06.10.2017 | Алексей Волынец

Между Крымом и Афинами

Первый в истории факт банковской деятельности на территории современной России

Фото: Akg-Images⁄Vostock Photo

25 веков назад во времена Боспорского царства сложилась стандартная практика торговли между Афинами и Крымом, в которой ключевую роль играли греческие банкиры-«трапезиты». Они открывали филиалы своих «трапез»-банков в Пантикапее, располагавшейся на территории современной Керчи.

Половина хлеба, которым питалась развитая цивилизация античной Греции, была с берегов Черного и Азовского морей. Именно там, по обе стороны Керченского пролива, в Крыму и на Таманском полуострове, 25 веков назад возникло Боспорское царство. Его создал союз местных племен и греческих колонистов, и царство стало основным торговым партнером Афин, обменивая изделия античного ремесла на хлеб, мед и соленую рыбу.

Купец, доставивший афинянам галеру с таманским зерном, получал 300% прибыли. Афинские банкиры-«трапезиты» играли важнейшую роль в морской торговле Афин. И вскоре филиалы античных «трапез»-банков появились в Крыму – в столице Боспорского царства Пантикапее, располагавшемся на территории современной Керчи.

Два с лишним тысячелетия назад плавание из Греции «в Тавриду» было связано с большим риском, и купцы опасались брать с собой крупные суммы наличной монеты – корабль мог погибнуть в бурю или стать добычей пиратов. Выход нашли афинские банкиры, позволив купцам заменить монеты распиской.

Считается, что безналичный расчет между Грецией и Боспорским царством первым наладил самый богатый афинский банкир Пасион. Примерно за 380 лет до нашей эры он открыл в Пантикапее (Керчи) филиал своего «банка». Расчетами и кредитами на берегах Керченского пролива занимался некто Формион, самый доверенный раб Пасиона. Именно этот филиал афинского «трапезита» в Крыму можно считать первым в истории фактом банковской деятельности на территории современной России.

Раб Формион оказался талантливым банкиром, вскоре он не только обеспечивал безналичный расчет между Афинами и Крымом, но и сам снаряжал корабли с зерном и даже выдавал кредиты боспорскому царю Сатиру. Сложилась стандартная практика торговли между Грецией и Крымом, в которой ключевую роль играли банкиры-«трапезиты». В Афинах любой желающий участвовать в хлебной коммерции мог обратиться за кредитом к банкиру. В присутствии двух свидетелей из свободных граждан составлялся письменный договор – по законам Афин это был единственный вид займа, обязательно оформлявшийся в письменной форме.

Полученный кредит купец тратил на закупку товаров для обмена в Крыму или отправлялся прямо в Пантикапей (Керчь), где в «филиале» афинского банка получал наличную монету для покупки хлеба. В соответствии с договором купец был обязан вернуть кредит в течение 20 дней по возвращении корабля из Крыма в Афины, уплатив проценты – стандартными считалась 1/6 часть от полученной в кредит суммы.

Благодаря античной Греции до нас дошли и сведения о первых судебных процессах, в которых сталкивались интересы афинских банкиров и выходцев с территории современной России. Сохранилась судебная речь знаменитого афинского оратора Исократа, защищавшего интересы одного из крымских «вкладчиков».

В 394 году до нашей эры из Пантикапея (Керчи) в Афины с двумя кораблями хлеба прибыл «сын Сопея», юный отпрыск одного из приближенных боспорского царя Сатира I. Деньги, вырученные за продажу зерна, «сын Сопея» вложил в банк Пасиона, а сам остался осматривать диковинки и достопримечательности античной Греции, так что этого юношу можно считать и первым туристом в нашей истории…

Пока «турист» развлекался, боспорский царь Сатир заподозрил его отца в измене и потребовал конфискации средств путешественника. «Сын Сопея» по договоренности с банкиром Пасионом при свидетелях поклялся, что не делал никаких вкладов в афинский банк. Когда же царь помиловал Сопея и его сын вернулся за своими средствами, Пасион заявил, что не брал никаких денег.

Судебный процесс против банкира, в котором оратор Исократ выступал адвокатом вкладчика из Крыма, длился несколько лет. «Денег, лежащих у него, было много, и из-за них стоило забыть стыд», – порицал банкира адвокат. Речь Исократа сохранилась до наших дней, но результат судебного спора античного банка и крымского вкладчика нам неизвестен.

24СМИ