02.06.2017 | Алексей Волынец

Министр и «керосиновые короли»

Как российские нефтепромышленники не смогли поделить мировой рынок

Фото: Library of Congress

В 1895 году в переговоры российских и американских нефтепромышленников о разделе мирового рынка вмешался новый амбициозный министр финансов Сергей Витте. И сорвал подписанное было уже соглашение, заявив, что «независимость русской нефтяной промышленности, имеющей великое будущее, от этого пострадает».

В последнее десятилетие XIX века на мировом рынке господствовала бакинская и американская нефть. Аравийской нефти еще не существовало, а другие центры добычи (в Румынии, австрийской Галиции или голландской Индонезии) были относительно малы. Если в США главным экспортером нефтепродуктов являлась Standard Oil Рокфеллера, то в России лидировали, по определению журналистов тех лет, «керосиновые короли» – братья Нобель, парижские банкиры Ротшильды и эксцентричный миллионер Александр Манташев.

Именно «керосиновые короли» были конкурентами Рокфеллера на нефтяном рынке, война за который к концу XIX века достигла небывалого накала и шла по всей планете – от Японии до Англии. Стремясь сохранить старых и приобрести новых потребителей, стороны непрерывно снижали цены. И к 1893 году ценовая конкуренция буквально измотала соперников – Рокфеллер подсчитал, что его выручка от экспорта упала в два раза, а российские «керосиновые короли» реализуют свою продукцию за рубежом по ценам в 8 раз ниже, чем внутри России.

Стороны поняли, что надо как-то договариваться и делить мировой рынок – в Париже начались переговоры представителей Рокфеллера, Нобелей и Ротшильдов. Российские власти уже осознали, что нефть – это нечто большее, чем просто выгодный «промысел» типа торговли чаем. Поэтому в переговоры о разделе мирового нефтерынка вмешался новый амбициозный министр финансов Сергей Витте.

По законам царской России, именно Минфин осуществлял государственный контроль над деятельностью нефтепромышленников. Глава российских финансов Витте предложил всем российским экспортерам объединиться и выступать на переговорах с Рокфеллером единым фронтом. И с осени 1893 года в Петербурге начало работу «Особое совещание» крупнейших нефтепромышленников и высших госчиновников. Цель министр определил откровенно и прямо – «более успешное противодействие «Стандард ойл» на иностранных рынках».

В итоге Нобели и Ротшильды с согласия Витте подготовили «Проект организации Союза для торговли керосином, предназначенным к вывозу на иностранные рынки». Предусматривалось, что все российские экспортеры нефтепродуктов подпишут договор о координации торговой деятельности за рубежом, а государство поддержит их, снизив тарифы и налоги. В феврале 1894 года договор был подписан – так возник «Союз бакинских керосинозаводчиков», объединивший две трети мощностей российской нефтепромышленности.

Казалось, все было готово к успешному разделу мирового рынка – от имени «Союза бакинских керосинозаводчиков» в Париж на встречу с представителями Рокфеллера отправился Эммануил Нобель. После многомесячных трудных переговоров 14 марта 1895 года он подписал предварительный договор о квотах по всей планете – 25% для русской нефти и 75% для американской.

Торжествующий Рокфеллер уже заказал билеты на трансатлантический пароход, чтобы российские магнаты прибыли в Нью-Йорк для подписания итогового документа. Но тут все рухнуло в один миг – в России против такого раздела выступили все, кроме братьев Нобель. Ведь Нобели экспортировали керосин в Западную Европу, их вполне удовлетворяла четверть такого сверхбогатого рынка. Но все остальные «керосинозаводчики» специализировались на продажах в Азии и Африке. Как раз в 1895 году на Дальнем Востоке торговля бакинским керосином превысила объемы американской торговли, и четверть от растущих рынков Китая и Японии уже никак не устраивала российских экспортеров. К тому же при активном участии министра Витте уже строился Транссиб, способный связать рельсами Дальний Восток с нефтеносным Баку. И глава российского Минфина прямо заявил генконсулу США в Петербурге Джону Карелу о подписанном в Париже соглашении: «Независимость русской нефтяной промышленности, имеющей великое будущее, от этого пострадает».

В 1895 году будущее отечественной нефти действительно выглядело радужным – еще никто не подозревал, что в самом начале XX века ее ждут великие потрясения. Договор с Рокфеллером не вступил в силу, «керосиновые короли» так и не поделили мир.

КОНТЕКСТ

21.11.2017

Слово о бедных захватчиках

Школьник из Нового Уренгоя вернулся домой в разгар скандала по поводу его выступления в Бундестаге

27.10.2017

Эхо выстрелов в Далласе

Дональд Трамп запретил публиковать большую часть архива об убийстве Джона Кеннеди

26.10.2017

Осторожно тема закрывается

Поклонская заявила о победе верующих в борьбе с «Матильдой» и припомнила Чайке расследование Навального

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ