14.04.2016 | Мариан Блазберг | Йенс Глюзинг | Перевод: Владимир Широков

Стресс-тест по бразильски

Коррупционный скандал сотрясает страну. Президенту Дилме Русеф грозит импичмент. Ее предшественник Луис Инасиу Лула да Силва тоже замешан в скандале

Фото: PAP/Vostock Photo

Судья Серхио Моро начал расследование против бывшего президента Бразилии Лула да Силва, обвиняя его в коррупции и чуть ли не называя «крестным отцом мафии». Публично обнародовав данные следствия, Моро инициировал грандиозный скандал, грозящий отставкой нынешней главе страны – Дилме Русеф.

Этот судья раздул в стране настоящий пожар. Серхио Моро стоит на сцене отеля в Куритибе, столице штата Парана, и проясняет то, что считает принципиальным. Королей больше нет, говорит Моро, никого, кто ставит себя выше закона. «Коррупция, – объясняет он, – не тропическая болезнь, которая обрушилась на нас по воле судьбы».

Моро несколько раз приходится прерываться – люди вскакивают с мест и аплодируют стоя. Позднее, в фойе, они окружают его, чтобы сделать с ним селфи. Все как везде в эти дни, когда события бьют ключом и когда – за считанные месяцы до Олимпийских игр – над политическим руководством страны нависла угроза. Люди встречают Моро как мессию, который вселил в них веру, что хотя бы один институт правового государства продолжает функционировать. Правда, этот мессия стал виновником потрясений, каких Бразилия не знала на протяжении десятилетий.

Дуэль двух сеньоров

Расследования Моро, касающиеся одного из самых громких скандалов в бразильской истории, в последние недели переросли в тяжелейший государственный кризис со времен военного переворота 1964 года. Судья атаковал элиту – тех, кого доселе считали неприкосновенными. Тем самым он навязал молодой, не лишенной изъянов бразильской демократии стресс-тест, исход которого пока не может предсказать никто. Под ударом оказалась сама президент Дилма Русеф, а также экс-президент Луис Инасиу Лула да Силва.

Предмет скандала – коррупция. Парламентарии, министры, нефтяные боссы, директора крупнейших строительных компаний подозреваются в том, что за прошедшие годы они вывели на секретные счета несколько миллиардов евро и, главное, что Партия трудящихся Русеф использовала часть этих средств для финансирования своей предвыборной кампании.

С каждым днем, с каждой деталью, которую судья Моро выносит на всеобщее обозрение, петля на шее у президента затягивается все туже. Нет, против Русеф пока не ведется расследование по подозрениям в коррупции. Тем не менее оппозиция в парламенте инициировала процедуру импичмента. Главу государства упрекают в том, что она приукрасила цифры, подготавливая бюджет на 2014 год. Однако эксперты по конституционному праву сомневаются, что это достаточное основание для импичмента. В свою очередь, президент уже охарактеризовала происходящее как «попытку переворота». 29 марта из состава правительства вышел ее важнейший союзник по коалиции, Партия бразильского демократического движения (ПБДД). С повторной победы на выборах в октябре 2014 года рейтинг Русеф беспрецедентно упал и едва ли достигает 10%. Экономика погружается в тяжелую рецессию. Сотни тысяч бразильцев выходят на улицу в знак протеста против ситуации в стране.

Как будто всего этого мало, Русеф также ставят в вину приглашение вернуться в правительство, адресованное ее предшественнику и политическому наставнику Луле да Силве. Казалось, с помощью такого маневра она пытается оградить его от атаки правоохранительных органов.

Судья Моро считает Лулу главным организатором, стоящим за коррупционным скандалом вокруг концерна Petrobras. Экс-президент – крестный отец мафии? Это серьезное обвинение.

Лула, человек из народа, в прошлом чистильщик обуви, стоял во главе государства в 2003–2011 годах. Казалось, он все делал правильно: в этот период Бразилия переживала бум. Для миллионов людей, которые тогда смогли выбраться из нищеты и пополнить ряды среднего класса, Лула по-прежнему герой. С ними не согласны те, для кого героем и защитником демократии является скорее Моро; Лула в их глазах негодяй.

Моро и Лула: вся история Бразилии в настоящий момент как будто сводится к дуэли этих двух сеньоров. Обострение борьбы между ними спровоцировало лавину, которая грозит увлечь за собой и Русеф.

Охранный лист для экс-президента

Все началось с того, что подчиненные Моро решили проверить счета Лулы, его недвижимость – и им повезло. Такова версия Моро. Те же люди, которые фигурируют в скандале вокруг Petrobras, не афишируя этого, подарили да Силве домик на лоне природы и квартирку в курортном Гуаружа на берегу моря. По мнению Моро, Лула также получал от строительных компаний взятки под видом гонораров за выступления. Не исключено, что это своего рода «постоплата» привилегий, которые те получали в годы его президентства. Лула все обвинения отвергает, а следователям до сих пор не удалось представить убедительных доказательств его виновности.

Тем не менее 4 марта судья велел привести Лулу к себе на допрос. Вооруженные полицейские выполнили задачу эффектно, в присутствии СМИ. Несколькими днями позднее в ситуацию вмешалась нынешняя глава государства. Русеф объявила о намерении предложить своему предшественнику возглавить администрацию президента. Это отчасти обеспечило бы ему иммунитет: имея статус министра, он должен был бы отчитываться только перед Верховным судом и оказался бы вне компетенции Моро.

Моро нужно было что-то предпринимать. В тот же день, когда Лула принял предложение Русеф, судья выложил в Сети подборку телефонных разговоров Лулы, прослушенных работниками следствия. Среди них были его беседы с ближайшими подчиненными, адвокатом, женой.

Моро пытался оправдать публикацию тем, что содержание разговоров представляет интерес для общественности. Дескать, они доказывают: Лула препятствует работе следствия. Однако по большей части такой аргумент неочевиден.

Итак, тем же вечером достоянием общественности стали десятки диалогов, большинство из которых имели исключительно частный характер. В них Лула жалуется на следователей, ругается, обсуждает футбол; мэр Рио-де-Жанейро рассказывает сальный анекдот. По сути, релевантным может быть только один разговор: между Дилмой Русеф и Лулой. В нем Русеф упоминает приказ о назначении да Силвы министром. Она говорит: «Я пришлю тебе эту бумагу, если потребуется, можешь воспользоваться». Что можно интерпретировать так: если Моро натравит на тебя своих людей, покажи документ.

В тот же вечер разъяренные демонстранты попытались штурмовать Дворец президента в столице страны. Следующим утром, спустя примерно 30 минут после приведения Лулы к присяге, Верховный суд принимает определение, согласно которому назначение да Силвы временно аннулируется. С тех пор все в стране грозит пойти прахом.

Реклама с призывом к отставке

Фундамент правительства Русеф дает трещины. Все больше политиков из примерно десятка дружественных партий объявляют, что присоединяются к призывам демонстрантов и переходят в оппозицию. ПБДД, 13 лет бывшая в одной коалиции с Партией трудящихся и потому глубоко увязшая в скандале вокруг Petrobras, заявила, что отзовет своих представителей из кабмина. За кулисами она проводит консультации с оппозиционными партиями, обсуждая, что последует за свержением Русеф.

Ожидая решения Верховного суда о том, можно ли ему вступить в должность министра, Лула времени не теряет и ведет отчаянные переговоры с оставшимися участниками коалиции – как пишут газеты, лично, поскольку общаться с ним по телефону никто теперь не желает. В результате выхода ПБДД в правительстве появилось несколько сотен вакансий, которые нужно закрывать. Это своего рода бартер: должности в обмен на голоса в поддержку Русеф, чтобы остановить процедуру импичмента. Мало кто в Бразилии верит, что президент сможет избежать вотума недоверия.

Атмосфера в стране накалена до предела. Уровень нетерпимости растет. Влиятельные объединения промышленников и предпринимателей публикуют в газетах «рекламные» полосы с призывом к госпоже Русеф уйти в отставку; члены оппозиции обзывают Лулу человеком, не умеющим «ни читать, ни писать».

В эти дни вновь дают о себе знать давнишние рефлексы, которые считались уже изжитыми; они заглушают голоса тех, кто задается вопросом, не перешел ли судья Моро своими действиями красную линию.

Кто дал ему право нарушать тайну телефонных разговоров президента? Правильно ли он поступил, передав СМИ документы, которые должны были храниться под замком? Насколько это соответствует Конституции, когда какой-то судья решает, что должно интересовать общественность?

Никто не подвергает сомнению заслуги Моро. Однако похоже, в какой-то момент он сбился с избранного пути. Долгое время казалось, что хотя бы одна инстанция правового государства в Бразилии продолжает функционировать. Однако сегодня авторитет системы юстиции подорван.

Союз судьи и репортеров

На несколько дней Лула пропал с радаров, но в последних числах марта он снова взял слово. Чтобы изложить собственное видение вещей, он пригласил иностранных журналистов в свой институт в Сан-Паулу. Лула казался усталым, однако с боевым задором в голосе объявил, что Русеф еще несколько месяцев назад предложила ему вернуться в кабмин. Он-де колебался, не был уверен, хочет ли он этого, но в последние недели ситуация получила такое развитие, что теперь поступить иначе он просто не вправе. Он ей нужен. «Для меня важен не иммунитет, – заверил Лула. – Я не боюсь судей, я не нарушал никаких законов. Вся эта недвижимость мне не принадлежит».

Моро, продолжил он, провел необычайную работу, но публикация телефонных разговоров – это «цирк», который выставляет Бразилию в жалком свете. Лула предложил только одно объяснение действиям судьи: по всей видимости, Моро пытается подорвать его репутацию, после того как он, Лула, анонсировал готовность в 2018 году вновь бороться за пост президента.

Спросить о мотивах у самого Моро не удается. Время от времени он выступает с речами, как, например, в Куритибе, но интервью практически не дает. О нем мало что известно. Газеты пишут, что его отец был одним из основателей Бразильской социал-демократической партии (БСДП), ныне крупнейшей оппозиционной партии в стране. Можно с уверенностью сказать, что после обучения в Гарварде Моро специализировался в США на расследовании международного отмывания денег. Наконец, есть эссе, опубликованное им в 2004 году в журнале для юристов, в котором содержится своего рода кредо автора: если необходимо пролить свет на темные делишки коррупционных группировок, то излишняя разборчивость в выборе средств – это непозволительная роскошь. Дескать, перед лицом коррупции нужно нарушить большое молчание.

В глазах Моро СМИ играют одну из ключевых ролей в его борьбе и являются союзниками следственных органов. Они точечно публикуют показания на допросах, чтобы те, кто еще на свободе, терзались догадками, что известно следствию. Задача СМИ, писал Моро, по сути сводится к дискредитации целого класса политиков и бизнесменов. Тем самым они легитимируют деятельность Моро со товарищи и позволяют ему продолжать свою работу.

Союзник, которого нашел Моро, называется Globo. Это самый могущественный в Бразилии медиахолдинг. Globo владеет крупной ежедневной газетой, радиостанциями и долями в ряде телевизионных каналов, которые с утра до ночи смотрят в миллионах домохозяйств и ресторанов. Эти каналы славятся своей бесцеремонностью. В период диктатуры они до самого конца, как могли, поддерживали генералов.

Альянс с Моро Globo не разочаровал. Результаты расследований, поделенные на разные главы, по драматургии не уступают телесериалу – с одним отличием: документальность в данном случае дополнительно повышает рейтинг. Globo в прямом эфире показал, как уводили Лулу. Globo первым опубликовал стенограммы прослушки. Во время демонстраций разгоряченные репортеры Globo смешивались с толпой так, будто они сами были частью этого движения.

В последние месяцы страну буквально наводнили кадры, выставляющие правительство в критическом свете. Однако для Моро, который в 2015 году был объявлен Globo человеком года, расчет, по всей видимости, оправдался: согласно одному опросу, большинство бразильцев поддерживают решение о публикации стенограмм.

Честных политиков не осталось

В конце марта судья направил в Верховный суд подробный отчет с извинениями за неправомерные действия. Однако созданную им фактологическую базу невозможно игнорировать. И потому сегодня в центре внимания находится прежде всего один вопрос: кто станет преемником Русеф, после того как ей объявят импичмент?

Ее заместитель Мишель Темер из мятежной ПБДД, специально не ушедший в отставку, по Конституции является правомочным преемником президента и должен был бы возглавлять правительство вплоть до новых выборов. Однако репутация Темера пострадала: его имя тоже употребляется в ряде показаний главных свидетелей Моро.

Второй в очереди «престолонаследия» – Эдуардо Кунья, также член ПБДД, ныне решающий вопрос об импичменте, поскольку он является председателем парламента. Однако прокуратура подозревает, что Кунья в связи со сделками в Petrobras присвоил миллионы долларов, которые теперь лежат на счетах в Швейцарии. Сам он такие обвинения отвергает. Наконец, есть Ренан Калейрос – председатель сената. Он находится под следствием в связи с подозрениями в уклонении от налогов.

Похоже, незапятнанных политиков в стране попросту не осталось. И это делает ситуацию в Бразилии такой сложной.

КОНТЕКСТ

29.11.2016

Путин выразил соболезнования президенту Бразилии из-за крушения самолета с 75 жертвами

Путин выразил соболезнования президенту Бразилии из-за крушения самолета с 75 жертвами

29.11.2016

Шесть человек выжили при крушении самолета с футбольной командой в Колумбии

Шесть человек выжили при крушении самолета с футбольной командой в Колумбии

01.09.2016

«Переворот против всей Латинской Америки»

Отставка президента Бразилии вызвала волнения внутри страны и резкую реакцию социалистических соседей

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ