08.04.2016 | Марсель Розенбах | Перевод: Владимир Широков

«Войти в долю» к Google

На личных данных в Сети зарабатывают интернет-концерны и соцсети. Не пора ли пользователям получать свою часть доходов?

Фото: Shutterstock

Информация, которую каждый из нас вольно или невольно размещает о себе в Сети, – довольно ценный продукт. Какие слова мы ищем в поисковиках, о чем пишем в соцсетях и блогах, что покупаем в онлайн-магазинах и даже, куда и как ездим на машине, – все это интернет-компании используют, чтобы получить прибыль. Однако сейчас появились стартапы, которые предлагают пользователям возможность самим заработать на своих данных.

Просто невероятно, с какой легкостью люди умудряются приклеивать правильный ценник к чему угодно: сколько может стоить автомобиль, сколько – пачка масла, пара джинсов, авиабилет до Нью-Йорка. При этом большинство людей совершенно теряется, когда требуется назвать цену, касающуюся их самих. Например, стоимость данных, которые они оставляют в интернете. В чем она выражается – в центах? А может, предпочтения и привычки отдельно взятого пользователя тянут на тысячи евро?

Если обратиться с этим вопросом к самим пользователям, можно услышать колоссальные суммы. В ходе опроса, проведенного компанией–произ-водителем жестких дисков Western Digital среди 5000 граждан Великобритании, мужчины в среднем оценили полный «инфостриптиз» в 5300 евро, женщины – плюс-минус 4000 евро. Треть опрошенных женщин и почти четверть мужчин категорически не готовы дать доступ к своим данным, которые, по их мнению, бесценны.

Несколько студентов решили провести реальный эксперимент и пришли к очень разным результатам. Один, учащийся американского университета, предложил заглянуть в его личную онлайн-жизнь («Сколько я стою?») пользователям сервиса Kickstarter и с 213 человек собрал 2733 доллара. Другой, молодой нидерландец, выставил право доступа к своим личным данным на аукцион («продаю цифровую душу») и получил всего 350 евро.

Такой разброс цен и отсутствие единой позиции не случайны. Интернет с его обилием сервисов, позволяющих сравнивать цены, в данном вопросе абсолютно непрозрачен, асимметричен и, как считают некоторые, несправедлив. Рынок данных процветает, однако сами их «производители» – пользователи от этого почти не выигрывают. В бизнесе на данных доминируют интернет-концерны. Они знают цену этой информации, постоянно отслеживают «ценовые тенденции», обращают сведения о пользователях в деньги – прежде всего продавая таргетированную рекламу.

До сих пор у пользователей не было шансов самим на всем этом заработать. Однако сегодня появляются стартапы, которые намерены изменить ситуацию. Они хотят обеспечить большую прозрачность и отчасти уравнять силы интернет-концернов и пользователей. Стартаперы рисуют соблазнительные картины будущего. Так, основатель нью-йоркской фирмы Datacoup Мэтт Хоган мечтает, что однажды за джинсы стоимостью 100 долларов он сможет отдать только 80: «Остальное я покрою своими данными».

Часть стартапов платят пользователям за доступ к их личным данным живые деньги. Так, DataWallet или Datacoup в зависимости от объема информации еженедельно «подбрасывают» им пару-тройку долларов. Такие сервисы, как Citizen.me, которые до сих пор помогали пользователям защищать и анализировать свою активность в социальных сетях, тоже делают ставку на новый тренд. В начале апреля англичане запустят новое, полностью переработанное приложение, которое тоже позволит юзерам торговать собственными данными.

Все они имеют возможность апеллировать к весьма авторитетной позиции: не кто иной, как основатель Всемирной паутины Тим Бернерс-Ли заявлял, что данные, которые мы создаем в Сети, должны принадлежать нам самим, а не крупным компаниям, которые будут их эксплуатировать.

Сейчас между пользователями и концернами происходит простой бартерный обмен. Люди создают профили и аккаунты в онлайн-сервисах и, как правило, не читая проставляют галочки в пользовательских соглашениях, чтобы поскорее воспользоваться вожделенными и на первый взгляд бесплатными услугами. В счет оплаты идут их личные данные, особенно наиболее свежие, ежедневно пополняемые при интенсивном пользовании такими сервисами, как соцсети, фитнес- или финансовые приложения.

Ирония экономики заключается в том, что, по сути, клиентами онлайн-сервисов являются не юзеры, а компании, которые платят за данные. А данные пользователей – это на самом деле продукт.

Джулиан Рейнджер – один из тех, кто хочет с этим покончить. Раньше инженер занимался оптимизацией систем боевых самолетов «Торнадо» и фактически разработал стандарт для обмена данными в военном интернете. Около 10 лет назад он продал свою фирму американскому оборонному гиганту Lockheed Martin. После этого он мог бы полностью посвятить себя своей страсти, космонавтике, и готовиться к «экскурсии» в космос – 52‑летний мужчина забронировал космический полет в компании Virgin Galactic Ричарда Брэнсона. Но вместо этого он развивает стартап Digi.me. 2016 год, как он надеется, должен стать прорывом для него и других подобных компаний. «Каждый пользователь интернета может без проблем поучаствовать в бизнесе на своих собственных данных и наконец получить часть дохода», – убеждает он.

Рейнджер уже сегодня имеет возможность указывать на пример 350 тыс. человек почти в 140 странах, а также отдельных крупных компаний, решивших сотрудничать с ним. В числе последних – Lenovo и Toshiba, а также французская торговая сеть Fnac, которые уже интегрировали возможности Digi.me в собственные сервисы.

У заинтересованных компаний и организаций Digi.me, в частности, запрашивает информацию о том, как именно и в течение какого времени те намереваются использовать полученные данные и что предлагают взамен: «Принимаются скидки, купоны, доступ к платным услугам премиального уровня и, разумеется, живые деньги».

Рейнджер полагает, что новый бизнес в конечном итоге будет выгоден всем, включая компании. Сегодня они еще сталкиваются с проблемой плохого качества имеющихся в их распоряжении сведений. По оценкам экспертов, сегодня большая часть информации, которую получают фирмы, является неточной, неполной или просто вымышленной. Прежняя система больше не работает, убежден Рейнджер, – она не слишком хороша и для отдельных пользователей, и для компаний.

В новой «экономике данных» компании, по заверениям Джулиана Рейнджера или его конкурента Мэтта Хогана, смогут составлять более полную картину и получать более точную информацию, которая позволит им делать куда больше выводов, – дескать, пользователи будут эксплицитно выражать свое согласие, если их устроит обещанная за это встречная услуга.

Пока существуют очень разные представления о том, сколько на самом деле могут стоить личные данные. Но, разумеется, это не тысячи евро, как хочется верить самим пользователям. Получить представление о ценности индивидуальных подборок данных могут сведения, сколько концерны зарабатывают на продаже информации о юзерах. Важный показатель – «средний оборот на пользователя». В 2014 году Facebook заработал на данных среднестатистического пользователя-американца около 9 долларов; у Google подушевые показатели оказались в шесть раз выше. Если пользователи смогут получать хотя бы небольшое «авторское» вознаграждение, какие-то деньги из этого сложатся, тем более что никто не мешает им продавать свои данные по несколько раз.

Однако не думайте, что юзеры всегда могут заявить свои притязания на соответствующие доходы. Решающий вопрос – кому принадлежат данные, и здесь не все согласны с Тимом Бернерсом-Ли.

Например, кому принадлежит информация, формируемая при поездках на автомобиле? Водителю? Владельцу машины? А может, производителю? Ответ на этот вопрос имеет вполне практическое значение. По оценкам знатоков отрасли, ценность данных о поездках, совместно «генерируемых» автомобилем и водителем за время лизинга, выражается одной или даже парой тысяч евро.

Похоже, автопром твердо намерен самостоятельно обращать такие данные в капитал. Ведущие представители отрасли уже давно обозначили свою позицию: «Автоданные принадлежат нам». И ждать, что они поделятся прибылью с клиентами, едва ли разумно.

В конечном итоге все это может переродиться в новый своеобразный бартер: информация в обмен на скидку. Тенденция, которая начиналась с карт постоянного покупателя и бонусных систем в розничной торговле, постепенно проникает в другие сферы экономической жизни. Страховые компании предлагают «телематические тарифы» на автострахование с льготами за разрешение анализировать данные о поездках. Фонды обязательного медицинского страхования преследуют аналогичные цели, запрашивая доступ к сведениям о здоровье и занятиях фитнесом.

В то же время пока ни одна из бизнес-моделей «данных за деньги» по-настоящему не оправдывается. Так, Мэтт Хоган признает, что его бизнес до сих пор еще нельзя назвать «долгосрочно устойчивым» и что текущие выплаты примерно 1500 пользователям он производит за собственный счет. Однако, как и основатель digi.me, он рассчитывает, что нынешний год окажется прорывным.

Не исключено, что есть и другой способ подтолкнуть пользователей к новому обращению со своими данными – с акцентом, скорее, на альтруизм. Барселонский стартап The Gooddata предлагает загрузить надстройку для браузера, протоколирующую поисковые запросы. При этом средства, вырученные за протоколы, идут не пользователям, а тем или иным благотворительным проектам. По утверждению автора идеи, в настоящий момент The Gooddata насчитывает около 300 активных участников, а «инфопожертвования» уже были направлены на 24 проекта преимущественно в странах Африки.  

КОНТЕКСТ

02.11.2016

ФАС оштрафовала Google на 1 млн рублей

ФАС оштрафовала Google на 1 млн рублей

30.08.2016

Google подала еще один иск к ФАС

Google подала еще один иск к ФАС

17.08.2016

Суд отклонил жалобу Google на решение ФАС оштрафовать корпорацию

Суд отклонил жалобу Google на решение ФАС оштрафовать корпорацию

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ