01.02.2016 | Алексей Михайлов

Мечта коммуниста

Начиная с нулевых годов национализация становится ключевой чертой экономической политики России

Банк ВТБ ходит туда-сюда, к государству и обратно Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Масштабы национализации в России значительно превосходят размеры приватизации, создавая почву для коррупции и воровства. «Профиль» составил хронику национализации в России в XXI веке.

Часто говорят о приватизации и почти никогда – о национализации. Между тем приватизация обратима и иногда обратима неожиданно. Именно процессы национализации и усиления госсектора характерны для путинской экономической политики. А значительная государственная собственность – источник воровства и коррупции.

Хроника национализации в России, XXI век

О чем вообще речь? Вот о чем:

2000–2001 – передача Борисом Березовским акций ОРТ государству за $175 млн (по заявлению Березовского, сделанному в ходе лондонского суда).

2001 – захват медиагруппы «Медиамост» «Газпромом». Цена неясна.

2004 – приобретение «Роснефтью» 76,79% акций (100% голосующих акций) «Юганскнефтегаза» за $9,3 млрд посредством подставной фирмы ООО «Байкалфинансгрупп».

2004 – приобретение ВТБ 85,8% ЗАО КБ «Гута-банка» за символическую сумму благодаря кризису ликвидности. В последующем он стал банком «ВТБ 24».

2005 – формальная национализация «Газпрома»: «Роснефтегаз» за счет кредита зарубежных банков (в сумме $7,6 млрд) купил у дочерних компаний «Газпрома» 10,74% акций концерна. С национализацией «Газпрома» оказались национализированы НК «Славнефть», Газпромбанк и др.

2005, октябрь – 72,6% акций «Сибирской нефтяной компании» («Сибнефть») было приобретено группой «Газпром» у Millhouse Capital (структура, принадлежащая Роману Абрамовичу) за $13,1 млрд. За четыре месяца до сделки акционеры «Сибнефти» утвердили себе дивиденды за 2004 год в размере $2,3 млрд (всю чистую прибыль компании, ничего не оставив покупателю).

2006 – продажа менеджментом «НОВАТЭКа» 19,9% акций «Газпрому» за $2 млрд.

2006 – приобретение Рособоронэкспортом 68% акций «Корпорация «ВСМПО-Ависма» (крупнейший в мире производитель титана) у «Ренессанс-капитала» и директора корпорации В. Тетюхина. Сумма сделки не разглашается, по оценкам, она является рыночной и составляет $1,9 млрд.

2006 – установление «Роснефтью» фактического контроля над ОАО «Удмуртнефть». Она была приобретена у ТНК-BP за $3,5 млрд офшорной компанией Sinopec Overseas Oil & Gas Limited на деньги Банка Китая. Затем Sinopec вошел с «Роснефтью» в проект «Сахалин‑3», продав по неизвестной цене акции «Удмуртнефти», оказавшиеся впоследствии на балансе некоего АО «Промлизинг». По ряду косвенных признаков его владельцем через аффилированные структуры является «Роснефть» (официально это не признается) или кто-то из его руководства.

2007 – распродажа активов НК «ЮКОС». «Роснефть» в основном через аффилированные структуры купила активов на $22 млрд, «Газпром» через итальянских партнеров – на $6 млрд. Всего госкомпании приобрели активов «ЮКОСа» (или установили над ними контроль) на $28 млрд.

2007 – «народные» IPO. Деньги от приватизации – свыше $27 млрд – оставлены в распоряжении госкомпаний. От приватизации «Роснефти» деньги получил «Роснефтегаз», который погасил внешние кредиты, полученные в ходе национализации «Газпрома» в 2005-м, от ВТБ и «Сбера» – получены банками на свои счета. По форме – приватизация, по существу – резкое усиление госсектора путем предоставления ему дополнительных финансовых ресурсов.

2008 – покупка государственными ИГ «АЛРОСа» и ОАО «РЖД» 90% акций банка «КИТ-финанс» за 100 рублей, пользуясь его отчаянным финансовым положением (в последующем – контроль РЖД на 99,5%). С господдержкой для его оздоровления. «КИТ-финансу» принадлежало 40% акций «Ростелекома». Это означало косвенную национализацию «Ростелекома» (43% его было у государственного «Связьинвеста»).

2008 – выкуп государственным ВЭБом 98% акций «Связьбанка» за 5 тысяч рублей с последующим размещением в ВЭБе $2,5 млрд депозита ЦБ РФ и получением от государства 142 млрд рублей на его санацию. Портфель ценных бумаг в банке и аффилированных компаниях составлял 55 млрд рублей (около $2 млрд).

2008 – покупка ВЭБом банка «Глобэкс» (с пакетом кредитов под недвижимость свыше $1 млрд) за символическую сумму – менее 5 тысяч рублей. Для поддержки банка ЦБ выделил ВЭБу $2 млрд депозит. В 2009‑м компания «ВЭБ-инвест» (подконтрольна ВЭБу) объявила, что будет сама достраивать объекты недвижимости, купленные у банка «Глобэкс» за 80 млрд рублей (это уже почти $3 млрд), полученных в качестве кредита от ВЭБа.

2008 – выкуп акций ВЭБом на 175 млрд рублей за счет средств Фонда национального благосостояния для поддержки фондового рынка. Что сталось с этими акциями? Продал их ВЭБ на рынке или оставил в своем распоряжении? Неизвестно.

2009 – приобретение ВТБ 50%+1 акции ЗАО «Донстрой Инвест» за 500 рублей в рамках реструктуризации кредита перед ВТБ (ВТБ выдал «Донстрою» кредит в размере 0,5 млрд рублей как раз в разгар кризиса в ноябре 2008‑го, т. е. фактически ВТБ сам и заманил «Донстрой» в ловушку; схема, отработанная еще на «Гута-банке»).

2009 – покупка ВТБ 51% «Системы-Галс» у АФК «Система» за символические 60 рублей в ходе реструктуризации долга. Доля «Системы-Галс» в объектах и проектах на 1 января 2009 года оценена независимым оценщиком в размере $2,05 млрд (из годового отчета СГ).

2009 – государство выкупает допэмиссию акций ВТБ на сумму 180 млрд рублей.

2011 – приобретение ВТБ миноритарных пактов «Банка Москвы», в т.ч. у частных инвесторов на 150 млрд рублей ($5 млрд). Получение от государства 295 млрд рублей от АСВ ($10 млрд) под смехотворный процент.

2011 – покупка Сбербанком «Тройки Диалог» примерно за $1 млрд. Косвенным результатом сделки стала национализация «АвтоВАЗа» – восстановление более 50% собственности государством (25,1% у государственной «Ростехнологии», 25,6% – у государственного Сбербанка через «Тройку Диалог»).

2013 – покупка «Роснефтью» ТНК-ВР. Смешанная, сложная сделка, основанная на обмене активами и частичной выплате денег, в общей сумме свыше $60 млрд. Примерно четверть этой сделки была приватизацией. Но 3/4, или около $45 млрд – национализацией.

2014 – национализация «Башнефти» по решению суда спустя 5 лет после приватизации. Владелец компании АФК «Система» не получил никакой компенсации. Стоимость национализированного актива – около $1 млрд.

2010–2014 – вливания бюджета в уставные капиталы госкомпаний – РЖД (382,4 млрд рублей), Россельхозбанка (111 млрд рублей), «РусГидро» (65,4 млрд рублей) и «Роснано» (47,2 млрд рублей).

2014–2015 – национализация в Крыму и Севастополе предприятий, принадлежащих не только украинскому государству, но и частным собственникам. Под национализацию за год попало около 250 объектов.

2015 – разгром «Трансаэро», бизнес отошел к государственному «Аэрофлоту».

2013–2016 – отзыв Банком России лицензий у сотен мелких частных банков, клиенты предпочитают переходить в госбанки.

Ползучая национализация в России

Национализация в России начиная с нулевых годов происходит в огромных масштабах, превосходящих размеры приватизации. В отличие от приватизации, осуществляется она бессистемно и вне публичного поля: она не объявлена как часть государственной политики, здесь нет ни законов, ни программ, ни целей, ни расчетов. Государство и госкомпании при случае берут то, что плохо лежит, не задумываясь о последствиях.

Иногда это доходит до абсурда. Особенно характерен пример банка ВТБ, который ходит туда-сюда, к государству и обратно:

2007 – приватизация 22,5% акций более чем на 200 млрд рублей («народное IPO»). Деньги в бюджет не попали, остались самому ВТБ.

2009 – национализация 8% акций в форме допэмиссии, которую почти полностью выкупило государство. ВТБ получил 180 млрд рублей из бюджета.

2011 – приватизация 10% акций в форме SPO на Лондонской фондовой бирже. Деньги в размере 95,7 млрд рублей получил федеральный бюджет – в первый и единственный раз.

2013 – приватизация 14,57% акций на 102,5 млрд руб. Деньги прошли мимо бюджета на счета ВТБ.

2014 – национализация, обратный выкуп («Buyback») приватизированных акций у граждан–участников «народного IPO» по старым ценам на общую сумму 11,4 млрд руб.

2016 – возможная новая приватизация 10% акций ВТБ. Какая будет выбрана форма, получит ли что-то государство?

Только однажды государство получило от процессов приватизации-национализации ВТБ прибыль (менее 0,1 трлн руб.). Во всех остальных случаях доходы от приватизации-национализации получал сам ВТБ (в общей сумме почти 0,5 трлн руб.). Это похоже на игру в одни ворота – постоянную подпитку госбанка деньгами за счет бюджета и инвесторов. С полным отсутствием плана и стратегии государство обслуживает ситуативные нужды ВТБ. Которые заключаются, в частности, в том, чтобы прибрать с рынка максимум интересных частных активов (обратите внимание, сколько раз упоминается ВТБ в «Хронике национализации…»).

Национализация нулевых годов – откровенная экономическая ошибка власти, если оценивать, исходя из задач, стоящих перед страной. Почему же она происходила? Потому что, с точки зрения чиновника, формально это повышает «управляемость» экономики (что чисто «совковый» пережиток), а реально создает массу новых возможностей для реорганизации финансовых потоков в пользу тех, кто в доме главный. Это почва для коррупции и воровства. Вязкий, невнятный стиль национализации позволяет увести в неясную сторону и саму собственность на многие активы (номинальные держатели, непонятные и явно промежуточные ООО и ОА, офшоры и т.д.). Национализация – это программа российских коммунистов, и ее с большим энтузиазмом, но совсем с другими целями используют российские чиновники.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

29.11.2016

ФАС перечислила условия одобрения сделки по покупке «Роснефтью» акций «Башнефти»

ФАС перечислила условия одобрения сделки по покупке «Роснефтью» акций «Башнефти»

17.11.2016

Лукашенко рассказал о попытке купить акции «Башнефти»

Лукашенко рассказал о попытке купить акции «Башнефти»

16.11.2016

ФАС не намерена требовать пересмотра приватизации «Башнефти» после ареста Улюкаева

ФАС не намерена требовать пересмотра приватизации «Башнефти» после ареста Улюкаева

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ