08.03.2016 | Денис Ермаков

«Мы рискуем вернуться в 90-е»

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики, о том, какие социальные группы и жители каких регионов наиболее уязвимы в кризис

Фото: Wikipedia.com

– По данным Росстата, число бедных в России превысило 20 млн. Жителям каких регионов наиболее тяжело адаптироваться к условиям нынешнего кризиса?

– Это, скорее, вопрос не регионов, а социальных групп. Первая уязвимая группа – семьи с детьми, это повышенная иждивенческая нагрузка. Детские пособия мизерные, зарплата родителей падает. Но у этой категории и ранее был повышенный уровень бедности: когда общий ее показатель составлял 12%, то детской – 17%. Вторая группа – пожилые. Ранее пенсионеры как раз имели пониженный уровень бедности, потому что по закону пенсия должна была доводиться до прожиточного минимума. Но сейчас ситуация с отстающей индексацией пенсий – 4% при инфляции 13,6%, и эти люди попадают в более уязвимую группу. Причем у пенсионеров это не только вопрос доходов, но прежде всего доступности лекарств, цены на которые росли фантастическими темпами.

Если брать региональный разрез, то нужно смотреть, где больше детей и пожилых. Детей больше в северокавказских республиках и Тыве. Но там вообще непонятно, какие доходы у населения: на Кавказе очень много теневых, а в Тыве – натуральных (свои стада и т. д.). По статистике, там риски максимальные, а что реально – надо смотреть, какие там каналы межсемейной поддержки, трансферты от родственников, доходы от натурального хозяйства.

Что касается пожилых, то более всего уязвимы пенсионеры крупных городов. Именно в них быстрее растет стоимость жизни – народ там богаче, и цены можно задирать. Во‑вторых, это Центральная Россия и Северо-Запад, где очень много пенсионеров. Но там все-таки прожиточный минимум не так высок, как в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге или Тюмени. Цены так высоко не загонишь, так как очень низкий платежеспособный спрос. Если брать регионы с высоким уровнем бедности, то это в первую очередь Северный Кавказ. Повышенный уровень бедности в Сибири и на Дальнем Востоке, потому что там стоимость жизни выше. Из депрессивных регионов это Курган, Киров, Кострома, ну так там и не жили хорошо.

– А в чем причина высокой доли населения с доходами ниже величины прожиточного минимума в таких небедных регионах, как, например, Якутия (17,4%) или Красноярский край (16,6%)?

– Большая часть населения Республики Саха – это якуты (49,9%, согласно Всероссийской переписи 2010 года. – «Профиль»). Значительная их часть проживает в сельской местности, где доходы никакие. При этом и в Якутии, и в Красноярском крае очень высокая дифференциация доходов. Поэтому прожиточный минимум задран – там надо поднимать пенсии, пособия для бедных. Например, в Белгородской области вы этого не увидите – там нет такой дифференциации по доходам. А в сырьевых регионах она есть всегда. В Мирном, Удачном, Якутске, Нерюнгри зарабатывают намного больше, чем в сельской Якутии. То же самое и в Красноярском крае, где есть Норильск и Красноярск с относительно высокими доходами и периферия, где все очень печально.

– Верно ли, что далеко не всегда на соцрасходах экономят наиболее бедные регионы?

– Это вопрос балансирования бюджета. Сегодня только 7–8 регионов достаточно зарабатывают, чтобы сбалансировать свои расходы и доходы. Это Москва, Санкт-Петербург, Тюменская область, ХМАО, ЯНАО, Ненецкий АО и Сахалин. У остальных – катастрофа. Сейчас на человеческом капитале больше всего экономит Москва. При том, что по итогам 2015 года доходы города выросли на 8%, расходы сократились на 5%. Еще больше они снизились на культуру (- 19%), на здравоохранение (- 10%), на образование (- 6%), на поддержку ЖКХ (- 11%). Так что не менее доходов важна политика властей.

Социальная защита пока сокращалась в наименьшей степени. Только в 16 регионах расходы бюджетов на нее в номинальном выражении сократились. Для сравнения: на образование – в 46 регионах, на культуру – более чем в 50. Соцзащита – это «священная корова», выборы на носу. Поэтому пособия не режут, их просто не индексируют, за счет этого растет уровень бедности, ведь инфляцию никто не отменял.

– Если кризис будет долгим, какими темпами будет расти число бедных?

– Зависит от темпов инфляции, а это прямая связка с парой рубль–доллар, с ценой на нефть. Если опять обвалится рубль, инфляция вырастет, бедность будет расти быстрее. Если все заморозится на сегодняшнем, пусть и плохом уровне, то дальше надо смотреть, что будет не столько с пособиями, сколько с зарплатами.

Будет ли еще один промышленный спад, будет ли опять расти неполная занятость. В этом случае в семье появляются люди, которые работают, но зарабатывают очень мало. И тогда мы рискуем вернуться в 90‑е с их уникальной ситуацией: тогда 50% бедняков составляли семьи с работающими родителями, которые получали такую зарплату, что, имея двух детей-иждивенцев, не могли выйти за прожиточный минимум.

Многое будет зависеть от динамики промышленности, от спектра услуг: если он и дальше будет сжиматься, то в первую очередь будет терять работу городское население – торговля, современные сервисы. Посмотрим следующие месяц-два, как аукнется очередная девальвация на промышленности. Сейчас цены падают на все наши экспортные товары (медь, металлы, уголь, целлюлоза), а не только на нефть. Вероятно, промышленность ждет еще один медленный спад.

– У каких регионов в таких условиях лучшие возможности для адаптации и за счет чего?

– У нефтегазовых. Они вряд ли будут снижать объемы добычи. А раз так, то не будет сильно сокращаться занятость. Зарплату индексировать вряд ли будут. Но там более высокая степень устойчивости. Другое дело, что в этих регионах колоссальная дифференциация по доходам, глубина бедности выше. Вторая группа регионов, где будет чуть полегче, – Юг. Пищевая промышленность пока в небольшом плюсе. То есть рабочие места в базовых отраслях, скорее всего, сокращаться не будут. Правда, нет развития – очень мало инвестиций, а значит, и новых рабочих мест. Но люди там кормятся с подворья, с огорода. В аграрных областях в этом смысле всегда легче.

– Есть ли некий порог, ниже которого люди уже не смогут сокращать свое потребление?

– Уже минус 10% розничной торговли. Это уровень 2006–2007 годов, и что, тогда люди не жили? Конечно, это болезненно. Российский средний класс тоже беднеет, теряя уже привычные возможности – нормально отдыхать, учить детей, лечиться… Когда вы утрачиваете привычный образ жизни, это психологически даже более болезненно, чем просто сокращение доходов.

Но когда всем сверху говорят, что «кругом враги» и «надо затянуть пояса», очень «антипатриотично» устраивать разборки с властью. Она на это и рассчитывает и еще больше гонит волну по медиа. Когда-то эта дурь перестанет действовать, но пока работает и как долго еще будет, не понимает никто.

Скамейка отставных 31.10.2016
Скамейка отставных

За 4,5 года третьего президентского срока Владимира Путина досрочно и навсегда покинули свои посты 30 глав российских регионов

Рейтинг губернаторов России 31.10.2016
Рейтинг губернаторов России

«Кремлевский рейтинг» губернаторов РФ на 31 октября 2016 года

На выход приглашаются 31.10.2016
На выход приглашаются

Губернаторский корпус России ждут масштабные кадровые перестановки. Шесть глав регионов могут покинуть свои посты еще до Нового года, почти 15 – в начале следующего

Чечня шагает впереди 15.06.2016
Чечня шагает впереди

«Профиль» представляет рейтинг инвестиционной динамики регионов. В лидерах – нефтегазовые регионы и Северный Кавказ

Ветер в карманах 08.03.2016
Ветер в карманах

Бедняков в нашей стране не 14%, как говорит официальная статистика, а 41%. Главный фактор бедности – наличие детей

География бедности 08.03.2016
География бедности

Благополучие россиян зависит не только от места их региона на карте

Семеро с сошкой, семьдесят с ложкой 07.12.2015
Семеро с сошкой, семьдесят с ложкой

«Профиль» впервые публикует собственный рейтинг российских регионов

«Конкурс красоты» для губернаторов 07.12.2015
«Конкурс красоты» для губернаторов

Кто из глав регионов получит завтра «черную метку», не зависит от положения дел на подведомственных им территориях и не улавливается никакими рейтингами

Кризис законопослушания 08.12.2015
Кризис законопослушания

В России вновь начала расти преступность. Самая криминальная обстановка в регионах с наиболее низким уровнем жизни населения

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

07.12.2015

Семеро с сошкой, семьдесят с ложкой

«Профиль» впервые публикует собственный рейтинг российских регионов

08.12.2015

Кризис законопослушания

В России вновь начала расти преступность. Самая криминальная обстановка в регионах с наиболее низким уровнем жизни населения

КОНТЕКСТ

26.09.2016

Стабильный кризис

Россияне считают, что экономический кризис в стране надолго, цены выросли, но сокращения зарплат и штатов не будет

20.09.2016

Самим мало

В кризис россияне хотят сэкономить на чиновниках и на культуре

31.08.2016

Молитва о подъеме

Запас политической прочности антикризисной терапии Набиуллиной – Силуанова почти исчерпан. Обеспечить продолжение их курса способен только Путин

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ