02.12.2015 | Кристиан Райерманн | Перевод: Владимир Широков

Германия буксует

Несмотря на низкую учетную ставку, дешевую нефть и слабый евро, немецкая экономика растет слишком медленно

Германия уже несколько лет слишком мало вкладывает в себя. Это относится и к государственным, и к бизнес-структурам. Одно из исключений – компания «Ауди», постоянно инвестирующая в создание новых моделей, инновационных решений и расширение производственной сети Фото: EPA/Vostock Photo

Хотя в своих прогнозах эксперты уверяют, что в следующем году экономика страны тоже будет расти, уже очевидно, что образцово-показательная держава Европы упирается в потолок. Ученые призывают правительство к новым реформам.

Когда в понедельник после парижских терактов открылись биржи, многие облегченно вздохнули: падения курсов не произошло, акционеры сохраняли хладнокровие, в отличие от того, что было после обрушения башен Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года. «Решающее отличие в одном: на этот раз мы все понимали, что нечто подобное с высокой вероятностью может случиться», – говорит главный экономист банка DekaBank Ульрих Катер. По его мнению, «парижские события никак не должны повлиять на экономический рост».

Таким образом, перспективы для немецкой экономики остаются неизменно радужными. В своих прогнозах немецкие эксперты, как независимые, так и правительственные, демонстрируют редкую солидарность: в следующем году экономику страны тоже ожидает подъем. «Немецкая экономика продолжит расти», – ликовал вице-канцлер и министр экономики ФРГ Зигмар Габриэль, представляя свой прогноз на осень. Несмотря на тяжелую международную экономическую среду, она находится «на верном пути». На самом деле экономические «метеосводки» из разных источников очень похожи. Исследовательские институты предсказывают увеличение ВВП как в этом, так и в следующем году на 1,8%. Из тех же цифр исходит и правительство в Берлине: в бюджет 2015 года заложены 1,7%, 2016 года – 1,8% роста. Экспертный совет настроен немного пессимистичнее: по его мнению, за 1,7% в текущем году в 2016-м последует прирост лишь на 1,6%.

Никто не ставит под сомнение наличие рисков. Возможно расползание террористической угрозы. Рано списывать со счетов греческий кризис, равно как и украинский конфликт. Наконец, экономисты по-разному оценивают отдаленные последствия наплыва беженцев. И тем не менее до сих пор немецкая экономика продолжала расти. Темпы роста можно назвать солидными, но дух от них не захватывает. Кстати, согласно прогнозам, в 2016 году может быть установлен новый рекорд занятости, а также обеспечен профицит бюджетов всех уровней и высокий уровень ставок по тарифным соглашениям. Значит, все в зеленой зоне? Отнюдь.

Экономический климат благоприятен как никогда за долгое время: благодаря политике дешевых денег Европейского центробанка (ЕЦБ) ставки по кредитам рекордно снижены. Нефть тоже сильно просела в цене. Да и евро в последние недели еще подешевел к доллару и движется к паритету. Совокупность этих феноменов равносильна мощной программе экономического стимулирования. Низкая учетная ставка удешевляет источники как инвестиционного, так и потребительского кредитования. Падение цен на сырую нефть и топливо снижает нагрузку на компании, автолюбителей и домовладельцев. Они экономят миллиарды, которые могут потратить на что-то другое. Наконец, курс евро повышает конкурентоспособность немецких товаров за пределами валютного союза.

И тем не менее экономике не удается приблизиться даже к отметке 2% роста… То, что немецкий ВВП, несмотря на благоприятные обстоятельства, не растет быстрее, доказывает: образцовая экономическая держава Европы упирается в потолок. После экономических реформ «Повестки-2010», которые обеспечили стремительный рост предшествующих лет, прошло уже много времени. А правительственные коалиции ФРГ почивают на лаврах былых достижений. «Сегодня практически не ощущается какого-то стремления к переменам, которое позволило бы Германии упрочить свои экономические позиции в современном мире с его прогрессирующей интеграцией и дигитализацией», – сетует Экспертный совет по оценке общеэкономического развития в своем недавнем экспертном заключении.

В рейтинге Организации экономического сотрудничества и развития, определяющем готовность (индустриально развитых) стран-членов к реформам, Германия уже много лет плетется в последней трети. Успехи политики «Повестки-2010» сегодня сами становятся тормозом прогресса. Квалифицированной рабочей силы не хватает, работодатели не могут закрыть сотни тысяч вакансий. Каждое рабочее место, остающееся незанятым, замедляет рост ВВП. Однако, вместо того чтобы решительно бороться с дефицитом специалистов, правительство только усугубляет положение, вынуждая в 63 года, на два года раньше положенного, выходить на пенсию сотни тысяч опытных работников.

Кроме того, уже несколько лет Германия слишком мало инвестирует в себя. Это относится и к государственным, и к бизнес–структурам. Немецкий институт экономических исследований (DIW) констатирует: потребности в догоняющем развитии выражаются десятками миллиардов евро. Нехватка госфинансирования для развития и поддержания инфраструктуры вдвойне сдерживает экономический рост… Но и частный сектор экономики тоже не торопится инвестировать. «Это значит, что бизнес уверен, что ему достаточно уже имеющихся производственных мощностей», – объясняет сдержанную позицию «частников» эксперт Немецкого института экономических исследований по вопросам конъюнктуры Симон Юнкер.

Но подобная выжидательность наносит двойной удар по экономическому росту. Наряду с потреблением инвестиции являют собой важную составляющую внутреннего спроса. И если компании сокращают свои расходы на модернизацию станков или строительство новых цехов, это непосредственно и негативно сказывается на росте внутреннего продукта – производители получают меньше заказов. Сегодня как инвестиционный, так и экспортный спрос вносит разве что минимальный вклад в увеличение объема экономики. Двигателем развития является практически исключительно частное потребление.

Нехватка инвестиций пагубно сказывается на росте экономики и в долгосрочной перспективе. Компании осуществляют свою деятельность не на современном уровне развития техники, вследствие чего производительность труда, фундамент для дальнейшего увеличения зарплат, повышается менее динамично. Данный феномен можно было наблюдать уже довольно давно. «Средний рост производительности труда по всем отраслям экономики с 2005 года замедлился», – предупреждает Экспертный совет по оценке общеэкономического развития в своем недавнем заключении. Это фатально, ведь производительность труда – важнейший фактор, определяющий уровень благосостояния в будущем.

По оценкам экономистов, политики после лет пробуксовки реформ стоят перед колоссальной задачей: от них требуется создать предпосылки для того, чтобы производительность труда и шансы роста в немецкой экономике снова стали более благоприятными. Но что должно, что может сделать правительство, чтобы придать экономике новый импульс? Экономисты предлагают пакет соответствующих мер. Уже не один год ОЭСР и Еврокомиссия предупреждают: Германии пора приступить к дерегулированию своего рынка услуг. Многие профессии, начиная с «ручных» и заканчивая нотариусами и аптекарями, по-прежнему находятся под охраной государства и пользуются привилегиями. Если обеспечить большую открытость соответствующих областей для конкуренции, потребители выиграют, поскольку цены для них снизятся. Это повысит покупательную способность населения. О том, какой позитивный эффект могут производить даже минимальные реформы, свидетельствует опыт либерализации рынка междугородных автобусов. После почти его полного дерегулирования в стране появились около двух дюжин специализированных транспортных компаний и сотни новых рабочих мест – дешевой альтернативой поездам пользуется прежде всего молодежь. Да и руководство Deutsche Bahn помнит о новых конкурентах и уже не решается без разбора поднимать цены на проезд в вагонах второго класса.

Аналогичное дерегулирование в других сферах может открыть новые возможности для капиталовложений и экономического роста. Преимущество реформ такого рода обусловлено тем, что они ничего не стоят, не считая усилий на преодоление сопротивления. Ряд экономистов призывает государство и вовсе взять «денежные» вопросы в свои руки. С учетом низкого уровня кредитных ставок трудно объяснить, почему государство откладывает на потом столь насущные инвестиции, отмечают они. Да, министр экономики Вольфганг Шойбле подготовил федеральную инвестиционную программу объемом 10 млрд евро, но он распределяет эту сумму на три года.

Критики требуют у немецкого правительства инвестдобавки: экономика испытывает огромный дефицит инвестиций и в инфраструктуру, и в образование, и в учреждения по уходу за детьми, инвалидами, стариками. Реализация соответствующих проектов должна оказать как долгосрочное, так и краткосрочное благотворное влияние на экономический рост. Одной из наиболее достойных целей они считают вложения в цифровую инфраструктуру – сферу, с которой связывают решающие перспективы роста на будущее, но в которой Германия по сравнению с другими странами существенно отстает.

За два года до выборов в бундестаг представители правительства уже задумываются и о переменах в налоговой политике. Налоговые стимулы должны избавить от лишней нагрузки бизнес, в результате чего у компаний появится дополнительная возможность инвестировать в собственное развитие.

Например, Федеральное министерство экономики планирует установить более «щедрые» правила амортизационных отчислений для любых юридических лиц. В частности, это позволит получать налоговые льготы при приобретении производственных активов сравнительно низкой стоимости. Сегодня немецкие фирмы имеют возможность сразу же после покупки списывать на амортизацию суммы, потраченные на компьютеры, офисную мебель или инструмент, если их цена не превышает 410 евро, а это реальная экономия. Возможно, эта верхняя планка будет установлена выше, надеются источники в Минэкономики.

Но вице-канцлер и министр экономики Вольфганг Шойбле не согласен с такими идеями коллег по кабинету. Ему грезится нечто большее: неплохо было бы разгрузить в равной мере и бизнес, и наемных работников – ведь такой подход куда лучше будет воспринят обществом. Чтобы его реализовать, Шойбле «нацелился» на отчисления в пенсионные фонды. До сих пор компаниям, которые гарантировали своим сотрудникам доплаты к пенсии от предприятия, приходится «набрасывать» на отчисления в резервный фонд 6%, освобождаемых от уплаты налогов. Это намного выше рыночной стоимости капитала. Шойбле намерен снизить ставку: обсуждается планка 4–4,5%.

Для того чтобы компании могли исполнять такие добровольные обязательства, им придется отчислять в резервный фонд несколько большую часть своей прибыли. Но это означает сокращение не только их финансового результата, но и налогооблагаемой базы. Таким образом, больше денег остается в распоряжении самой компании.

От этого в равной мере выиграют и компании, и работники. Компании – поскольку они получат дополнительные средства для капиталовложений или инвестиций. Работники – поскольку они и впредь смогут рассчитывать на доплату к пенсии от предприятия. Благодаря низкой процентной ставке последним будет проще выполнять свои обязательства. Правда, эта операция обойдется недешево: по грубым подсчетам, она будет стоить казне 10 млрд евро, если учетная ставка снизится на один процентный пункт. Около половины таких расходов должна будет взять на себя федерация.

Шойбле не сможет профинансировать данную меру за счет профицита бюджетов, который будет направлен на покрытие возросших расходов на беженцев. Однако сегодня он согласен в год выборов снова привлечь столько новых кредитов, сколько разрешается положениями о «долговом тормозе». А это около 12 млрд евро. Но даже если определенную роль в такой готовности играют предвыборные тактические соображения, подобные планы показывают: период затишья подошел к концу.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

30.09.2015

Свобода капитализма против «плюшек» коммунизма

Что ценят немцы в объединенной Германии и по чему скучают в бывшей ГДР

01.10.2015

Когда Восток сошелся с Западом

Для немцев объединение страны не исторический факт, а событие, изменившее людские судьбы

29.09.2015

«Санкции – это инструмент, а не наказание»

Посол Германии в России Рюдигер фон Фрич о том, стала ли Германия действительно единой и когда Евросоюз снимет с России санкции

КОНТЕКСТ

08.12.2016

Лавров и Штайнмайер провели «долгие и серьезные» переговоры по ситуации в Алеппо

Лавров и Штайнмайер провели «долгие и серьезные» переговоры по ситуации в Алеппо

06.12.2016

Меркель пообещала не допустить неконтролируемой миграции в Германию

Меркель пообещала не допустить неконтролируемой миграции в Германию

02.12.2016

Победитель «Формулы-1» Росберг решил завершить карьеру

Победитель «Формулы-1» Росберг решил завершить карьеру

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ