24.12.2015 | Юнна Коцар

Дорога в облака

Несмотря на сокращение, некоторые сегменты рынка информационных технологий сохранили положительную динамику

Фото: Shutterstock

Аналитики констатируют, что российская IT-отрасль фактически вернулась на 10 лет назад: по итогам 2015 года наблюдается рекордное сокращение рынка в денежном выражении. Эксперты и участники рынка прокомментировали журналу «Профиль» эту ситуацию, а также назвали самые главные, на их взгляд, тенденции в развитии IT.

Уходящий год оказался предсказуемо тяжелым для российского рынка IT: кризис ударил по нему, как и по другим сферам экономики. По итогам 2015 года наблюдается рекордное сокращение рынка в денежном выражении, отмечают аналитики компании IDC: как правило, динамика расходов на IT в России повторяет динамику цен на нефть. По подсчетам IDС, объем российского рынка IT за 2015 год составит $15–16 млрд – это означает, что он опустится практически до уровня 2005 года. Десять лет назад рынок информационных технологий в России достиг $12 млрд, а уже в 2006 году он вырос до $35 млрд.

Сокращение IT-рынка – это не только следствие кризиса, связанное с девальвацией рубля и падением инвестиций в основные фонды, подчеркивает руководитель департамента IT и облачных сервисов исследовательской компании J'son & Partners Сonsulting Александр Герасимов. «Уже сейчас одной из существенных причин его падения является возможность для заказчиков значительно более эффективно использовать IT-ресурсы, получая их в формате облачных сервисов», – объясняет он.

Представители всех основных сегментов российского IT-рынка рассказали, что считают главными трендами уходящего года, и поделились с «Профилем» своими прогнозами на 2016 год.

IT и бизнес: импортозамещение и облачные сервисы

Самая очевидная тенденция года в сфере информационных технологий для бизнеса – импортозамещение. Государство поставило перед отраслью задачу создать ПО, оборудование и инфраструктурные решения, которые позволили бы постепенно отказаться от систем иностранных вендоров.

«Нельзя сказать, что тенденция к импортозамещению сама по себе заметно сократила рынки дистрибуции ПО и оборудования. Но те интеграторы, которые традиционно работали с технологиями глобальных вендоров, оказались вынуждены пересматривать свою бизнес-модель, создавать новые направления деятельности, в т. ч. связанные с разработкой на альтернативных платформах, – рассуждает генеральный директор «ФОРС-Центр разработки» (ГК ФОРС) Степан Томлянович. – С другой стороны, разработчики отечественных IT-решений получили возможность усилить свои позиции на рынке поставщиков за счет государственной поддержки».

«Курс на импортозамещение и поддержку отечественных разработчиков в области ИКТ нашел отражение в таких направлениях, как разработка отечественных аналогов и разработка решений, которые могут интегрироваться с зарекомендовавшими себя на мировом рынке промышленными системами и расширять их возможности», – считает Леонид Тихомиров, генеральный директор ООО «Парма-Телеком» (группа компаний ITPS).

Пока, впрочем, об ощутимых результатах этого начинания говорить не приходится. «Никаких признаков успеха импортозамещения пока не отмечается. Да, скорей всего, это и невозможно в столь сжатый срок», – рассказал «Профилю» Александр Герасимов.

Импортозамещение должно ориентироваться не столько на производство продуктов, будь то ПО или гаджеты, сколько на развитие научного потенциала, необходимого для использования высоких технологий, считает генеральный директор компании IBM в России и СНГ Андрей Филатов. «Наибольшую ценность, на мой взгляд, здесь представляет приобретение умений работать с технологиями, структурировать бизнес, организовывать поддержку продуктов, оказывать сервисы, создавая на территории страны добавленную собственность», – объясняет он.

Вторая явная тенденция на рынке IT для бизнеса – развитие облачных технологий. В отличие от импортозамещения, она коснулась не только России. По словам Александра Герасимова, и в России, и на глобальном рынке наблюдается бурный рост облачных сервисов, особенно это касается сегмента SaaS (Software-as-a‑Servise, ПО как сервис). Его динамика – выше 30% по всем сегментам.

Фото: Shutterstock
Apple Watch и другие смарт-часы – один из самых популярных гаджетов-2015Фото: Shutterstock

«Важно отметить, что это замещающий рост, то есть рост потребления облачных сервисов – это сокращение потребления программного и аппаратного обеспечения в традиционном формате», – подчеркивает Герасимов. Таким образом, рост IaaS (Infrastructure-as-a‑Service, т.е., облачных вычислений) означает сокращение потребления физических серверов конечными корпоративными пользователями, рост сервисов виртуальной АТС – сокращение потребления физических АТС и традиционного «голоса», а рост SaaS – сокращение закупки лицензий на ПО для локальной инсталляции.

По прогнозам IDC, к концу 2016 года объем сегмента «облаков» составит более $460 млн, а среднегодовой темп роста – более 50%. В России это обусловлено не только стремлением бизнеса к технологиям и одновременной потребностью в быстром развертывании решений, но и финансовым фактором. «Облачные технологии позволяют значительно снизить общую стоимость владения информационными системами, а также ускорить внедрение таких решений», – рассказал «Профилю» генеральный директор SAP СНГ Вячеслав Орехов.

Наконец, немаловажный тренд, который нельзя подсчитать в денежном выражении, – перемена сознания участников рынка, отмечают сразу несколько из опрошенных «Профилем» экспертов. «Уже очевидно, что заказчики перестают мыслить категориями «надо купить сервер» и переводят разговор в русло «SLA работы ИТ», – говорит генеральный директор компании КРОК Борис Бобровников. – Заказчики находят в ИТ не просто ключ к выживанию, но и к развитию, используют ИТ для оптимизации своих основных бизнес-процессов, так как понимают, что в будущем такие проекты могут принести немалые дивиденды для бизнеса».

Повышение эффективности бизнеса выходит на первый план, и в решениях по внедрению того или другого продукта принимает участие непосредственно бизнес-аудитория, то есть конечные пользователи систем. Кроме того, заказчики не ограничиваются привычными подрядчиками и привычными производителями, а активно ищут наиболее выгодные для себя решения, что приводит к увеличению числа нишевых, небольших вендоров. Рост интереса к облачным технологиям Бобровников считает как раз следствием этих перемен в сознании заказчиков: для повышения эффективности бизнеса компании готовы довериться тем решениям, вроде «облаков», к которым до недавнего времени относились более скептично.

«Порой проникновение достигает такой степени, что бизнес-модели компаний начинают изначально базироваться на возможностях, которые дает мобильная связь, интернет и геолокация, причем речь идет не о молодых стартапах, а о преобразовании компаний в традиционных индустриях», – отмечает заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании EPAM Systems Артак Оганесян.

Благодаря «цифровой» трансформации бизнеса компаниям становится проще в полной мере реализовывать свой потенциал, добавляет Вячеслав Орехов: высвобождаются ресурсы для развития новых областей бизнеса, труд становится более интеллектуалоемким и производительным. Компании получают больший результат, расходуя меньшее количество ресурсов, а HR-платформы позволяют стимулировать профессиональный рост сотрудников и оперативно находить специалистов на ключевые должности.

Еще один бизнес-тренд ИТ-отрасли отмечает Максим Волошин, директор по развитию Redmadrobot: «BYOD наоборот» – тренд уходящего года, который мы, разработчики мобильных решений, фиксируем в корпоративном секторе. О BYOD (Bring Your Own Device) говорят уже не первый год, но по факту он так и не пришел в том виде, в котором его изначально прогнозировали. Однако сейчас бизнес закупает все больше мобильных устройств (чаще планшеты), для того чтобы мобильные сотрудники (торговые представители, коллекторы, менеджеры по продажам, мерчендайзеры, транспортные служащие и пр.) могли работать вне офиса. И это, в свою очередь, подстегивает спрос на специальное мобильное ПО – field force-решения или, другими словами, мобильные рабочие места».

Самые мрачные прогнозы по ограничению поставок ПО и оборудования пока не воплотились в жизнь, но увеличившаяся неопределенность затрудняет IT-компаниям выбор стратегии и тактики развития, признают эксперты. «Экономический спад, слабый рубль, неспокойная геополитическая ситуация – все это не внушает оптимизма. Мы не думаем, что в следующем году что-то изменится кардинально», – скептически отмечает Степан Томлянович. Рынок продолжит сжиматься по многим направлениям, хоть сфера IT-услуг и пострадает меньше других, считает он. Впрочем, позитивный прогноз можно дать по сервисной поддержке, аутсорсингу ЦОДов (центров обработки данных), облачным SaaS- и PaaS («платформа как услуга»)-сервисам, убежден эксперт.

председатель правления группы «Астерос»
Юрий Бяковпредседатель правления группы «Астерос»
«В переводе с греческого «кризис» означает просто «решение». Часто кризис – результат нашей неспособности решить, куда же нам двигаться. В этом смысле 2015 год стал годом «кризиса принятия решений». Проблемы российской экономики привели к естественному сокращению инвестиций в IT со стороны коммерческого и государственного секторов. Возможности финансовых организаций по кредитованию бизнеса сократились, и IT-компаниям стало сложнее получать заемные деньги. Из-за высокой волатильности рынка бизнес оказался в непрогнозируемой ситуации, где решения либо «замораживались» и не принимались вообще, либо принимались с минимальным горизонтом планирования. Все это привело к дефициту источников роста для IT-сектора и, как следствие, максимальному аскетизму клиентов в расходах на IТ. В целом 2015 год можно считать годом начала реальной трансформации IТ‑индустрии, когда компании вынуждены были отказаться от проверенных схем продаж и искать новые пути дальнейшего развития бизнеса в новых условиях. В ближайший год выживут те, кто занимается постоянным поиском точек роста, принимая во внимание медленное восстановление прежних источников инвестиций. Задача «Астерос» на 2016 год – сохранить лидерские позиции на сокращающемся рынке. Для этого мы предпримем ряд шагов по трансформации бизнеса, в том числе в целях укрупнения направления инженерной инфраструктуры. Мы не исключаем сделок M&А в будущем году».

Интернет: мобильность и платный контент

«2015 год был, безусловно, не самым простым для отрасли: курсовые изменения в декабре 2014 года привели к определенной нестабильности в сегменте медийной рекламы в первом полугодии 2015 года, новые законодательные инициативы также требовали большого внимания», – констатирует заместитель гендиректора Mail.Ru Group Дмитрий Сергеев.

Несмотря на то, что влияние экономического кризиса на Рунет начало ощущаться еще в IV квартале 2014 года, «дно» кризиса, по прогнозам экспертов, придется на конец 2015‑го – начало 2016‑го. А это означает, что к докризисным темпам роста сфера сможет вернуться только в 2017 году.

При этом ситуация в интернет-отрасли остается не слишком мрачной. «Когда мы говорим о том, что «Рунет чувствует кризис», это заключается в изменении динамики роста отдельных рынков, но не в падении абсолютных величин», – объясняет гендиректор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко.

Точных прогнозов о том, каким будет объем российского интернет-рынка по итогам 2015 года, пока нет, но известны данные за прошлый год. Согласно исследованию «Экономика Рунета», представленному РАЭК и Высшей школой экономики (НИУ ВШЭ), за 2014 год объем интернет-рынков контента и сервисов в денежном выражении вырос на 46% и достиг 1,094 трлн руб., а объем электронных платежей вырос на 36% и составил 476 трлн руб. В сумме объем рынка Рунета составил около 2,2% ВВП России за 2014 год. Значительный рост демонстрирует и рынок цифрового контента – эксперты РАЭК связывают это с трендом на потребление легального цифрового контента, в основном коснувшимся молодежи. За контент в 2014 году пользователи заплатили 6,7 млрд руб. Снизился лишь объем рынка медиарекламы – он составил 22 млрд руб., на 5% ниже показателей 2013 года. В 2015 году, как ожидается, падение продолжится.

На российский интернет-рынок в 2015 году оказали максимальное влияние два тренда: взрывной рост мобильного сегмента и продолжающийся активный рост социальных сетей. По данным TNS, в этом году основной прирост новых пользователей осуществляется за счет мобильных устройств. «2015 год окончательно подтвердил, что будущее рынка принадлежит мобильным технологиям: активно растет число пользователей, продуктов, мобильный трафик все больше перетекает из веба в приложения», – говорит Дмитрий Сергеев. В 2016 году тренд роста мобильной аудитории сохранится, трафик все больше будет уходить в мобильные приложения, соответственно, будет расти интерес к мобильной рекламе, прогнозирует он.

Гаджеты: «умные» часы и B‑бренды

Главным событием года, повлиявшим на рынок персональной электроники, стал выход первых «умных» часов от компании Apple – Apple Watch. С момента официального анонса гаджета стало очевидно, что многие другие производители техники поспешат воспользоваться ажиотажем вокруг новинки и представят собственные устройства такого формата. В итоге это и произошло, а популярность смарт-гаджетов среди российских покупателей стремительно возросла: по оценкам ритейлера «Связной», в 2015 году этот рынок покажет трехзначный рост относительно 2014 года.

Cмарт-браслеты и смарт-часы остаются наиболее мощными по обороту категориями на рынке гаджетов, соглашается руководитель департамента «Аксессуары» компании «М.Видео» Максим Гусев: «Функционал таких устройств увеличивается, и все больше людей узнает о существовании «личных помощников», которые следят за здоровьем и физической формой владельца. Рынок растет взрывными темпами, а наиболее известные производители уже успели несколько раз обновить свои линейки».

Что касается сегмента смартфонов, то в 2015 году фаблеты (смартфоны с диагональю более 5 дюймов) окончательно перестали быть нишевым устройством и начали постепенно становиться одним из определяющих развитие сегмента смартфонов устройств. Уже примерно каждый четвертый продаваемый в России смартфон имеет диагональ дисплея более 5 дюймов, рассказал «Профилю» директор по развитию продаж компании «Связной» Рустам Шубенок. Годом ранее таких устройств в общем объеме продаж смартфонов было в 2,5 раза меньше.

В целом же 2015 год стал кризисным для рынка электроники, это связано с общей экономической ситуацией в стране и сокращением реальных доходов населения. Также рынок в начале года «остановили» ажиотажный спрос конца 2014 года и почти полное закрытие банками программ кредитования и рассрочки.

«Покупатели стали обращать больше внимания не на бренд устройства, а на соотношение цены и функционала гаджета, – отмечает Рустам Шубенок. – Поэтому лучшие результаты по динамике продаж демонстрируют не самые известные А-бренды, а те, у которых есть широкий спектр выбора в средних ценовых сегментах, – например, Lenovo, ZTE, LG, то есть В‑бренды». 

КОНТЕКСТ

26.10.2016

Личный бот от Microsoft

ИТ-гигант хочет снова стать номером один на планете: более инновационным, чем Google, более рентабельным, чем Apple

12.10.2016

В Китае iPhone 7 взорвался в руках у мужчины

В Китае iPhone 7 взорвался в руках у мужчины

12.10.2016

Дом, где живут данные

Рынок центров обработки данных в России переживает упадок вместе с экономикой страны и одновременно расцветает вместе с развитием IT-индустрии в целом

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ