22.12.2015 | Екатерина Буторина

Пессимизм на грани враждебности

Российский малый и средний бизнес впал в депрессию. Одни готовы уезжать из страны, другие – достаточно жестко говорить с властью

Конец года обычно связывают с повышением покупательской активности и ростом продаж. Однако на этот раз ожиданий улучшения ситуации у бизнеса нет Фото: Shutterstock

Причины пессимистичных настроений предпринимателей – в государственной политике, которая поддерживает малый и средний бизнес на словах, но не на деле. Не все пострадали от санкций, контрсанкций и «Платона». Но каждого, кто хоть раз задумывался о собственном деле, волнует происходящее. Предприниматели видят, что сегодняшняя политика идет вразрез с их интересами, утверждает глава «Бизнес Солидарности» Яна Яковлева.

Российскому малому и среднему бизнесу (МСБ), который не раз переживал трудные времена, показывая чудеса живучести, впервые поставлен диагноз: депрессия. Падение деловой активности и сокращение этого сектора констатировал в III квартале 2015 года индекс RSBI (Russian Small Business Index) – совместное исследование общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» и Пром-связьбанка. Затягивать пояса уже некуда, и, как отмечают опрошенные «Профилем» эксперты, отчаявшиеся предприниматели все чаще либо покидают страну, либо сворачивают бизнес.

Неутешительный диагноз

Главной сенсацией Московского экономического форума, проходившего 8 декабря, стало выступление предпринимателя Дмитрия Потапенко, видеозапись которого вызвала бурное обсуждение в соцсетях. Никакой внешней угрозы для России нет, заявил он, а «четыре нокаутирующих удара нанесены исключительно нашими экономическими властями». «Это преступное эмбарго, которое введено конкретно под передел рынка конкретными, присосавшимися к государственным чиновникам компаниями. Оно привело к отсутствию конкуренции и росту цен. Это запретительные и запредельные ставки кредитования. Их не Обама нам сделал, – перечислял Потапенко. – Это указ об уничтожении продуктов. Это, безусловно, «налог Роттенберга». А после этого приезжает к тебе налоговый инспектор и проверяет компании, которые даже не подлежат проверке». Диалог бизнеса и власти, по выражению предпринимателя, последние 20 лет выглядит, «как у мясника с коровой, – ласково заглядывая в глаза и держа нож под горлом с вопросом: что у нас сегодня, говядина или молоко?».

Фото: nonews.co
Диалог бизнеса и власти, по выражению предпринимателя Дмитрия Потапенко (на фото), последние 20 лет выглядит, «как у мясника с коровой, – ласково заглядывая в глаза и держа нож под горлом с вопросом: что у нас сегодня, говядина или молоко?»Фото: nonews.co

Цифры индекса RSBI подтверждают такие оценки происходящего. Это исследование настроения в секторе МСБ с 2014 года проводится ежеквартально. В последнем опросе приняло участие 4 тыс. компаний в 24 регионах страны. 40% участников представляют сферу услуг, 40% – оптовую и розничную торговлю, 20% – производство. Такое отраслевое распределение характерно для всего сегмента МСБ. У индекса несколько компонентов, среди которых бизнес-климат, продажи и прибыль, кадры, доступность финансирования, инвестиции. Измеряется индекс в пунктах. Значение выше 50,0 пунктов указывает на рост деловой активности, ниже – на падение.

В III квартале было зафиксировано падение деловой активности МСБ с 44,6 пункта в июне до 42,8 в сентябре. Этот показатель с прошлого года ни разу не достигал отметки 50,0. И хотя последние цифры не рекордно низкие (в декабре прошлого года показатель был на уровне 39,8), исследователи впервые отмечают ускоренное снижение деловой активности. Такая тенденция характерна для всех регионов, где проводился опрос. Наибольший спад продемонстрировали сфера услуг и торговля, наименьший – производство.

Аналитиков настораживает охвативший бизнес пессимизм. «Предприниматели всегда быстро адаптируются к ситуации. Конец года обычно связывают с повышением покупательской активности и ростом продаж. Однако на этот раз ожиданий улучшения ситуации в IV квартале 2015 года у бизнеса нет», – отметил старший вице-президент, руководитель блока «Малый и средний бизнес» Промсвязьбанка Владимир Шаталов. «Действительно, пессимизма такой высокой степени, сочетающегося уже не просто с недоверием, а с открытой враждебностью к государству, я в предыдущие годы не наблюдал, – соглашается президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП), профессор ВШЭ Александр Чепуренко. – Это говорит о том, что мы переживаем не просто кризис, а момент, когда прежняя модель экономического развития перестает действовать. Эта модель была сопряжена с высоким уровнем административной нагрузки на бизнес и административных барьеров. Но в то же время за счет различных макроэкономических факторов бизнес обеспечивал достаточно высокую рентабельность, поэтому предприниматели кряхтели, но продолжали работать. Сейчас этого нет».

Компонент RSBI «Продажи» продемонстрировал ускорение сжатия сегмента МСБ (с 48,1 в июне до 43,5 в сентябре), при этом доходы розницы рухнули в конце прошлого года и продолжают падать, а снижение прибыли производства, наоборот, слегка замедлилось. Несколько улучшились, согласно исследованию, кредитные условия для МСБ, но доступность кредитов получила плохую оценку (она остается ниже 50,0). По данным авторов исследования, на доступность кредитов оказывает влияние не только ставка, но и факторы, связанные с ужесточением требований банков к заемщикам. Так, год назад кредиты получили 24% предприятий МСБ, в III квартале нынешнего – только 10%. «Доступность кредитования находится в крайне негативной зоне, – заявил президент «Опоры России» Александр Калинин. – А из тех, кому удается получить кредит, более половины заявляют, что испытывали сложности при его получении». Следствием падения прибыли стало значительное ухудшение ситуации с кадрами в сегменте МСБ – предприниматели сокращают персонал. Индекс RSBI по этому показателю впервые опустился ниже 50,0. Бизнес будет закрываться, считает Чепуренко. «Средний бизнес и крупнее будет переноситься за рубеж, – говорит он. – А микро- и малый бизнес будет в значительной степени снижать обороты, сбрасывать занятость и уходить в неформальный сектор. И мне уже известно много случаев, когда бизнес, который еще пару лет назад вполне можно было отнести к категории среднего, сегодня сжался до маленького семейного предприятия».

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»
Уже сегодня много случаев, когда бизнес, который еще пару лет назад вполне можно было отнести к категории среднего, сжался до маленького семейного предприятияФото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Причины заболевания

Причины столь пессимистичных настроений предпринимателей эксперты видят в государственной политике, которая поддерживает МСБ больше на словах, чем на деле. «Маржа упала практически до плинтуса, а всякого рода административные барьеры ниже не стали, – говорит Чепуренко. – Чиновники проверяющих инстанций свои аппетиты не сократили. Более того, они даже готовы были бы их расширить, учитывая динамику курса рубля, а они ориентируются в своих привычках потребления на те страны, где вовсе не рубль ходит. Это побуждает их к еще более высоким запросам формального и неформального характера в адрес бизнеса. И бизнес просто входит в ступор». Эксперт признается, что еще несколько лет назад он был уверен, что падение цен на нефть пойдет на пользу экономике. «Это должно было показать правящей верхушке, что жить за счет ренты больше невозможно, и заставить ее укоротить этот неистребимый зуд к вымогательству со стороны надзирающих органов нижнего уровня, – объяснил он. – Но сейчас мы наблюдаем, что никакого реального снижения нагрузки на бизнес не происходит».

Увеличение налоговой нагрузки на МСБ – еще одна причина стресса предпринимателей, обращает внимание управляющий партнер консалтинговой компании Heads Consulting Александр Базыкин. «Одни только социальные платежи для таких компаний крайне разорительны. А если учитывать инициативы этого года, так просто смертельны, – объясняет он. – Например, история с «Платоном». Очень многим ИП с введением платы за грузоперевозки пришлось полностью свернуть деятельность. Раньше от законодательных инициатив МСБ уходил в тень и на «серые» зарплаты, сейчас ему просто приходится закрываться. Так что либо их наконец оставят в покое, либо они вымрут как класс».

Не все, конечно, разорились на турецких помидорах и польских яблоках, не всех интересуют фуры. Но всех, кто хоть раз задумывался о собственном бизнесе, волнует происходящее. «Ощущение депрессии действительно есть. Предприниматели тоже читают новости и видят, что политика теперь такая, что идет вразрез с бизнесом. Проблема не только у тех, у кого предприятия закрылись из-за введения эмбарго, – говорит председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева. – Остальные, видя это, теряют желание что-либо начинать. Невозможно что-то планировать, когда ты не знаешь, какое еще решение примут завтра, исходя из политической необходимости». По ее словам, нынешний типичный российский бизнесмен «напоминает мышку, которая забилась в норку и старается там выжить, делая осторожные вылазки ночами».

«Если ситуация будет по-прежнему ухудшаться, то Кремль и правительство вынуждены будут пойти на какие-то непопулярные меры в виде демонстративных отставок, следствия и суда, – резюмировал Чепуренко. – В этом смысле выступление Потапенко было определенным «звоночком», который показывает, что в бизнес-кругах зреет готовность идти на достаточно крутые разговоры с представителями властей».

При участии Марии Сластенниковой

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

26.09.2016

Стабильный кризис

Россияне считают, что экономический кризис в стране надолго, цены выросли, но сокращения зарплат и штатов не будет

20.09.2016

Самим мало

В кризис россияне хотят сэкономить на чиновниках и на культуре

31.08.2016

Молитва о подъеме

Запас политической прочности антикризисной терапии Набиуллиной – Силуанова почти исчерпан. Обеспечить продолжение их курса способен только Путин

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ