21.06.2016 | Иван Дмитриенко

Забей на миллион

Евро-2016 как выставка-ярмарка футбольных звезд: кто заработает на новый контракт?

Фото: EPA/Vostock Photo

Продолжающийся во Франции чемпионат Европы по футболу – не только праздник для болельщиков, но и важные смотрины для профессионалов. Как показывает опыт подобных турниров, игроки, успешно выступившие под флагом национальной сборной, резко повышают свою капитализацию и вскоре оказываются в именитых клубах, заодно преумножая доходы. В этот раз благодаря расширению состава Евро с 16 до 24 сборных шанс обустроить карьерное будущее выпал куда большему числу футболистов и тренеров. Однако российским сборникам переезд в элитные клубы Европы вряд ли светит – по мнению экспертов, игроков надлежащего уровня у нас единицы, да и их крепко держат на нынешних местах хорошие зарплаты.

Сколько стоит футболист?

На первый взгляд, вопрос кажется праздным, а, с точки зрения человека постороннего, еще и неэтичным. Но те, кто следят за самой популярной игрой на планете, давно привыкли к постоянным «покупкам» и «продажам» игроков футбольными клубами. Выплачиваемые средства при этом формально являются компенсацией клубу-продавцу за досрочный разрыв контракта со своим «товаром».

Справочно рыночную стоимость игрока определяет аналитический портал Transfermarkt.de, обновляя оценки раз в один-шесть месяцев. Но реальной сумме следующего трансфера оценка портала соответствует не всегда. Нередко клубы платят больше «объективной» цены. Так, Криштиану Роналду перед переходом в «Реал» в 2009 году котировался в 60 млн, а мадридцы выложили за него 93,4 млн. В 2012-м они же приобрели за 100 млн Гарета Бэйла, оценивавшегося в 65 млн.

Порой случаются откровенно курьезные истории вроде прошлогоднего 80-миллионного трансфера в «Манчестер Юнайтед» («МЮ») Антони Марьсьяля при его тогдашней цене в 8 млн. А в 2011-м «Ливерпуль» умудрился спустить 42 млн евро на Энди Кэролла, стоившего всего 2,5 млн. Хватает подобных случаев и в российском чемпионате: в 2013-м «Анжи» заплатил за Александра Кокорина 19 млн евро при цене в 12 млн, а в 2008-м «Зенит» купил Мигеля Данни за 30 млн, хотя «красная цена» тому была 7,75 млн.

В последние годы распространилась практика прописывания в контракте игрока специального пункта о размерах отступных, за которые с ним гарантированно готовы расстаться – «клаусулы». Здесь клубы не стесняются указывать и трехзначные суммы. Так, «Зенит» согласен отпустить форварда Халка за 100 млн евро. Дальше всех пошел «Реал», запросив в перспективе за полузащитника Луку Модрича 500 млн, а за Роналду с Бэйлом и вовсе по 1 млрд евро. Конечно, на практике мадридцев устроит и впятеро меньшая сумма, но столь высокая планка затруднит переговоры для покупателя и позволит выторговать еще немного.

«Стоимость футболиста – уникальная вещь с экономической точки зрения, – говорит Олег Малежик, агент защитника сборной России Игоря Смольникова. - Он стоит столько, сколько за него готовы заплатить на данный момент. Все остальное – разговоры». Влияет на цену и маркетинговый потенциал, заложенный в футболисте. По мнению управляющего партнера футбольного агентства «Football&Partners» Дмитрия Теренкова, важны нестандартные качества, из которых клуб может извлечь дополнительную прибыль. «Все что угодно: прическа, мимика, уникальная техника, нестандартные хобби, коллекция сноубордов, значков, кулинарных рецептов и так далее, – говорит он. – Правда, не думаю, что Transfermarkt.de это учитывает при оценке стоимости, но это было бы правильно – хотя бы указывать в профиле игрока количество подписчиков на его страницы в соцсетях». «Футбол как бизнес развивается в основном в азиатском направлении, – отмечает Малежик. – И, по-хорошему, клубы должны закладывать возможность раскрутки покупаемого игрока в Азии. Будет ли востребован этот образ, силуэт, стиль? Насколько я знаю, больших исследовательских работ здесь не существует. К тому же, каждый случай уникален. Есть, например, футболист Франк Рибери – далеко не красавец. Но все равно играет в «Баварии», и я никогда не слышал, чтобы он котировался ниже из-за внешних данных».

Так или иначе, оценки Transfermarkt выступают, по сути, единственным индикатором рыночного положения футболиста: если его стоимость растет, то карьера движется в гору, если падает – значит «едет с ярмарки». К примеру, молодой игрок аналогичного уровня оценивается гораздо выше, чем ветеран. В российской сборной 35-летний капитан Роман Широков стоит 1 млн евро, 36-летний лидер обороны Сергей Игнашевич – 200 тыс., а вчерашний дебютант 20-летний Александр Головин – 3 млн. За одного из самых популярных в мире игроков, лидера сборной Швеции Златана Ибрагимовича, дают лишь 15 млн. Все потому, что Златану уже 34 года.

Стоимость футболиста теоретически может скорректировать каждый проведенный матч, однако чемпионаты мира и Европы стоят особняком. Если после удачного клубного сезона стоимость игрока на Transfermarkt.de в среднем вырастает на 10-20%, то после яркого выступления на турнире сборных – на 50-100%. Показательна «кривая» экс-капитана российской сборной Андрея Аршавина: выиграв в 2008 году Кубок УЕФА с «Зенитом», он «подрос» с 14 до 16 млн, а месяц спустя выступив на Евро-2008, подорожал уже до 24 млн. Цена колумбийца Хамеса Родригеса в течение сезона 2013/14 годов в «Монако» выросла с 32 до 35 млн, а после яркой игры на ЧМ-2014 в Бразилии подскочила до 60 млн. По мнению Теренкова, причина как в частоте проведения чемпионатов мира и Европы (раз в четыре года, в отличие от ежегодных клубных соревнований), так и в их «всенародности». «Во время их проведения нет клубных пристрастий, люди болеют за свою страну, потому и зрительский интерес выше, – отметил он в беседе с «Профилем». – Например, финальный матч Евро-2012 посмотрели 220 млн европейцев, а финал Лиги Чемпионов в 2011 году - 130 млн. Популярность является двигателем продаж как самих игроков, так и товаров с их участием».

«Присутствует психологический фактор. Евро и чемпионат мира скоротечны, футболист играет три-семь матчей, – добавляет Малежик. – Если он «выстрелил» или, наоборот, провалился, это сразу видно. В клубах, где турниры идут почти весь год, трудно так себя зарекомендовать: один месяц складывается хорошо, следующий – плохо, и впечатление часто выходит «смазанным». Когда же на чемпионате мира «фартит», и все, что бьешь, залетает в ворота (как произошло с Хамесом), сразу поднимается шумиха, СМИ вопрошают: «Как мы раньше о нем не знали?» Менеджеров клубов можно понять: они боятся, что если упустят такого игрока, болельщики им не простят».

Бытует мнение, что «большие матчи» национальных команд смотрят также и клубные акционеры, которые порой довольно поверхностно ориентируются в футболе. И если тот или иной футболист вызвал их симпатии, то трансферу – быть. «Знаю случаи в одном из частных российских клубов, где президент клуба выделяет для себя какого-то игрока и тут же звонит в селекционную службу, чуть ли не приказывая его купить. Здесь уже зависит от тренера и спортивного директора, смогут ли они разубедить его или, наоборот, подыграть», – говорит Малежик.

В итоге сразу после турниров национальных команд сделки зачастую происходят с существенной переплатой. Позволить их себе могут только топ-клубы, отмечает Теренков. Остальные же смотрят на «дележ» героев прошедшего чемпионата со стороны, предпочитая выискивать усиление в лице малоизвестных игроков из Латинской Америки или Африки. В связи с этим эксперты все чаще высказывают мнение, что «выставочная» роль чемпионатов мира и Европы постепенно снижается: с развитием спутникового телевидения появилась возможность отслеживать чемпионаты любых стран, и теперь все сколько-нибудь перспективные игроки попадают в блокноты селекционеров гораздо раньше, чем на первые полосы газет.

Риск – затратное дело

Тем не менее, громких случаев карьерного «апгрейда» хватает после любого турнира сборных. Для России в этом смысле показательным стал Евро-2008, где она вышла в полуфинал: кроме Аршавина, в течение следующих месяцев резко подорожали и другие лидеры сборной – Юрий Жирков (с 7 до 20 млн) и Роман Павлюченко (с 8 до 13). Все трое перебрались в лондонские клубы, позволив хорошо заработать своим предыдущим работодателям: «Зенит» получил за Аршавина 23 млн евро, ЦСКА за Жиркова – 24 млн, «Спартак» за Павлюченко – 17 млн. Переходы сопровождались повышением зарплаты игроков: Аршавин в Лондоне стал получать 5 млн в год вместо 2,5 млнв России, Жирков – 5 вместо 0,8, Павлюченко – 2 вместо 1,5.

После этого сорвать куш за счет выступлений за сборную российским игрокам не удавалось. На Евро-2012 команда не преодолела групповой этап, и Transfermarkt.de понизил стоимость большей части состава (Аршавин упал в цене с 11 до 9 млн евро). Зажглась только одна звезда – Алан Дзагоев, забивший три гола и подорожавший с 16 до 25 млн. Однако он решил остаться на чемпионате России – в ЦСКА. ЧМ-2014, окончившийся для сборной с тем же результатом, также открыл для международного рынка некоторых россиян, но их дебют получился куда менее ярким: так, Максим Канунников повысил свою капитализацию с 2 до 4 млн евро, Игорь Смольников – с 5 до 7. А вратарь Игорь Акинфеев, допустивший пару грубых ошибок, моментально подешевел – с 20 до 16 млн евро.

Фото: Photoshut/Vostock Photo
Среди игроков-участников Евро-2016 дороже всего оценивается португалец Криштиану РоналдуФото: Photoshut/Vostock Photo
Более наглядные примеры монетизации успеха, достигнутого под национальным флагом, можно встретить в Европе. После Евро-2004 хорошо трудоустроились сенсационные победители – греки: Ангелос Басинас и Демис Николаидис сменили греческий чемпионат на испанский, Теодорос Загоракис – на итальянский, Михалис Капсис – на французский и т.д. Также на героев того Евро обратил внимание «Челси», в который активно вкладывал средства Роман Абрамович - почти за 50 млн туда переехали Петр Чех, Арьен Роббен и Рикардо Карвальо.

В 2006 году три гола Лукаса Подольски на чемпионате мира произвели впечатление на «Баварию», купившую его за 10 млн. Через четыре года пробил звездный час его партнеров по сборной Германии Месута Озила и Сами Хедиры: впечатленный их связкой в центре поля, «Реал» решил купить сразу обоих за 25 млн. Также на рынке оценили заслуги победителей чемпионата – испанцев: Давид Вилья перешел в «Барселону» за 40 млн, Давид Сильва – в «Манчестер Сити» за 30. Не обделили вниманием и лидера сборной Ганы (1/4 финала) Асамоа Гьяна, за которого 15 млн евро заплатил «Сандерленд».

Чемпионат Европы 2012 года дал толчок карьерам испанца Хорди Альбы (перешел в «Барселону» за 14 млн) и хорватского бомбардира Марио Манджукича (в «Баварию» за 13 млн). Также стоит отметить успешную историю датчанина Микаэля Крон-Дели, который тем летом перебрался из Дании в Испанию и месяц назад выиграл с «Севильей» Лигу Европы. А самым ярким трансфером после бразильского мундиаля стал переход уже упомянутого Хамеса Родригеса в «Реал» за 80 млн евро.

Однако подобные сделки оказываются удачными далеко не всегда: немного игроков, способных выдать несколько ярких матчей за сборную, могут удержать эту планку на длинной дистанции клубного сезона. Когда решался вопрос о переходе Аршавина в «Арсенал», как сообщали СМИ, тренер клуба Арсен Венгер, сомневаясь на счет «марафонских» качеств игрока, долго консультировался с его предыдущими тренерами. В итоге Венгер, по сути, прогадал. «Аршавин стал игроком настроения, - сетовал он в 2012 году. - Когда игра у него идет, он может выдать великолепный матч. Но часто бывает так, что он словно засыпает на поле». Андрей к тому времени уже выпал из основного состава.

«Болельщики со стажем вспомнят игру Карела Поборски на Евро-96, – продолжает Теренков. – Чеха после турнира купил «МЮ», где его игра разительно отличалась в худшую сторону. За последние годы самым спорным получился трансфер Хамеса, который в итоге оказался в Мадриде на скамейке запасных. Эквадорский нападающий Эннер Валенсия также после ЧМ-2014 уехал в «Вест Хэм» и забил 8 мячей за 51 игру. Стоит ли такая статистика 20 млн евро?»

«Переход в новый клуб – это стресс, и карьера может не заладиться не только из-за спортивных качеств футболиста, но и из-за того, что не удалось привыкнуть к новому быту, новой стране, – говорит Арсен Минасов, агент Романа Широкова. – Некоторые не справляются с давлением, которое обрушивается на них при повышении в классе, необходимостью постоянно бороться за титулы».

Фото: EPA/Vostock Photo
Евро-2016 уже обеспечил солидную прибавку к жалованью Томасу Мюллеру в мюнхенской «Баварии»Фото: EPA/Vostock Photo

Помощь из-за кулис

Важными действующими лицами на чемпионатах мира и Европы, хоть и предпочитающими оставаться в тени, являются агенты футболистов. Заметить их можно в VIP-ложах на стадионе, в подтрибунных кулуарах, на неформальных мероприятиях. «Это идеальное время завести полезные знакомства, рассказать о своих игроках и предложить сотрудничество», – рассказывает Теренков. Если речь идет о перспективном футболисте, то это рынок продавца, и агенту остается лишь играть на ожидаемом спросе, «раскачивая лодку» и повышая ставки, указывает Малежик. Минасов придерживается более активного подхода: «Надо рекомендовать, рассказывать менеджерам клубов, под какой тип подходит твой клиент, обращая внимание на его положительные стороны, прогресс в уровне игры. В клубах есть разные люди: некоторые сами внимательно следят за рынком, но большинство менеджеров может что-то не увидеть, упустить. Беседы с ними очень важны».

Если футболист вызывается в сборную, для агента это уже хорошая новость – настолько, что раньше, в начале-середине 2000-х, в российских СМИ часто намекали, что состав сборной на тот или иной матч «помогают» определить агенты. «Тренер может сказать: вот этого игрока необходимо вызвать в сборную, я без него команду не вижу, и получить «комиссионные», – рассказывал в 2008 году Forbes один из агентов на условиях анонимности. «Сейчас это не так. За национальной сборной следит вся страна, и никто не захочет подставляться, – возражает Малежик. – Другое дело – молодежный, юношеский уровень, где меньше контроль общественности, а игроки еще не так различаются по уровню. Чем один 17-летний юноша лучше другого? По большому счету, все они равны. И зачастую место в составе получают подопечные агентов, имеющих хорошие отношения с нужными людьми».

В некоторых странах эта проблема по-прежнему актуальна на уровне первых сборных, отмечают собеседники «Профиля». «На Балканах – в Сербии, Боснии, Хорватии – она носит бедственный характер, из-за этого их сборные часто не добивались результата, на который потенциально способны», – говорит Малежик. А Теренков вспоминает сборную Бразилии, через которую при подготовке к домашнему ЧМ-2014 прошло около сотни игроков: «Не исключаю, что футбольный бог именно за это покарал бразильцев разгромом в полуфинале 1:7. Засветят игрока в нескольких товарищеских матчах и продают потом за три цены».

Существует более легальный инструмент продвижения игроков в сборные – полемика в СМИ. Тот же Минасов, едва в мае прошел слух, что Широков не будет вызван на Евро-2016, заявил: «По моему мнению, видению болельщика, Роман обязан быть в сборной. Он безоговорочный лидер команды. Ее капитан не только по повязке, он это доказывал не раз». Вскоре выяснилось, что Широкова берут. Его конкуренту по позиции Магомеду Оздоеву повезло меньше – он все же остался за бортом Евро. «Один из сильнейших и, наверное, самый перспективный опорный полузащитник России на чемпионат не поедет, - сокрушался агент Анзор Гаргаев. - Но зато поедет футболист, который вообще не играет, другой на замены выходит, а третий вылетел в ФНЛ». «Легкие инсинуации, ненавязчивые интервью – все читаемо, прозрачно. Но это не противоправная деятельность, а просто элемент маркетинга», – комментирует эти прения Малежик.

Просчитать наперед

Подготовка к турниру футбольных сборных проходит не только на тренировочных базах – еще раньше она начинается в юридических отделах клубов. Примерно за полгода до старта большого форума клубы инициируют переговоры о продлении контрактов со своими лидерами, стремясь застраховать себя от их скорого ухода. Надежнее всего страхует высокая зарплата: за последние месяцы «Бавария» продлила соглашения с Томасом Мюллером (повысив оклад с 8 до 15 млн в год), Мануэлем Нойером (с 7 до 15), Жеромом Боатенгом (с 6 до 12) и Давидом Алабой (с 6 до 11), «Барселона» – с Серхио Бускетсом (с 10 до 15). А «Реалу» за считанные дни до Евро удалось скрепить подписями новый контракт с Криштиану Роналду – по оценкам испанских СМИ, жалованье португальца выросло на 10%.

В случае с перспективными игроками, карьера которых идет по восходящей и скорый трансфер неизбежен, соглашение продлевается с противоположной целью – чтобы выгоднее сбыть: более долгий срок действия и выросшая «клаусула» улучшают переговорные позиции продавца. Очевидно, именно этим вызваны недавние продления контрактов «Лестера» и Джейми Варди, киевского «Динамо» и Андрея Ярмоленко, «Боруссии» и Юлиана Вейгла. Футболисты в этой ситуации идут работодателю навстречу, отмечает Теренков: «Знаю примеры, когда игрок перед своей продажей подписывал многолетний контракт, только чтобы клуб мог больше заработать».

Торопятся перед чемпионатами мира и Европы и те клубы, которые уже определились с желаемым новичком: лучше не откладывать на завтра то, что можно подписать сегодня. Следуя этой логике, накануне Евро-2016 разбирали перспективную молодежь: «Арсенал» купил швейцарца Гранита Джаку, «Бавария» – португальца Ренату Санчеса, дортмундская «Боруссия» – турка Эмре Мора. Не дремали и российские клубы. В частности, «Терек» усилился нападающим сборной Албании Бекимом Балей – для оформления документов представителям клуба пришлось посетить тренировочный лагерь албанцев во Франции.

Но не все футболисты готовы распорядиться своей судьбой до начала чемпионата. Некоторые из них отклоняют предложения клубов, рассчитывая игрой за сборную упрочить свой статус на рынке и потом пожинать плоды. Так, весной стало известно о приостановке переговоров Антуана Гризманна и «Атлетико», Роберта Левандовски и «Баварии», Месута Озила и «Арсенала». В 2014 году по такому пути пошел Тони Кроос и не прогадал: после чемпионата мира его пригласил «Реал» на зарплату в 12 млн вместо предлагаемых «Баварией» 10 млн. «Я не сторонник этого подхода, – возражает Олег Малежик. – Лучше заранее обеспечить стабильность и спокойно ехать на турнир. Если «выстрелишь», команда, которая богаче, все равно обратит на тебя внимание. А можно ведь и провалиться, и травму получить – что тогда? Думал, что поднимешь ставки, а все получится наоборот. И шансы ровно 50/50». Подобным образом часто рассуждают ветераны сборных: так, 35-летний француз Патрис Эвра перед Евро-2016 продлил контракт с «Ювентусом», 34-летний хорват Дарио Срна – с «Шахтером».

Заранее определиться с собственным будущим предпочитают и тренеры. Перед Евро-2012 вопрос о дате продления контракта стал камнем преткновения для Российского футбольного союза и наставника сборной Дика Адвоката: голландец требовал сделать это до чемпионата, но в РФС отказались, сославшись на необходимость оценить результаты. Адвокат был недоволен: 11 коллег-тренеров команд Евро-2012 заранее получили контракты, а его «проверяют». Однако бесславное выступление россиян на том турнире подтвердило благоразумность решения РФС.

Обратная ситуация сложилась в 2014 году. Контракт с Фабио Капелло продлили заблаговременно, и провал России на ЧМ поставил РФС в щекотливое положение: новый срок истекает лишь в 2018-м, годовая зарплата – 7 млн, неустойка за разрыв – больше 20. Скандал затих лишь в прошлом году со сменой Капелло на Леонида Слуцкого.

Что же касается Евро-2016, то лучше всего «застраховался» наставник сборной Италии Антонио Конте: после чемпионата он при любом результате переходит в «Челси», увеличив свой оклад в полтора раза – до 6,5 млн. У Слуцкого же контракт истекает на следующий день после финального матча. Более того, как утверждают СМИ, причитающаяся Слуцкому зарплата весьма скромна, и самой значительной выплатой, которую он пока получил в сборной, стала премия в 1 млн евро за выход на Евро.

Народу прибыло

Угадать в точности, кто из 552 игроков Евро-2016 осуществит переход этим летом, непросто, поскольку интерес к героям таких турниров возникает спонтанно. Однако «Профиль» попытался сделать это на основе информации об интересе к игрокам, фигурировавшей в СМИ в последние месяцы (утечки агентов и инсайдеров, просмотр скаутами, неофициальные переговоры или запрос на трансфер).

В таблице в основном указаны переходы, сопровождающиеся «игрой на повышение» – торгом контрагентов, где продавец ставит цель поднять стоимость выкупа или зарплату в новом клубе, и исход переговоров во многом зависит от выступления игрока на Евро. Обстоятельства, в которых ведется эта игра, различаются – как и сборные, за которыми закреплены футболисты. Традиционно принято делить участников Евро на топ-сборные, возможности игроков которых хорошо известны (и им остается лишь подтвердить свой класс), и так называемых «черных лошадок», которых широкая публика увидит впервые и потому ожидает сюрпризов. Примечательно, что в этот раз «черных лошадок» на чемпионате Европы больше, чем раньше: благодаря росту числа участников с 16 до 24 команд, на турнир попали дополнительные восемь команд, что позволит показать товар лицом еще 184 игрокам. Таким образом, расширение турнира, изначально проводившееся «по заказу» спонсоров УЕФА, преследующих свои корпоративные интересы, в итоге произведет немалый эффект и на футбольный рынок, усилив конкуренцию за попадание в ведущие клубы.

В то же время, как видно из таблицы, жесткого деления по количеству «ликвидных» игроков между «сильными» и «слабыми» сборными нет. Кто-то из фаворитов предпочел опереться на опытных мастеров, давно поделенных между топ-клубами (Испания и Германия), другие, напротив, сделали ставку на восходящих звезд, вызывающих наибольший спрос на рынке – Англия (самая молодая из сборных Евро-2016), Португалия и Франция.

Каковы критерии футбольной «ликвидности»? Лучше всего расходятся футболисты в возрасте 20-25 лет, в особенности если предыдущий сезон стал для них лучшим в карьере (рост трансферной стоимости на 50% и выше), и если в их чемпионате платят немного (Восточная Европа, Португалия, Италия). Это случаи Жоау Мариу и Рафы Сильвы, Петра Зелинского и Аркадиуша Милика, Анте Чорича и Марко Рога, Бреля Эмболо и Эльсейда Хюсая. Куда едут? Лучше всего платят в английской Премьер-лиге с ее гигантскими телевизионными контрактами и в испанских грандах – и там же наиболее активно орудуют на трансферном рынке, ежегодно обновляя составы почти наполовину.

Внутри богатых лиг также существует миграция по зарплатному признаку. Если игрок в последние год-два прогрессировал и «вырос» из заключенного ранее контракта, то зачастую компромисс по повышению зарплаты найти не удается и осуществляется переход. Можно даже вывести формулу: «справедливой» считается зарплата из ставки 2-3 млн евро годовых на каждые 10 млн рыночной стоимости. Примеры «обделенных» – Джон Стоунз и Н'Голо Канте, которым в «Барселоне» и «Челси» обещают утроить их нынешние оклады.

Отдельно отметим звезд первой величины, для которых зарплатный вопрос этим летом стоит во главе угла. 4,5 млн в год для игрока калибра Поля Погба неподобающе мало: «МЮ» предлагает ему 6, «Реал» – 9, но и это наверняка не предел. Роберт Левандовски не может договориться об удвоении 10-миллионного контракта в «Баварии» и, вероятно, перейдет в «Реал», где получит сразу 25 млн. Златану Ибрагимовичу Евро необходим, чтобы произвести впечатление на боссов «МЮ», которые пока не готовы платить ему больше 16,7 млн. Если не получится, швед может направиться в Китай, где уже сейчас обещают 34 млн.

Если к 25 годам игроку не удалось шагнуть на ступень выше в клубной иерархии и продолжить рост, то карьера входит в фазу стагнации, а прогресс трансферной стоимости затормаживается. В такой ситуации, если Евро проходит удачно, у клуба появляется последний шанс выгодно сбыть этот актив: это случаи Дэнни Роуза, Раджи Наингголлана, Андрея Ярмоленко и Шкодрана Мустафи. Также принцип «сейчас или никогда» актуален для игроков, прежде малозаметных, но неожиданно раскрывшихся ближе к 30 годам – сейчас это звезда «Лестера» Джейми Варди и Димитри Пайе, примеривший на себя роль лидера в сборной Франции. Их задача – обеспечить безбедную старость: Варди в «Арсенале» обещают увеличить зарплату на 50%, Пайе в Китае – удвоить.

Емели на печи

Каковы трансферные перспективы игроков сборной России? В последние годы у нас образовалась группа футболистов, упустивших момент для перехода из чемпионата России на следующий уровень – в Европу. В частности, трансферная стоимость Алана Дзагоева с 25 млн после Евро-2012 упала к настоящему моменту до 16 млн. Александр Кокорин, достигнув пика на ЧМ-2014 с 18 млн, также остался в чемпионате России и сейчас стоит 7 млн.

Но есть у российской команды и шесть игроков на «подъеме»: это Олег Шатов (за последний год стоимость выросла с 6 до 14 млн евро), Павел Мамаев (с 5 до 12), Игорь Смольников (с 5 до 12), Артем Дзюба (с 6 до 10), Федор Смолов (с 2 до 8) и Александр Головин (со 100 тыс. до 3 млн). Кроме Головина, остальным по 25-27 лет – «час икс» для изменений в карьере. «По сути, у нас выросло целое поколение, и Евро-2016 открыло его для международного рынка», – считает Арсен Минасов.

В то же время маловероятно, что кто-то из этих игроков привлечет внимание европейских клубов, тем более после невыхода сборной в 1/8 финала, убежден Малежик: «Не ожидал, что кто-то прыгнет выше головы. Если бы сборная и выступила удачно, это стало бы результатом командной игры и тренерского таланта Слуцкого. Уровень же, который наши футболисты показывают в чемпионате России, до Европы не дотягивает. Есть у нас молодая звездочка – Головин. Но это еще не его чемпионат, рановато».

По мнению Минасова, вопрос не только в уровне, но и в мотивации российских игроков: «Захотят ли российские лидеры «Зенита» перейти в условную «Севилью»? Думаю, нет. Хотя «Севилья» и выиграла трижды подряд Лигу Европы, но «Зенит» все же команда Лиги чемпионов. Про клубы более низкого уровня я даже не говорю». Подобные рассуждения от российских сборников часто можно встретить в последние годы. ««Барселона», наверное, единственный топ-клуб, где я хотел бы играть», – признавался, в частности, Кокорин. «Считаю, что «Спартак» ничем не уступает большинству европейских команд. Поэтому что-то менять в этом плане – какой смысл?» – недоумевал Денис Глушаков. Однако, как говорят участники рынка, по-настоящему наших футболистов удерживает на родине хорошая зарплата. Типичный случай описал в недавнем интервью гендиректор «Зенита» Максим Митрофанов: «Приезжают иностранцы, предлагают 800 тыс. евро в год, говорят, что это его реальная стоимость. Игрок отвечает, что ему было бы очень интересно поиграть в Испании, Франции, но в России ему платят 2 млн, и он остается здесь».

С большой долей уверенности после Евро-2016 можно ожидать трансфер только одного россиянина – Романа Нойштейдтера. Но и это отнюдь на переход на перспективу. Выросший и выступающий в Германии Нойштедтер месяц назад получил российское гражданство, и теперь его торопятся переманить к себе ЦСКА и «Зенит», которые из-за лимита на легионеров в чемпионате России испытывают нехватку качественных россиян. Нойштедтеру же 28 лет – время думать о безбедной старости.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

17.05.2016

Почем чемпионат для народа

Кризис заставил российские футбольные клубы резко сократить бюджеты, но зарабатывать самостоятельно еще не научил

17.05.2016

Финансовый рейтинг российского футбола

Самые богатые футбольные клубы России сезона 2015/2016 годов

КОНТЕКСТ

08.12.2016

Около 500 млн рублей потребуется для обустройства «Зенит-Арены»

Около 500 млн рублей потребуется для обустройства «Зенит-Арены»

08.12.2016

МВД предложило закрыть въезд в Россию «опасным» футбольным болельщикам

МВД предложило закрыть въезд в Россию «опасным» футбольным болельщикам

06.12.2016

Трое болельщиков «Локомотива» задержаны по делу об экстремизме

Трое болельщиков «Локомотива» задержаны по делу об экстремизме

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ