08.07.2015 | Александр Баринов | Иван Дмитриенко | Наталья Ушакова

Это живучее печатное слово

Россия догнала СССР по тиражу и разнообразию книг, но так и не стала самой читающей страной мира

Изготовление книг в издательстве "Актеон" Фото: Антонов Алексей/Профиль

Издательский и книготорговый бизнес в России переживает кризис, но гибели не боится. Книжные тиражи падают уже много лет, и отрасль научилась выживать. На чем зарабатывают российские издатели, что предпочитают читатели и в чем секрет живучести традиционной бумажной книги — в материале «Профиля»

Книжное дело в России — занятие вовсе не такое неблагодарное, как может показаться на первый взгляд. Наоборот, последние экономические потрясения подтвердили его удивительную живучесть и, в своем роде, привлекательность. Представители книжного бизнеса хоть и констатируют трудности, но далеки от апокалипсических прогнозов, и не пугаются даже засилья интернета и электронных гаджетов, грозящих вытеснить традиционные печатные книги. Их тиражи действительно снижаются, но насколько именно и почему — мнения разные. И даже у специалистов отраслевых госучреждений разное видение ситуации. Некоторые вообще считают это совершенно естественным и даже полезным.

Главной особенностью издательского и книготоргового дела в России является то, что они не подлежат обязательному лицензированию, и потому статистика здесь по определению весьма приблизительна. От государства отрасль курирует Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), которое ориентируется на данные издательств, книготорговых сетей и даже тематических журналов и сайтов. Кроме того, библиографический и статистический учет всех выпускаемых в стране книг ведет «Российская книжная палата» (РКП), существующая в статусе федерального государственного бюджетного учреждения науки, куда, согласно закону, должны передаваться обязательные экземпляры каждой изданной книги. Но на деле, как пояснил заведующий научно-исследовательским отделом РКП Константин Сухоруков, эти правила соблюдаются отнюдь не всегда, к тому же, данные о продажах книг крупнейшие игроки рынка обычно не разглашают под предлогом коммерческой тайны. Поэтому оценки даже этих двух госструктур о положении дел в отрасли отличаются.

Согласно данным Роспечати, в 2014 году в России было издано около 112,1 тыс наименований книг общий тиражом около 485,5 млн штук. Это на 7% и 10%, соответственно, меньше чем годом ранее. Средний тираж каждой книги составил 4 330 экземпляров, и все больше книг — почти 53% от общего числа - теперь издается тиражом вообще менее 1 тыс. В целом по числу издаваемых книг и брошюр Россия занимает четвертую строчку в рейтинге мирового книгоиздания, уступая Китаю, США и Великобритании.

Однако, как отметил начальник отдела книжных выставок и пропаганды чтения Роспечати Александр Воропаев, тенденция к снижению общего числа издаваемых книг наблюдается уже как минимум 6 лет — рынок серьезно подкосил финансовый кризис 2008 года. С тех пор бизнес «проседал» практически без остановки по всем параметрам. К примеру, показатель изданных экземпляров книг на душу населения — по которому обычно считают, насколько та или иная страна «читающая» и которым в свое время гордилось руководство СССР — за это время снизился с 5,35 до 3,78. Снижение же общего тиража книг с 2008 года составило почти 30% . Любопытно, что при этом ассортимент книг почти не изменился, а общий спад объяснялся исключительно уменьшением тиражей.

Антонов Алексей/Профиль
Антонов Алексей/Профиль
Между тем, в Книжной палате ничего необычного в происходящем не видят. По мнению Константина Сухорукова, на самом деле количество издаваемых в России книг отнюдь не сокращается. В прошлом году действительно было отмечено некоторое снижение, но произошло это впервые за многие годы. Последнее время, как отметил Сухоруков, заметно рос сегмент книг, которые печатаются в единичных экземплярах (тиражом в несколько десятков или сотен штук) и не предоставляются в Книжную палату. В результате, по мнению эксперта, несколько десятков тысяч наименований таких книг проходят мимо официальной статистики, и о реальном падении книжного рынка речи не шло — по крайней мере, до этого года.

Но даже если судить по официальным цифрам, то нынешние граждане России все равно могут формально считаться куда более «читающими», чем в СССР. «В лучшие годы Советского Союза ежегодно выпускалось более 80 тыс. наименований книг, - пояснил Сухоруков. - А в России в 2014 году выпустили 112 тыс.  — при том, что численность населения почти вдвое меньше, и помимо традиционных существует много других носителей информации».

Что же касается снижения общих тиражей, Сухоруков также считает это во многом естественной тенденцией: «Это связано в первую очередь с тем, что численность населения падает, и само оно стареет. Количество пенсионеров возрастает, а доля учеников и студентов — наиболее читающей части населения - в общей массе сокращается».

Причем, аналогичная «размытая» картина складывается не только с самими книгами, но и издательствами. «На самом деле не совсем понятно, какую организацию у нас можно считать коммерческим издателем, а какую — некоммерческим, - говорит Сухоруков. - Существует понятие «издающая организация», согласно которому любой музей или банк, к примеру, могут издать книгу. Когда экономическая ситуация ухудшилась, люди, издававшие книги за свой счет, просто перестали это делать. Возможно, сейчас с книжного рынка уходит подобная низкокачественная продукция».

Статистика «Роспечати» в этом плане полностью соответствует — 77,4% всех заявивших о себе издательств выпускали менее 12 книг в год, а 34,7% из них  − всего одну. И лишь менее 1% издательств выпускает свыше 500 названий книг в год. Причем, больше половины всех издательств расположены в Москве.

Основную часть рынка последние годы контролируют лидеры − «Эксмо» и «АСТ», объединение которых в рамках холдинга в 2013 году стало одним из самых значимых событий на российском книжном рынке за всю его историю. За год «Эксмо» и «АСТ» (прежние названия сохранились после объединения) суммарно выпускают порядка 14 тыс. наименований книг и брошюр, у ближайшего преследователя «ОЛМА Медиа Групп» − менее 3 тыс.

Что касается предпочтений российской публики, на этот счет Роспечать также ведет статистику. Главным писателем России с точки зрения суммарного тиража уже много лет остается Дарья Донцова, хотя с 2008 года годовой тираж ее книг упал с 9 764,7 до 2 831,5 тыс. экземпляров. Впрочем, отрыв от ближайших преследовательниц (Татьяна Устинова, Юлия Шилова, Татьяна Полякова) она сохраняется внушительный - их тиражи колеблются в районе 800-900 тыс. в год. Самый успешный представитель «мужского» романа Борис Акунин по суммарному тиражу за 5 лет опустился с 5-й на 6-ю строчку. Вслед за ним традиционно располагаются классики детектива − Артур Конан Дойль и Агата Кристи.

Свой рейтинг есть и для детской литературы, причем, по данным на 2013 год, здесь сразу три автора имеют миллионные тиражи − Корней Чуковский (2 194 тыс.), Владимир Степанов (1 034 тыс.) и Агния Барто (1 023 тыс.). Они же составляли топ-3 в 2008 году, но тогда суммарный тираж их книг был почти на 70% выше

Что касается финансовой стороны дела, то в 2013 году общий объем книжного рынка в России составил 78,01 млрд рублей. Правда, сюда входят и госзакупки учебной литературы для школ, вузов и других обязательных изданий, на долю которых приходится почти треть рынка. Без их учета объем, условно, свободного книжного рынка составил 50,38 млрд рублей.

Несмотря на падение статистических данных, в целом, сами издатели не унывают, во многом и в силу того, что трудности книжного рынка начались не вчера, и выживать для них стало уже обычным делом

Юрий Белинский/ТАСС
Юрий Белинский/ТАСС

«Сейчас действительно у многих издательств падают обороты, выручка, - говорит начальник отдела развития издательства Ad Marginem Олег Климов. – Все хорошо у тех, кто пристроен к госзаказу. Впрочем, мы не пристроены, но тоже не жалуемся – выручка у нас даже выросла процентов на 15%. Книжным бизнесом в России вообще выгодно заниматься, хотя с нефтью и оружием, понятное дело, не сравнить. Самое тяжелое в нашем бизнесе − распространение. Даже в Москве не хватает несетевых магазинов. «Фаланстер», «Циолковский», «Ходасевич», «Додо» – вот почти полный их список. Отъедешь из центра города – в спальных районах только «сетевики». После объединения «Эксмо» и «АСТ» все торговые сети принадлежат им, а там две трети ассортимента должно идти от этих брендов. Конечно, такая ситуация сильно бьет по продажам». При этом засилья электронных гаджетов Климов отнюдь не боится: «Бумажные книги не вымрут – ведь это немного фетишистская история. В ней есть удовольствие, которое никакой интернет не подарит. А продажи электронных книг растут, в том числе и у нас. Сейчас в принципе никто от новых технологий не отворачивается. Но это пока мизер от всего рынка – по ощущениям, меньше процента».

С такой оценкой положения дел согласен и ведущий редактор «Эксмо» Владимир Хорос: «Сейчас больше беспокоит давний, структурный кризис на книжном рынке. Год за годом тиражи падают, и это зависит не от нефти или курса доллара, а от рынка самого по себе. Нужно разгружать его, он затоварен - слишком много наименований, полки ломятся, читатель теряется. Это классический кризис перепроизводства. Что касается электронных книг, то мы им только рады. Это такой же бизнес, как и бумажные книги. По большому счету, нам все равно, что издавать. В прошлом году, к примеру, мы оцифровывали каждую вторую книгу. Но, в целом это пока незначительная доля рынка».

«Кризис в отрасли продолжается уже 25 лет, поэтому нынешний кризис не сильно отражается на книжном рынке, - говорит, в свою очередь, исполнительный директор издательства «Молодая Гвардия» Роман Косыгин  - Основные проблемы издательств – сокращение книжных магазинов, из-за которого книги не доходят в регионы России. Если в областных городах книги еще как-то появляются, то в райцентрах они стали большой редкостью. Из-за этого сокращаются тиражи, книги становятся менее доступными, их стоимость растет. Но в целом у нас падение не такое сильное, как у других. У многих литература более «скоропортящаяся», а серия «ЖЗЛ», например, не так подвержена устареванию. Поэтому издательство имеет возможность продавать даже старые книги».

И совсем иначе оценивает ситуацию руководитель PR и внутренних коммуникаций интернет-магазина OZON Мария Назамутдинова: «Издательства нам жалуются: рынок стагнирует, падает количество наименований, спрос. Но у нас тренд позитивный. В этом году продажи книг растут на уровне 10-15%. Примерно столько же было и раньше – всего выходит 5-6 млн проданных книг в год. Правда, по сравнению с другими товарными категориями это невысокие показатели: электроника в этом году растет на 50%, косметика и товары для детей – на 80%. Люди, которые раньше предпочитали красивый шоппинг в городе, теперь ведут себя рациональнее, закупаясь в интернете, где можно сравнить цены на разных сайтах. Кроме того, в городских магазинах в основном представлены новинки - всего 20-30 тысяч наименований, они просто не смогут разместить больше. А у нас же фактически максимальный ассортимент книг на русском языке».

КОНТЕКСТ

29.11.2016

Книга за миллион долларов

Далеко не все литературные премии помогают писателям и издателям увеличивать тиражи, а магазинам – продажи

08.07.2016

«Войну и футбол лучше смотреть по телевизору»

Мишель Уэльбек, один из самых значительных современных писателей, о своих книгах и фотографиях, объединенной Европе, французской политике и беженцах

09.10.2015

«Самое большое счастье для меня – это писать»

«Военные дневники» Астрид Линдгрен повествуют о том, как писательница придумала свою «Пеппи Длинныйчулок», а с ней и саму себя

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ