как решить эту задачу в условиях «заморозки» накопительной части и экономического кризиса? Каковы перспективы рынка НПФ в нынешних условиях?

– В результате «заморозки» граждане недополучают доход, а российская экономика – финансирование. Пенсионные деньги могли бы стать одним из источников длинных денег, как уже становились не раз. Фонды группы неоднократно инвестировали в реальный сектор, один из самых ярких примеров – строительство участка платной трассы Москва – Санкт-Петербург. Без «заморозки» мы имели бы возможность более активно участвовать и в других крупных инфраструктурных проектах, которые по срокам возвратности как раз сопоставимы с периодом накопления граждан, то есть с точки зрения вложения пенсионные деньги представляют собой оптимальный инструмент.

Тем не менее и в этих условиях мы продолжаем развиваться. В кризис выросли ставки рефинансирования, соответственно, выросли и ставки привлечения денежных средств. Это напрямую коснулось всех облигаций.

Следует также помнить, что в кризис капитал и акции остаются недооцененными. Мы ожидаем, что все приобретенные нами акции были недостаточно оценены – их потенциальная стоимость намного выше, и они будут расти. Более того, наша пенсионная группа все еще находится в стадии накопления финансов, выплаты начнутся только с 2023 года. Поэтому активных затрат в большом объеме у нас нет, и мы можем себе позволить долгосрочные вложения на 3, 5 и даже 10 лет.

– Как вы оцениваете предложение Минфина РФ и Банка России по модернизации накопительной пенсионной системы? Насколько правильно сегодня отказываться от обязательных пенсионных накоплений в пользу страховой системы, а проблему накопления перекладывать с работодателей и государства на граждан?

– В кризис есть проблемы с наполнением бюджета, и правительство вынуждено принимать меры, которые сейчас представляются наиболее очевидными. Так, Центробанк и Минфин предложили концепцию квазидобровольной системы пенсионных накоплений граждан, которую предполагают ввести с 2018–2019 гг. Добровольные взносы будут отчислять из зарплаты по умолчанию, но если человек не хочет платить сам, то он может отказаться от этого, сообщив работодателю. Идея вроде благая, но пока все же кажется утопичной.

Во-первых, большая часть населения недостаточно грамотна финансово, нет культуры самостоятельного накопления денег на старость. В США, например, вся система построена на собственных накоплениях, но это совсем другая страна, с другим менталитетом, с другими традициями. У нас же сейчас о пенсии думать никто не хочет – это скучно, печально, бедно. В стране только начал зарождаться семейный бизнес, появляется преемственность, и если мы начнем задумываться о накоплениях, то следующее поколение, возможно, будет это воспринимать уже как данность. К чему и вела реформа с введением накопительной компоненты.

Во-вторых, люди сегодня не в том финансовом положении, чтобы откладывать деньги на будущее. Большинство живет от зарплаты до зарплаты. В разрабатываемых положениях о добровольном пенсионном страховании есть возможность взять «каникулы» и временно не платить пенсионные взносы. Но если человек сам не возобновил платежи, то автоматически они возобновляются спустя год. Люди ничего не поймут, запутаются, опыт показывает – им проще написать один раз заявление о переводе в НПФ и спокойно ждать выхода на пенсию.

Поэтому сейчас важно сохранить обязательную накопительную систему, пусть с постепенным сокращением тарифа обязательного взноса, не с полной отменой. Пусть это будет не 6%, а 3% отчислений. А еще 3% могли бы добровольно отчислять сами граждане. Тогда это превратится в некую программу совместного инвестирования.

Можно, конечно, продолжать расстраиваться из-за «заморозки» накоплений, но сейчас по законодательству эти 6% отчислений считаются государственными деньгами, и государство вправе ими распоряжаться. Если же отчисления будут добровольными – они станут частным капиталом.

Но в любую новую историю легче верится, если за нее голосует государство, в том числе и деньгами. Одно время Минфин предлагал программу софинансирования пенсий, в которую можно было вступить до 2015 года. Смысл заключался в том, что если ты вносишь на пенсионный счет 12 тыс. рублей в год, то государство тоже вносит на этот счет 12 тыс. рублей. В этой программе участвовало большое количество людей, и именно потому, что государство взяло инициативу на себя, проголосовало рублем. Поэтому считаю, что такую двухкомпонентную систему нам нужно отстаивать и отстраивать. И если, например, через три года отменят «заморозку» накоплений, эта система может показать себя вполне эффективной и выгодной для всех сторон.

– В сентябре стало известно о создании компанией O1 Group Финансовой группы «Будущее», которая объединила ряд ведущих фондов. По числу клиентов и объемам средств под управлением вы занимаете четвертое место среди пенсионных групп России. Какова цель создания подобных пенсионных структур? Какие преимущества и возможности получит финансовая группа?

– Пенсионным бизнесом мы заинтересовались в 2013 году, приобрели пенсионный фонд «ТелекомСоюз». Тогда у нас было 23 млрд рублей активов под управлением, в основном пенсионные резервы. С тех пор мы выросли более чем в 10 раз, на сегодняшний день в структуре 5 пенсионных фондов и 270 млрд рублей под управлением. Сейчас финансовая группа объединяет 4,6 миллиона человек.

Когда бизнес демонстрирует такой рост, уже можно говорить об управляющем холдинге. Сейчас перед нами стоит задача внедрить единые бизнес-процессы во всех пенсионных фондах, оптимизировать их, выстроить единые системы управления и инвестирования. Таким образом, будут оптимизированы и расходы. Кроме того, необходимо было сформировать консолидированную отчетность, чтобы не смешивать пенсионное направление с другими бизнесами, и – как конечная цель – выйти на IPO.

– IPO ФГ «Будущее» стало первым в истории российского пенсионного рынка. В результате акции торгуются на бирже, группа стала публичным акционерным обществом. С чем связано столь смелое решение? Что оно может дать компании и клиентам?

– Мы начали готовиться к IPO с конца прошлого года, наращивали активы и долю на рынке. Начиная с 2014 года регулятор ставит перед пенсионным бизнесом все новые сложнейшие задачи, выполнение которых требует аккумуляции всех сил. Надо признать, что после всех нововведений пенсионный бизнес стал настолько прозрачным, что до публичности оставался всего один шаг. Безусловно, быть первым сложно. Но результаты размещения доказывают, что мы выстроили интересный бизнес на рынке пенсионных накоплений. Люди разобрались с тем, что такое пенсионный бизнес, они доверяют нам, приобретают наши акции.

– Насколько сложно было вывести финансовую пенсионную структуру на IPO? Как известно, вы еще и первая в России женщина–руководитель компании, которой это удалось. Быть первопроходцем наверняка непросто?

– Было тяжело. Самое главное в IPO – объяснить организаторам, бирже и инвесторам, суть финансовой модели бизнеса, показать ее жизнеспособность. До этого на IPO у нас выходили реальный, производственный сектор, а из финансового – только банки, пенсионного бизнеса не было никогда, да и условий для этого с точки зрения развития НПФ, признаться, тоже не было. Кроме того, все, что сейчас происходит с пенсионной системой, тоже наложило отпечаток. Нужно было разъяснять, как будет работать эта схема при различных вариантах реформы. Московская биржа рада всем новым эмитентам, но и там нужно было защищать свои бизнес-модели, проходить все комитеты. Сложности возникали и с постоянно меняющимся законодательством. Но у нас очень профессиональная команда, мы справились.

– 27 октября Московская биржа завершила прием заявок на покупку акций ПАО «ФГ «Будущее». Каковы первые итоги торгов? Насколько оказался интересен биржевым игрокам выход на пенсионный рынок? Каков объем акций, по какой цене готовы приобретать их инвесторы? И кто они – частные лица, фонды, банки?

– В своем сегменте мы оценивались в диапазоне от 52 млрд до 62 млрд рублей. Акции мы разместили ближе к верхней границе. Когда мы принимали решение выходить на IPO, то готовы были продать не более 20% акций и не менее15%. Понимая, что в случае порога ниже 15% мы не пойдем на этот шаг. В итоге мы реализовали все 20% и к нам пришли разные инвесторы: банки, страховые компании, физлица через управляющие компании, инвестиционные компании. Хороший показатель – более 1000 заявок от физлиц. Мы благодарны организаторам размещения – инвестиционной компании «Атон» и банку ВТБ.

– Какую сумму выручит ФГ от реализации пакета акций и как планирует ею распорядиться? Насколько это позволит развивать пенсионный бизнес?

– В результате размещения мы получили 11,7 млрд рублей. Эти деньги мы планируем направить на три основных цели. Во-первых, на погашение долга перед акционерами. За счет второй части планируем реализовать возможные приобретения: зарезервируем эти средства и будем отслеживать, что предлагает рынок. Третью часть мы вложим в развитие бизнеса, в совершенствование обслуживания клиентов. Сейчас конкуренция на пенсионном рынке только начнет развиваться. Консолидация фактически закончилась, и теперь вопрос в том, кто эффективнее всего будет управлять активами с точки зрения инвестиционного и операционного процессов. Чтобы сделать операционный процесс оптимальным, нужны вложения. Для удержания клиентов, например, очень важен фактор информированности. У нас в разработке мобильное приложение для личного кабинета клиента, где можно будет совершать сразу несколько операций – от проверки счета до заключения договора на новые продукты наших НПФ.

– Как отнеслись к вашему публичному выходу на биржу другие участники пенсионного рынка? Можно ли говорить о появлении нового тренда?

– Нас поддерживали и поздравляли. Ведь мы открыли новый сектор на Московской бирже. Пока я не слышала объявлений о выходе на IPO от других участников рынка, но ход событий в пенсионной отрасли подсказывает мне, что, вероятно, это может стать трендом. В нынешних условиях это логичный и необходимый шаг для дальнейшего развития НПФ.

КОНТЕКСТ

23.11.2016

Пенсионный возраст в России могут постепенно увеличить на 5 лет

Пенсионный возраст в России могут постепенно увеличить на 5 лет

23.11.2016

Опоздавшие к пенсии

ПФР предложил преступить к постепенному повышению пенсионного возраста с 2019 года

16.11.2016

Работа на чужой карман

Бесконечные эксперименты государства с пенсионными накоплениями не дают людям возможность обеспечить себе достойную старость

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ