logo
27.07.2018 |

Польский финансовый гонор

Монеты Царства Польского чеканились с изображением двух орлов – российского и польского

Фото: Vostock Photo

В конце XVIII века восточные земли ослабевшей Речи Посполитой вошли в состав России, а в начале следующего столетия победа над Наполеоном привела под власть русских царей значительную часть Центральной Польши. Для этих территорий с их давней традицией собственной государственности император Александр I сохранил значительную автономию, в том числе в финансовой сфере.

Возникшее в 1815 году «Царство Польское, навсегда присоединенное к Российской империи» (именно так гласила дарованная русским царем Конституционная хартия), сохраняло свою монетную систему – 1 польский злотый приравнивался к 15 копейкам серебром. Монеты автономного «царства» чеканились в Варшаве с изображением двух орлов, российского и польского.

В 1828 году был создан и отдельный Банк Царства Польского – как формулировал утвержденный русским царем устав, для «преуспеяния торговли, кредита и народной промышленности». Банк получил право эмиссии бумажных денег и всех финансовых операций на польских землях России. Банк даже участвовал в привлечении иностранных кредитов для автономного «царства».

Широчайшая автономия – со своей конституцией, банком и отдельной армией – все же не удовлетворила польскую шляхту, поднявшую в 1830 году грандиозный антирусский мятеж. Спустя год, разгромив мятежников в жестоких боях, царь Николай I существенно урезал прежние «вольности» поляков и начал постепенную унификацию денежных систем Царства Польского и остальной империи. Отныне все польские монеты и банкноты стали выпускаться с двойным номиналом, в рублях и злотых.

С 1841 года все казенные платежи на польских землях предписывалось вести только в рублях. Однако прежний Банк Царства Польского, переименованный в Польский банк, сохранил автономию от финансовых властей Российской империи. Он продолжил выпускать собственные банкноты, но номинированные уже только в рублях. Этот своеобразный «польский рубль» нес надписи на двух языках и на польском официально именовался rubel. При этом на польских землях выпускались исключительно купюры невысоких номиналов, от 1 до 25 руб.

Именно Польский банк обеспечивал доступный кредит на берегах Вислы, массово выдавая ссуды под 6% годовых. По подсчетам экономистов той эпохи, Польский банк за полвека своего существования выдал промышленных кредитов на внушительную сумму – более чем 90 млн руб. Основными их получателями выступали польские сахарозаводчики и металлурги, чья продукция имела высокий спрос в расположенных поблизости зажиточных государствах Западной Европы.

Лишь в 1866 году, после очередного мятежа в Привислинских губерниях, бюджет бывшего Царства Польского был окончательно унифицирован с общероссийским, а Польский банк потерял право выпускать собственный rubel.

С 1869 года в Петербурге обсуждался вопрос дальнейшего будущего Польского банка. Предлагалось окончательно слить его с общеимперскими финансовыми учреждениями. Однако царь Александр II отказался от этих планов, послушав советы барона Штиглица, одного из крупнейших банкиров Петербурга. По мнению Штиглица, Польский банк был слишком известен в деловых кругах Западной Европы. «Внезапное исчезновение фирмы этого учреждения могло бы произвести невыгодное для промышленных интересов и для кредитов края впечатление», – убеждал царя барон и банкир.

В итоге автономный Польский банк просуществовал еще полтора десятилетия и был окончательно слит с общероссийским Госбанком только решением нового императора Александра III. С 1886 года бывший Банк Царства Польского и его филиалы преобразовали в Варшавскую контору и польские отделения Государственного банка Российской империи.

КОНТЕКСТ

11.08.2018

Прощание со шведским талером

Едва отбив страну Суоми от шведов, император Александр I учредил Финляндский банк

10.08.2018

«Был храм, потом хлам, теперь – срам»

В конце июля 1837 года началось строительство храма Христа Спасителя на Волхонке

20.07.2018

Первый иностранный заем

Обратившись в 1618 году к внешнему кредитованию, Россия на полтора века отказалась от практики зарубежных заемов