06.09.2016 | Алексей Михайлов

Нищета на богатстве

Постсоветский Узбекистан провел частичную индустриализацию, но создал административный рынок и не ликвидировал бедность

Фото: Shutterstock

В нулевые годы Узбекистан неплохо набрал темпы роста ВВП и сегодня входит в топ-30 самых динамичных стран в мире. Однако, несмотря на хлопок, энергоносители и богатые залежи различных полезных ископаемых, по ВВП на душу населения республика занимает 8-е место из 12 среди стран СНГ.

Индустриализация не всей страны

Экономика Узбекистана за постсоветское время перевернулась: из в основном хлопковой превратилась в ресурсодобывающую. Произошло это не без проблем и не без резких провалов производства, но основная часть этого пути уже позади.

В 1991 году доля хлопка в вывозе из республики составляла почти 60%, сейчас – менее 8%, а доля энергоносителей увеличилась с 17% до трети экспорта (в основном газ). Страна существенно подняла добычу золота (80 тонн в год), меди, урана (7–8-е места по добыче в мире), других редких металлов. Приступил к экспорту построенный автозавод GM Uzbekistan, выпускающий автомобили по лицензиям Daewoo и Chevrolet (завод защищен высокими таможенными пошлинами на импорт автомобилей). Есть единственный в Центральной Азии авиастроительный завод. Запущен первый высокоскоростной поезд (один, но со скоростью до 225 км/час) Ташкент–Самарканд.

Впрочем, несмотря на успехи индустриализации, все еще 40% населения занято в сельском хозяйстве, и оно дает около четверти ВВП. Вообще структура производства характерна для беднейших стран – доля услуг в ВВП едва перевалила за половину, промышленность дает всего вдвое больше, чем сельское хозяйство. Норма накопления – средняя для развивающихся стран, около 30% в ВВП (все эти цифры не стоит суммировать, тут есть большой повторный счет).

Узбекистан по-прежнему является одним из крупнейших в мире производителей хлопка; для его сбора используется бесплатный принудительный труд (некоторые его называют «рабским»): больше миллиона школьников и студентов ежегодно снимают с занятий и отправляют «на хлопок». На Западе ведутся даже пропагандистские кампании по обличению использования рабского труда в Узбекистане, содержащие призывы к иностранным фирмам уходить оттуда.

Бедные энергоносителями, но богатые водой соседи – Киргизия и Таджикистан – пытаются реализовать гидроэнергетические проекты (кстати, с помощью России и Мирового банка), чтобы экспортировать электроэнергию в Южную Азию и Китай, что вызывает дефицит воды и кризис в сельском хозяйстве Узбекистана. Засуха в западных и центральных районах давно стала постоянным явлением, а Аральское море почти высохло. Также обычными стали и споры с соседними государствами из-за воды и территории в густонаселенной Ферганской долине.

Все это приводит к автаркии экономики «всеми обижаемой» страны, закрытию ее для любых взаимодействий с другими государствами и иностранными компаниями, в отличие от соседнего Казахстана.

Китай, как и везде в Средней Азии, активно проникает в страну. В прошлом году он стал торговым партнером Узбекистана № 1, обогнав Россию. Но все же республика лежит немного в стороне от его прямых интересов, включая «Шелковый путь» в Европу, который проходит севернее, по Казахстану и, возможно, по России.

В нулевые годы страна неплохо набрала темпы роста ВВП – вместе с ростом цен на энергоносители. И теперь считается одной из самых динамичных в мире (входит в топ‑30).

Зависимость от нефти и газа Узбекистана не успела стать слишком высокой, поэтому кризисы, связанные с падением цен на нефть и газ, несильно ударили по стране.

Еще с советских времен осталась довольно значительная газодобыча. Но если соседняя Туркмения до сих пор так и не вышла на советский уровень добычи газа, Россия осталась на советском уровне, то Узбекистан уже вдвое превысил его (57,3 млрд куб.  м в 2014 году, 15‑е место по добыче в мире) и вскоре может обогнать Туркмению.

А вот нефтедобыче в стране не повезло, она сегодня лишь чуть выше советского уровня (3,1 млн тонн в год), хотя в 90‑е годы поднималась над ним втрое. С 1998 года добыча нефти падает. Старые месторождения исчерпались, и нефтяной бум 90‑х закончился. Сегодня Узбекистан импортирует топливо, в том числе из России, при наличии своих огромных запасов нефти. В республике почти не ведется геологоразведка на нефть, сегодня геологические запасы оцениваются в 10 раз больше доказанных (до 5 млрд тонн, это чуть меньше современных Азербайджана или Норвегии), но кого это интересует? Геологические запасы не в бизнес-обороте, их не монетизируешь. Возможно, одной из причин того, что страна не уделяла нефти внимания, была проблема доставки – нет нефтепроводов. Но за четверть века, конечно, проблему можно было так или иначе решить. Решили же ее Азербайджан и Казахстан.

Несмотря на очень хорошие природные возможности республики (сельское хозяйство, запасы руд и энергоносителей), за последние четверть века страна не смогла показать ничего выдающегося в части экономического роста и улучшения благосостояния людей. В СНГ по ВВП на душу населения (расчет по паритету покупательной способности, данные МВФ) страна по-прежнему остается в нижней трети списка (8‑е место из 12 с показателем $8,4 тыс., это вчетверо ниже, чем в России). Нищий народ при огромных, плохо используемых ресурсах.

Рейтинги Узбекистана
Демократические индексы:
Индекс демократии: 158 из 167 (1=полная демократия, РФ=132)
Политические права: 7 из 7 (1=лучший, РФ=6)
Гражданские свободы: 7 из 7 (1=лучший, РФ=6)
Индекс свободы прессы:
61,1 (наименьший=лучший. Финляндия=7,5, Эритрея=84,9)
Экономические индексы:
Легкость ведения бизнеса: 87 (1=лучший, РФ=51)
Индекс восприятия коррупции: 166 из 174 (1=нет коррупции, РФ=136)
Индекс экономической свободы: 47 (100 = наивысшая свобода, РФ=52)
И при всем при этом:
Индекс счастья WorldHappiness report: 49-е место в мире и 1-е в СНГ.

Узбеки и Россия

Бедность толкает узбеков к поиску работы за рубежом. А знание русского языка – в Россию. Официально 1,75 млн мигрантов из Узбекистана проживает в нашей стране (апрель 2016-го). В 2013 году они отправили домой из России $6,1 млрд (по сальдо), или почти 11% ВВП Узбекистана. По данным ЦБР, за I квартал 2016 года сальдо переводов физлиц из России в Узбекистан составляет всего $296 млн, узбеки (вместе с Великобританией) занимают второе место после Швейцарии. Но если в Швейцарию и Великобританию деньги перечисляют на 92–95% российские граждане, то в Узбекистан на 102% – нерезиденты России (у резидентов сальдо с обратным знаком, переток денег в Россию, на 2%). Поток денег в Узбекистан из-за девальвации рубля и кризиса в России резко (в 4 раза, судя по данным первого квартала) сократился. Сократилось и число узбекских мигрантов. Хотя они по-прежнему остаются лидерами в России.

Иностранные инвесторы в Узбекистане не очень приветствуются и не очень туда торопятся. Закрытая страна, жесткое валютное законодательство и коррупция. Известны скандалы с российскими сотовыми операторами МТС и «Вымпелком», которые смогли войти на рынок республики только через «подозрительные» выплаты офшорам, связанным с дочерью президента Гульнарой Каримовой. Из них остался в стране только «Вымпелком». Есть газовые проекты «Газпрома» и «ЛУКойла» в республике. Эти гиганты вошли в страну явно по приглашению президента Ислама Каримова, и что будет дальше с их незаконченными проектами, непонятно.

Весной 2016 года Россия списала Узбекистану долг в размере $865 млн. Президент Владимир Путин объяснял это тем, что «так подобает добрым друзьям и хорошим партнерам», а его помощник Юрий Ушаков проговорился, что это должно открыть возможности для поставки в страну российской военной техники под новые кредиты. Кто бы еще объяснил, зачем поставлять в кредит тому, кто эти кредиты не возвращает.

Более того, Россия приняла во внимание аргументы Ислама Каримова о праве его страны на имущество СССР, что создает плохой прецедент: ведь Украина время от времени тоже поднимает этот вопрос. В любом случае сейчас долг уже списан, а оружейные контракты могут оказаться под вопросом. Списание узбекского долга, очевидно, было большой и дорогой ошибкой.

Фото: Сергей Авдуевский⁄«Профиль»
Бедность толкает узбеков к поиску работы за рубежом, а знание русского языка – в Россию. По данным на апрель 2016 года, в нашей стране проживает 1,75 млн мигрантов из УзбекистанаФото: Сергей Авдуевский⁄«Профиль»

Возможная эволюция экономической системы

Узбекистан, безусловно, ушел от социализма и является рыночной экономикой, в стране проведена приватизация десятков тысяч предприятий. Но созданный в стране рынок монопольный, административный и коррумпированный – все крупные бизнесы «подмяты под себя» чиновниками разных уровней.

С 2013 года в стране предпринимаются усилия для нормализации работы рынка, риторика об улучшении инвестклимата и снятии административных барьеров почти как в России. Индекс легкости ведения бизнеса проделал путь со 168-го места в 2012 году до 87-го в 2016-м. Это впечатляет не меньше, чем путь, проделанный Россией за то же время (со 118-го на 51-е место). Но проблем остается слишком много. Одна из ключевых – открытие страны, либерализация валютного рынка и инвестиционного законодательства.

Валютные ограничения приводят к функционированию черного рынка валюты в стране. При официальном курсе сома на сегодня около 3000 за доллар США на черном рынке доллар вдвое дороже – 6300–6400. По официальному курсу уровень зарплат и пенсий в Узбекистане выше, чем в России (свыше $500 и $150 в месяц), что невероятно, ведь тогда узбеки не поехали бы в Россию на заработки, скорее, наоборот. По курсу черного рынка доходы в стране вдвое ниже, чем в России, тут все встает на свои места.

Учитывая мощность потока денег из России, размер черного валютного рынка велик. И проблема либерализации валютного законодательства стоит очень остро. Как и снижение административных барьеров и коррупции при допуске иностранных инвесторов на внутренний рынок. Это создает на нем конкуренцию и совсем не нравится чиновникам и подконтрольным им бизнесам.

Развитие нефтедобычи в республике – практически неиспользованный резерв. Тут работу надо начинать с фундамента – геологоразведки, создания трубопроводных путей и сразу нефтепереработки. Очень важно достижение долгосрочных договоренностей с соседями по использованию водных ресурсов. Вполне возможно совместное решение этих проблем (топливо в обмен на воду, вопрос, конечно, в цене воды).

Имидж страны только начал меняться с ростом индекса легкости ведения бизнеса, но пока не будет решена проблема с принудительным трудом детей и студентов на хлопке, всеобщей коррумпированностью и контролем чиновников, чего-то существенного достичь вряд ли удастся. И авансы, выдаваемые мировым экспертным сообществом (о топ‑30 стран мира по динамике экономического роста на ближайшие 30 лет), останутся только авансами, как это произошло в случае с Россией и Бразилией.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

05.12.2016

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

05.12.2016

Мирзиёев победил на выборах президента Узбекистана

Мирзиёев победил на выборах президента Узбекистана

31.10.2016

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

24СМИ