18.02.2016 | Петер Мюллер | Кристоф Паули | Перевод: Владимир Широков

Купечество предлагает остаться

Английские предприниматели боятся последствий выхода из Евросоюза

Развод британцев с Европой вынудит многие банки перенести как минимум часть своего бизнеса из Лондона на континент. На фото – финансовый квартал Canary Wharf Фото: Shutterstock

Когда результаты опросов общественного мнения допустили возможность поражения сторонников ЕС на референдуме, британские предприниматели вдруг прониклись любовью к Европе.

Для объяснения в любви к Евросоюзу Дежеми Френч выбирает сухие слова. «Общеевропейские правила ясно сформулированы и для нас весьма выгодны», – говорит финансовый директор британского производителя пирогов Ministry of Cake. Единый внутренний рынок и брюссельские директивы в отношении продовольствия, действующие как на острове, так и на континенте, дают возможность ему, владельцу среднего бизнеса из Сомерсета, без особых проблем продавать замороженные шоколадные и морковные торты по всему ЕС. Неудивительно, что сегодня Френч считает выход своей страны из ЕС главным фактором предпринимательского риска. Помимо европейских продовольственных директив он ценит прежде всего польских, латышских и итальянских рабочих, составляющих половину его персонала. «В случае «брекзита» я едва ли смогу привлечь достаточное количество квалифицированных людей из Европы». Чтобы британские экономические круги смогли определиться со своей позицией по выходу страны из ЕС, понадобилось немалое время. Однако, когда результаты опросов допустили возможность поражения сторонников ЕС на референдуме, предприниматели вдруг прониклись любовью к Европе. Что ж, самое время. «Выход на европейских потребителей, несомненно, помог британской музыкальной индустрии выбиться в мировые лидеры», – отмечает председатель правления компании UK Music. Глава Конфедерации британской промышленности сэр Майк Рейк предупреждает: «Выход из ЕС сильно ударит по конкурентоспособности Лондона и по нашему финансовому сектору».

Пока до этого не дошло. 2 февраля Брюссель представил свои предложения, цель которых – удержать Соединенное Королевство в Евросоюзе. По мнению брюссельских чиновников, европейцы проявили большую готовность к уступкам. Прежде всего это касается основного требования премьер-министра Дэвида Кэмерона: сокращения нагрузки на социальную систему страны.

Не исключено, что при начислении пособий на ребенка члены Евросоюза смогут учитывать страну проживания детей. Кроме того, предлагается предусмотреть своего рода стоп-кран на периоды высокого миграционного притока. При наличии определенных предпосылок выплаты вновь прибывающим из других стран ЕС в первые годы могут быть сокращены. Если не возникнет препятствий, главы государств и правительств ЕС примут данный пакет на своем саммите уже на этой неделе. Ведь, как считается, Кэмерон попросит англичан, валийцев, шотландцев и северных ирландцев высказаться о своем желании остаться в ЕС еще до начала лета.

До сих пор в дискуссии преобладали европоненавистнические тирады сторонников «брекзита». Однако сегодня все больше явствует, что решающую роль могут сыграть экономические аспекты. Многие граждане Великобритании начинают понимать: исход референдума повлияет не только на выплату социальных пособий иностранцам, но и прежде всего на их собственное экономическое благополучие и будущее их детей.

В последние месяцы на британцев обрушился настоящий поток всевозможных прогнозов и экспертных заключений, общий смысл которых сводится к следующему: выход страны из ЕС будет чреват серьезными последствиями для экономики. Согласно одному исследованию, объем ВВП в среднесрочной перспективе может оказаться аж на 14% ниже, чем если страна останется членом ЕС. Британский фунт за последние месяцы уже существенно подешевел как к евро, так и к доллару.

Не случайно кампания Кэмерона за дальнейшее членство в ЕС стартовала 2 февраля с посещения площадки немецкого концерна Siemens, который строит завод по производству систем железнодорожной автоматики в Чиппенхэме к западу от Лондона. Там Кэмерон в рубашке с закатанными рукавами радостно вещал об успехах на переговорах в Брюсселе, подобно футбольному тренеру, чья команда в последнюю минуту забила спасительный гол и сравняла счет: «Мы получили то, чего хотели».

В своем «проевропейском» турне Кэмерон делает упор на экономические круги и на иностранных инвесторов. Ведь своим индустриальным ренессансом страна обязана прежде всего колоссальным инвестициям из других государств ЕС. Выход из Евросоюза может запросто привести к перелому восходящего тренда.

Так, концерн BMW еще в 90-е годы спас богатую традициями британскую марку Mini Cooper. За период с 2000 года баварские автостроители инвестировали на острове 1,75 млрд фунтов стерлингов. Сегодня на четырех заводах и в монобрендовых автосалонах занято 24 000 человек, еще больше рабочих мест обеспечивают поставщики комплектующих, получающие заказы от BMW. 80% небольших, но отнюдь не дешевых автомобилей продаются за рубежом.

На BMW Кэмерон наведался еще в январе. «Мы полагаем, что для Великобритании выгодно остаться в ЕС и сохранить позиции активного и влиятельного члена Союза», – сказал тогда высокому гостю главный маркетолог концерна Ян Робертсон, уроженец Великобритании. Такие слова звучат достаточно осторожно, что, впрочем, опять-таки не случайно. «Большой бизнес» не может слишком громко заявлять свою позицию, иначе у чуткого британского избирателя может возникнуть подозрение, будто правительство заботится исключительно об интересах предпринимателей.

С какими трудностями сопряжены структурные изменения, направленные на увеличение количества занятых в промышленном секторе, показывает ситуация на берегах Тисы в пригородах Миделсбро, что на северо-востоке Англии. В прошлом году британские предприятия черной металлургии сократили 5000 рабочих мест; люди вспомнили 80-е годы, когда безработица в регионе достигала 25%. Нет, в данном случае проблема не в «брекзите», а в стальном кризисе, последствия которого заметны и в других уголках Европы. Однако выход страны из ЕС может заметно ухудшить положение в регионе. Многие оставшиеся там без работы трудоустроились, в частности, на заводы японского производителя автокомплектующих Nifco, который в последние годы демонстрировал мощный рост и поставляет свою продукцию для марок Ford, Jaguar Land Rover, «японцев», а также для Opel в режиме just in time, «точно в срок», с учетом последующих производственных процессов.

«Наш бизнес зависит от эффективного и недискриминирующего выхода на рынок ЕС», – говорится в заявлении Nifco. «Брекзит» не только отрежет британцев от Европы, но и создаст барьеры между отдельными предприятиями Nifco: концерн также выпускает свои автокомплектующие в Германии и Польше.

Фото: BMW AG
С 2000 года концерн BMW инвестировал 1,75 млрд фунтов стерлингов в Великобритании. Сегодня на четырех заводах и в монобрендовых автосалонах занято 24 тысячи человек, еще больше рабочих мест обеспечивают поставщики комплектующих, получающие заказы от BMWФото: BMW AG

Как нередко бывает, банкиры из лондонского Сити заходят чуть дальше остальных отраслей. Так, американский инвестиционный банк Goldman Sachs участвует в финансировании проевропейской кампании Britain Stronger in Europe («Великобритания сильнее в Европе»); другие американские банки, JP Morgan, Morgan Stanley и Bank of America, тоже согласились внести свою «лепту» в сотни тысяч долларов. Их европейские штаб-квартиры расположены в Лондоне, и «развод» британцев с Европой вынудит их перенести как минимум часть своего бизнеса на континент.

В частности, крайне маловероятно, что после «брекзита» основная часть мировой торговли по-прежнему будет проводиться через Лондон. Как утверждают источники в отрасли, один из крупнейших в мире банков JP Morgan уже смотрит в сторону Люксембурга. В Deutsche Bank тоже прорабатываются соответствующие сценарии, которые, по информации газеты Financial Times, предполагают переезд большей части подразделений во Франкфурт.

Почти все европейские финансовые площадки уже стали прибежищем для платежеспособных клиентов и налогоплательщиков из туманного Альбиона. Париж манит лондонских банкиров, менеджеров и фондовых управляющих образом жизни и имиджем мировой столицы. У Франкфурта более приземленные аргументы: там расположен головной офис Европейского Центробанка. В Дублине, как и в Лондоне, говорят по-английски. Наконец, Цюрих ожидаемо апеллирует к швейцарской банковской тайне. По оценкам британской прессы, «брекзит» обернется ликвидацией до 100 000 высокооплачиваемых рабочих мест только в лондонском Сити с последствиями как для налоговых поступлений, так и для большого количества простых людей, начиная с домработниц и заканчивая водителями такси.

Для Великобритании ставки высоки. В 2014 году экспорт услуг составил почти 267 млрд евро. Половина услуг, оказанных заказчикам в других странах ЕС, приходится на банковские, страховые и бизнес-услуги. Внешнеторговый баланс страны еще больше уйдет в минус, если хоть какая-то часть заказчиков переориентируется.

Конфедерация британской промышленности тоже предупреждает о рисках, связанных с «брекзитом», хотя многие небольшие, ориентированные скорее на национальный рынок ее члены покупаются на броские лозунги евроскептика и председателя Партии независимости Соединенного Королевства Найджела Фаража. Положительный исход референдума обойдется среднестатистическому британскому домохозяйству примерно в 3000 фунтов, говорится в одной брошюре конфедерации. И еще: Великобритания не может позволить себе превратиться в своего рода сателлит ЕС, как это случилось с Норвегией. Последнее подтверждается авторитетным мнением норвежского министра иностранных дел Бёрге Бренде: «Мы должны имплементировать все директивы ЕС. Вот только в их обсуждении в Брюсселе мы не участвуем».

Швейцарская модель, согласно которой брюссельские нормы воспроизводятся на основании соглашений с ЕС, конфедерацию тоже не вдохновляет: «Британские компании будут получать выход на европейский внутренний рынок только там, где они согласятся с общими правилами», устанавливать которые опять-таки будут без них.

Влиятельный и нередко довольно скептический по отношению к ЕС аналитический центр Open Europe, бывший руководитель которого Матс Перссон сегодня работает на Даунинг-стрит уполномоченным Дэвида Кэмерона по европейским вопросам, тоже приводит серьезные причины для дальнейшего членства в ЕС. Аргумент сторонников выхода о том, что Великобритания сможет нивелировать негативные для себя последствия посредством нового торгового соглашения с Евросоюзом, эксперты Open Europe считают наивным. «Ни при одном из просчитанных нами сценариев издержки, обусловленные потерей внутреннего рынка и выходом из Таможенного союза, невозможно компенсировать исключительно за счет такого соглашения, – говорится в одном исследовании. – Великобритания вне ЕС сможет безбедно существовать, только если страна готова использовать вновь обретенные свободы для активных шагов к либерализации торговли и дерегулированию».

Впрочем, перспектива «брекзита» страшит не только англичан. По другую сторону Ла-Манша тоже усиливается обеспокоенность. Великобритания сделала континентальную Европу более искушенной, более ориентированной на принципы либеральной экономики и трансатлантического партнерства. Щепотка британской выдержки всегда шла европейцам на пользу. Все это говорит в пользу дальнейшего членства страны в ЕС.

Но, главное, выход Великобритании ослабит позиции европейцев в мировой экономике. ЕС лишится 13% своего населения и 17% экономического потенциала. К тому же Великобритания – один из основных нетто-плательщиков в бюджет ЕС.

«Не следует недооценивать и тесную интеграцию Великобритании с остальным Евросоюзом», – говорит генеральный директор Федерального объединения немецкой промышленности Маркус Кербер. Половина британской внешней торговли приходится на страны ЕС; Германия является второй по важности страной – потребителем английских товаров. Товарооборот между ФРГ и Великобританией составляет 120 млрд евро в год, взаимные инвестиции – 140 млрд евро.

Кербер предупреждает об угрозе адаптационного шока, кризиса, который может затянуться на долгие годы. «Никто не может сказать, что произойдет в случае негативного исхода референдума. Это приведет к колоссальной неопределенности как минимум на ближайшие десять лет, а то и больше. Согласование вариантов выхода и предположительно разработка нового договора по швейцарскому образцу займут и Европу, и Великобританию на годы».

Только одна отрасль по обеим сторонам Ла-Манша демонстрирует перед лицом возможных потрясений привычную кризисоустойчивость: это юристы. Крупные адвокатские конторы, советники политиков и организаторы правовых семинаров в случае «брекзита» могут получить неплохие дивиденды. Так, крупная международная правовая компания Hogan Lovells в своем лондонском офисе уже создала «спецгруппу, ”Конституционные изменения”» из 40 специалистов. Их задача – консультирование клиентов, обеспокоенных перспективами выхода страны из ЕС.

КОНТЕКСТ

07.12.2016

Не в страну корм

В Люксембурге призвали повысить эффективность реализации реформ на Украине

06.12.2016

ЕС запретил ввоз мяса птицы из Украины из-за птичьего гриппа

ЕС запретил ввоз мяса птицы из Украины из-за птичьего гриппа

06.12.2016

Пекин призвал Лондон «не отравлять атмосферу» в Совбезе ООН

Пекин призвал Лондон «не отравлять атмосферу» в Совбезе ООН

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ