12.03.2016 | Мартин Хессе | Перевод: Владимир Широков

Задний ход капитализма

Негативная учетная ставка – беспрецедентный экономический эксперимент, сопряженный с большими рисками

Фото: European Central Bank

10 марта Европейский Центробанк (ЕЦБ) снизил ставку по депозитам для банков с -0,3% до -0,4%. Это означает, что банкам приходится платить за хранение своих денег на счетах ЕЦБ. Такая же ситуация сложилась в Швеции, Дании, Швейцарии и Японии. Негативные проценты – это, возможно, симптом того, что капитализм достиг потолка.

Если вам хоть однажды доводилось вести автомобиль по левосторонним дорогам Великобритании, то вы знаете, как трудно сориентироваться в системе, где не действуют привычные правила. Вероятно, еще большая неразбериха началась бы, если бы все вдруг решили ездить исключительно задом.

Нечто похожее происходит сегодня в глобальной финансовой системе: процентные ставки зачастую оказываются отрицательными, эмиссионные банки включают на «коробке передач» капитализма задний ход, чтобы вырулить из тупика, в котором оказалась мировая экономика в результате жизни на широкую ногу и в долг.

Нам говорят, что негативная процентная ставка должна простимулировать рост и дать толчок инфляции, и это позволит расплатиться с долгами. Однако опасность того, что эксперимент с задней передачей закончится катастрофой, нарастает.

Проценты суть цена денег. Они обеспечивают баланс предложения и спроса на капитал. Держатели сберегательных вкладов вознаграждаются за готовность на время отложить потребление и предоставить свои деньги другим для инвестиций, которые суть фундамент инноваций и роста. Если все пойдет хорошо, люди получат свои деньги с оговоренными процентами.

Смысл капитализма в том, чтобы капитал приумножался и благосостояние росло. Банки – посредники, предоставляющие деньги тем, кто может распорядиться ими наиболее эффективно. Так в теории.

Однако капитализм сошел с проторенной дорожки. Важные учетные ставки уже опустились ниже нуля и продолжают снижаться.

10 марта Европейский Центробанк (ЕЦБ) снизил ставку по депозитам для банков с –0,3% до –0,4%. Это означает, что банкам приходится платить за «парковку» своих денег на счетах ЕЦБ. Аналогичная ситуация сложилась в Швеции, Дании, Швейцарии и Японии. Такому примеру могут последовать и другие страны.

На рынке облигаций кредиторам опять-таки приходится доплачивать, чтобы кто-то согласился у них занять. На сегодняшний день только в еврозоне ходят облигации с отрицательной доходностью на 2,6 трлн евро. К примеру, если сегодня вы захотите ссудить правительству Федеративной Республики 1000 евро на семь лет, то каждый год будете терять по два евро.

В 2009 году дешевые деньги дали толчок экономике, пережившей финансовый кризис. Однако сегодня, продолжая «топить» цену денег, ЕЦБ со товарищи рискуют дестабилизировать банковскую систему и получить обратный результат.

Про оценкам аналитиков, европейские банки могут потерять 10–20% своих доходов, если ЕЦБ продолжит загонять процентную ставку по депозитам банков в минус.

ЕЦБ оправдывается тем, что такая политика не мешает банкам зарабатывать на сделках кредитования. Однако, если произойдет то, чего опасаются критики ЕЦБ, ослабленная банковская система, вероятно, сможет выдавать меньше кредитов.

Другой вариант: деньги будут предоставляться под проценты, не позволяющие адекватно компенсировать риски, что впоследствии приведет к более высоким неплатежам. Аналитическая компания Autonomous Research описывает эту дилемму так: «Лекарство убивает пациента».

Для банков ситуация усугубляется тем, что бремя негативных процентов они лишь отчасти могут перекладывать на клиентов. Многие компании готовы платить банку за гарантию сохранности средств.

Но если раскошелиться за депонирование денег на текущих счетах предложат клиентам, они предпочтут держать эти суммы у себя дома.

В определенной мере это желаемый эффект, который подталкивает население к более активному потреблению. Однако люди могут реагировать на столь отчаянное положение совсем не так, как хочется сторонникам негативных ставок и, поскольку доходность по накоплениям минимальна, с еще большим рвением складывать деньги в кубышку, чтобы под старость не обнищать.

Когда капитал перестает быть дефицитом и идет с молотка, то упраздняется и управляющая функция, присущая процентам при принятии инвестиционных решений. Проекты, сопряженные с высокими рисками, кредитуются под слишком низкие ставки: государства, живущие не по средствам, буквально наводняют деньгами. Со временем это приводит к «зомбированию» экономики.

Возможно, негативные проценты – это еще и симптом того, что капитализм достиг потолка. Во всяком случае, они отражают ожидания, что объем экономики и уровень цен в долгосрочной перспективе будут снижаться.

Позитивные процентные ставки больше не являются двигателем капитализма. От них отказались, чтобы сохранить иллюзию, будто однажды горы долгов могут растаять. Сегодня эмиссионные банки пытаются «перезапустить» систему негативных ставок, как залитый топливом двигатель после короткого замыкания. Это рискованный, беспрецедентный эксперимент.

КОНТЕКСТ

25.04.2014

Прогнило что-то в нашем капитализме

Можно ли считать капиталистическую систему справедливой, если богатые все богатеют?

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ