04.10.2016 | Алексей Михайлов

Экономика «чего изволите?»

Транспортно-сервисный характер грузинского хозяйства, обслуживающего богатых соседей, не изменился и после ухода Михаила Саакашвили

Фото: Shutterstock

Из индустриальной в СССР Грузия превратилась в сельскохозяйственную, а затем — в транспортно-сервисную страну. Главный источник экономического скачка страны в нулевые годы — внешнее финансирование в основном в транспортную инфраструктуру. С приходом оппозиции к власти в 2013 году экономические показатели страны ухудшились. Россия больше не является важным для Грузии экономическим партнером.

Наследство СССР

Грузии досталась от СССР несбалансированная экономика. Как только исчез Госплан, немедленно выяснилось, что многие производства в стране размещены там нерационально, а потому неэффективны: слишком далеко и неудобно возить сырье и вывозить продукцию. К тому же президент Грузии Звиад Гамсахурдия ввел в 1992 году запрет на торговлю с Россией. Результатом стал резкий спад промышленности, рост безработицы, цены росли в сотни раз за год. Из страны выехало более 1 млн человек. Падение ВВП было самым сильным в постсоветских странах – почти в 4 раза. Страна погрузилась в пучину деиндустриализации.

Заводы стоят, но климат прекрасный, и люди ушли в сельское хозяйство. Доля занятых там выросла вдвое, до половины населения. Но сельское хозяйство основано на приусадебных участках и мелких фермах, производительность его весьма мала, а трудоемкость велика.

Выход был найден в использовании географического положения страны. Из индустриальной в СССР Грузия превратилась в сельскохозяйственную, а затем – в транспортно-сервисную страну. Она единственная из СССР имела выход из Азии в Европу и Мировой океан, минуя Россию. И именно поэтому стала конечной точкой многих транспортных коридоров. Причем инициатором этих коридоров была совсем не сама Грузия: сначала, в 90‑е годы, Евросоюз (ТРАСЕКА – транспортный коридор Европа–Кавказ–Азия с использованием железных и автодорог, а также морских портов Грузии), потом, в нулевые годы, – Азербайджан (нефте-и газопроводы в Турцию), наконец, в десятые годы – Китай («Новый шелковый путь» еще только начали прокладывать).

Маршруты через Кавказ и Грузию являются не единственными путями из Азии в Европу, есть пути севернее – через Россию и южнее – через Иран–Турцию, – но очень полезными для диверсификации поставок с учетом непредсказуемости госвластей на других маршрутах. Их недостаток – приходится пересекать множество стран и тратить много времени на пограничные процедуры, отсутствие единого тарифа за перевозку и т. д. Но тем не менее грузинский маршрут оказался востребован. И в страну полились рекой иностранные инвестиции.

«Экономическое чудо» Саакашвили

За 10 лет пребывания у власти Михаила Саакашвили (2004–2013) страна получила свыше $30 млрд, что очень много для нее, для сравнения: современный ВВП Грузии (2015–2016 годы) составляет около $14 млрд. Внешний приток валюты в рассматриваемое десятилетие достигал от 10% до 20% ВВП страны ежегодно. Представление об этих потоках дает график дефицита текущего счета платежного баланса (в % к ВВП), этот дефицит почти полностью закрывался внешним финансированием.

При этом 57% этой валюты были прямые инвестиции, 13% – портфельные и только 30% – займы (расчеты «Профиля» по данным платежного баланса Грузии). Значительная часть займов были частные. Внешний госдолг страны сократился с 60% в 1999 году до 20% в 2007-м. Затем он немного вырос, но основной его скачок пришелся на 2015 год – сразу на 10% ВВП. Сейчас он около 45%, что является вполне безопасным уровнем.

Конечно, правительство Саакашвили предпринимало неординарные шаги по снижению коррупции в стране, по упрощению ведения бизнеса и добилось тут международно признанных успехов (зафиксированных в динамике мировых рейтингов). Проведена приватизация, которая тоже привлекла значительные иностранные инвестиции. Но не либертарианские успехи, а прежде всего приток внешних инвестиций дал стране динамику в нулевые годы.

Куда пошли иностранные инвестиции? Прежде всего в транспорт и связанные с ним отрасли – коммуникации, недвижимость, финуслуги, строительство, энергетику. Только 13% инвестиций за 10 лет были направлены в обрабатывающую промышленность и только 1,1% – в сельское хозяйство. В результате в стране серьезно изменились транспортные пути и все, что с ними связано. Но мало что изменилось в промышленности и сельском хозяйстве. По-прежнему главной отраслью промышленности является пищевая (переработка продукции собственного сельского хозяйства), а также добыча и переработка марганцевой руды с одного из крупнейших в мире Чиатурского месторождения. Никакого нового экспортного потенциала за десятилетие Саакашвили создано не было. Инновационного тоже: стоимость услуг сотовых операторов сейчас одна из самых высоких в мире, а число интернет-пользователей – одно из самых низких. Строгая специализация страны на транспортных услугах богатым соседям.

Грузия импортирует практически все потребляемые нефтепродукты, но с постройкой трубопроводов из Азербайджана она почти отказалась от поставок из России. А значительная часть потребляемого газа теперь поступает в виде оплаты за транзит.

Главные торговые партнеры страны сегодня: по экспорту – Азербайджан, Болгария, Турция, по импорту – Турция с большим отрывом от остальных стран. Вообще при таком чудовищном притоке иностранного капитала в страну логично, что резко вырос импорт (надо же куда-то девать валюту?), в 2015 году он в 3,5 раза превысил экспорт. Отрицательное торговое сальдо последние 4 года превышает $5 млрд (треть ВВП страны). Но существенную помощь стране оказывают грузины, живущие за рубежом, они возвращают в страну $1,5 млрд своих доходов ежегодно.

«Грузинская мечта» у власти

После поражения «Единого национального движения» Саакашвили на выборах в 2012 году и ухода его с президентского поста в конце 2013‑го катастрофы в грузинской экономике не произошло.

Макроэкономические индикаторы в основном ухудшились: вдвое упал рост ВВП, вдвое увеличилась инфляция, но и ВВП продолжает расти, и инфляция под контролем. Ухудшился рейтинг простоты ведения бизнеса Мирового банка. Зато немного сократилась безработица (с 15% до 12%).

Власть сменилась, но основное направление развития Грузии – транзитно-сервисное – сохранилось. Сохранились и объемы внешнего финансирования на уровне около 10–11% ВВП. Внешний мир достаточно спокойно воспринял уход Саакашвили, и, если судить по финансовым потокам, для него мало что изменилось в стране.

Настоящим прорывом во внешней торговле может стать заключение соглашения с Китаем.

В сентябре 2016 года Грузия добилась завершения переговоров с Китаем о создании зоны свободной торговли. Теперь 95% грузинского экспорта в Китай пойдут без таможенных пошлин. Удивительность этого соглашения заключается в том, что в 2014 году Грузия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом и получила множество элементов зоны свободной торговли с ЕС. 

Теперь страна имеет шансы стать перевалочным пунктом безналоговой торговли между ЕС и Китаем с минимальной доработкой внутри страны (типа расфасовки-упаковки). Грузия сегодня остается страной, по международной классификации, с «нижним средним» уровнем жизни, с высоким коэффициентом неравенства.

И последние «ударные» 15 лет тут в принципе мало что изменили.

Средняя зарплата в стране составляет около $400 – это немногим меньше, чем в России (менее $500). Но ведь половина населения страны живет на селе и является самозанятым, зарплату ему никто не платит…

По ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) Грузия отстает от России в 2,5 раза.

Грузия и Россия

Внешняя торговля с Россией была крайне важна для Грузии – в 90‑е годы, после Гамсахурдия, экспорт в Россию составлял до 30% всего грузинского экспорта, а импорт из нее стабильно держался на уровне 15%. Но импорт резко «просел» в 2006–2007 годах из-за перехода Грузии на азербайджанские нефтепродукты и газ. А экспорт в те же годы – из-за торговой войны, развязанной Россией (запреты грузинских вин, минеральных вод, другой сельхозпродукции). В результате отношения с Россией упали едва не до нуля: в 2011 году экспорт в Россию составлял 1,7% всего экспорта страны, и импорт из России – 5,5% всего импорта. Взаимная торговля почти умерла.

В 2013 году ситуация стала выправляться, Россия открыла рынки, пустила к себе грузинские напитки и сельхозпродукцию. Экспорт Грузии сюда вырос за следующие 2 года в 5 раз, но его значение все равно оставалось низким – менее 10% общего экспорта Грузии. А в 2015 году девальвация рубля вновь уронила экспорт в Россию до 7,4% всего объема экспорта и нарастила импорт из нее до 8,1% общего импорта.

Доля России в накопленных прямых иностранных инвестициях в Грузию мала смехотворно – около 4%, нас уже почти догнал Китай (более 3%).

Основные инвестиции – из Евросоюза (43%), в частности, из Великобритании, и Азербайджана (12%). Великобритания тут выступает очень уверенно, потому что именно английская BP была оператором строительства трубопроводов через Грузию и потому что английские компании активно участвовали в приватизации, и сегодня именно они владеют металлургическими заводами Грузии.

Россия, потеряв грузинские рынки, сохранила контроль за крупнейшей ТЭС в Грузии «Мтквари», которая принадлежит «дочке» российской госкомпании «Интер РАО», но работает все равно уже на азербайджанском газе.

Трансграничные переводы в Грузию во II квартале 2016 года составили мизерную величину $69 млн, это в 10 раз меньше, чем перечисления денег, например, в Узбекистан. К тому же 2/3 этой суммы отправили люди, ставшие/являющиеся резидентами России. Россия сегодня имеет очень маленькое значение в Грузии и для Грузии. Не считая, конечно, нерешенного вопроса с Абхазией и Южной Осетией.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

15.11.2016

Москву обеспокоили учения Грузия - НАТО

Москву обеспокоили учения Грузия - НАТО

31.10.2016

Партия «Грузинская мечта» победила на парламентских выборах

Партия «Грузинская мечта» победила на парламентских выборах

10.10.2016

Грузины снова выбрали мечту

Грузия подтвердила статус регионального лидера демократических преобразований

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ