15.02.2017 | Анастасия Гладильщикова

Лубочная «Гроза» и «Три сестры» на языке жестов

Что смотреть на фестивале «Золотая маска»

«Гамлет», Малый драматический театр – Театр Европы Фото: Виктор Васильев

Сегодня вечером в Москве оперой «Кармен» Екатеринбургского театра оперы и балета в постановке Александра Тителя открывается 23-й фестиваль «Золотая маска». 19 апреля он завершится вручением одноименных наград. На какие еще спектакли главного смотра отечественных театральных постановок стоит обратить внимание, читайте в гиде «Профиля».

«Ромео и Джульетта»

Театр оперы и балета, Екатеринбург. На сцене Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, 17 февраля

«Ромео и Джульетта» в постановке хореографа Вячеслава Самодурова – лидер «Золотой маски» в категории «балет»: он представлен в восьми номинациях. Выпуск спектакля был приурочен к двум датам: 400-летию со дня смерти Шекспира и 125-летию Сергея Прокофьева. Трехъярусная декорация напоминает о знаменитом шекспировском театре «Глобус». Костюмы отсылают ко многим периодам мировой художественной культуры. В первую очередь – к Возрождению: художник Ирэна Белоусова придумала наряды, на которых изображены картины Да Винчи, Боттичелли и других художников той эпохи. Шлейф некоторых платьев достигает трех метров – непросто же приходится танцорам. Но не стоит опасаться, что происходящее на сцене покажется архаичным: главные герои (Екатерина Сапогова и Александр Меркушев) столь же вневременны, сколь и современны. Такова и хореография Вячеслава Самодурова: экс-премьера Мариинского театра, Голландского балета и «Ковент-Гарден», а с 2011 года художественного руководителя балета Екатеринбургского театра оперы и балета. «Ромео и Джульетта» – не первая совместная работа Самодурова и британского сценографа Энтони Макилуэйна. Вместе они создали, например, балет «Ундина» в Большом театре, который также претендует в этом году на «Золотую маску». Дирижер обеих постановок – Павел Клиничев. В 2017-м в категории «балет / работа дирижера» он соревнуется сам с собой: третья его работа, представленная в этой номинации – «Вариации на тему Франка Бриджа» в Большом театре.

Благодаря программе «Золотая маска в кино» «Ромео и Джульетту» также можно будет увидеть в прямой трансляции на экранах кинотеатров многих городов России. Так же, как потом и «Жизнь и судьбу» Льва Додина, «Грозу» Андрея Могучего и классический спектакль Петра Фоменко 2002 года «Война и мир. Начало романа».

Фото: Елена Лехова
Фото: Елена Лехова

«Гроза»

Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург. На сцене Малого театра, 1, 2 апреля

Спектакль художественного руководителя БДТ, одного из ведущих современных российских режиссеров Андрея Могучего. Основатель петербургского «Формального театра», Могучий славится своим новаторством и любовью к экспериментам. Ему подвластен хоть не переводимый на театральный язык роман Саши Соколова «Школа для дураков» (впрочем, сам режиссер окрестил одноименный завораживающий спектакль «визуальными ассоциациями»), хоть почти что цирк («Кракатук»). Могучего одинаково увлекает и современный  и классический материал.

«Гроза» – результат сотрудничества Могучего с композитором Александром Маноцковым и художником Верой Мартыновой. Вместе они попытались представить, как могла выглядеть постановка пьесы Островского при жизни самого драматурга: когда система Станиславского еще не была изобретена. «Гроза» решена в эстетике площадного театра и рисует живописный, но страшный русский мир – мир палехской шкатулки, стилистика которой использована в оформлении спектакля. Герои не произносят текст, а пропевают его или зачитывают, как частушки или своеобразный рэп. Среди персонажей в черном выделяется одетая в красное Катерина – тот самый «луч света в темном царстве». Сцену то и дело освещают вспышки молнии. «Гроза» вскрывает не бытовые, но мифологические пласты хрестоматийного текста.

Фото: Стас Левшин
Фото: Стас Левшин

«Гамлет»

Малый драматический театр – Театр Европы, Санкт-Петербург. На сцене театра «Мастерская Петра Фоменко», 5, 6, 7 апреля

Новая работа не нуждающегося в представлении классика психологического театра Льва Додина с Данилой Козловским, Елизаветой Боярской и Ксенией Раппопорт в главных ролях. Этим спектаклем Додин смог удивить своих почитателей, которым казалось, что они очень хорошо знают режиссера. Его «Гамлет» – «сочинение Льва Додина» – опирается не только на пьесу Шекспира в переводе Пастернака, но и на тексты авторов, к которым, вероятно, обращался Шекспир при написании: датского летописца Саксона Грамматика и английского хрониста Рафаэля Холиншеда. Гамлет Козловского в переделанной Додиным пьесе – антигерой, не слишком склонный к рефлексии, стремящийся к власти убийца. Лишая знакомый каждому сюжет и толики гуманизма, Додин выносит суровый приговор человечеству. Радикальна не только трактовка гамлетовского мифа, но и сценография Александра Боровского: действие разворачивается на стройплощадке, напоминающей своей конструкцией кладбище.

«Последнее свидание в Венеции»

Театр «Школа драматического искусства», Лаборатория Дмитрия Крымова, 16 апреля

Дмитрия Крымова, сына режиссера Анатолия Эфроса и театроведа и критика Натальи Крымовой, в последние годы знают не только как художника, но и как режиссера. Он придумал совершенно особенный тип театра: так называемый «театр художника» – рукотворный. Вместе со своими студентами из ГИТИСа он создал удивительную экспериментальную лабораторию. В ранних работах Крымова почти нет текста. Но это совершенно не важно: ведь даже при помощи красок, бумаги, музыки, некоторого реквизита и культурной памяти можно буквально на глазах создать целый волшебный мир. В постановках лаборатории художники зачастую делят сцену с драматическими актерами. Крымову удается совмещать в своих работах злободневное и вечное, забавное и щемяще-грустное, прекрасное и неэстетичное. Постепенно в его постановках появлялось все больше текста. В прошлом году спектакль «О-й. Поздняя любовь» по пьесе Островского завоевал «Золотую маску» в номинации «лучший спектакль малой формы». В этом -аналогичную награду может обрести «Последнее свидание в Венеции», интерпретирующий роман Хемингуэя «За рекой, в тени деревьев». Режиссер впервые пригласил для сотрудничества художника Александра Боровского и актера Александра Филиппенко, который и исполнил главную роль – умирающего пожилого полковника. Его возлюбленную, юную девушку, изображают сразу три актрисы: Мария Смольникова, Алина Ходжеванова и Кристина Пивнева. Их свидание проходит в кафе, окна которого то закрывают, то открывают. Но стекла в них не простые, а увеличительные, искажающие героев в глазах зрителей. Точно так же искажено и сознание полковника. Печальный спектакль Крымова – о старении, любви, смерти, войне и о городе, становящемся полноправным участником действия.

Фото: Наталья Чебан
Фото: Наталья Чебан

«Три сестры»

Театр «Красный факел», Новосибирск. На сцене Центра им. Вс. Мейерхольда, 16, 17 и 18 апреля

Имя режиссера Тимофея Кулябина несколько лет назад стало известно даже людям, далеким от театра: это он поставил в Новосибирском театре оперы и балета «Тангейзер», вызвавший недовольство православных активистов. Еще до скандала, в 2015-м, Кулябин был назначен главным режиссером новосибирского «Красного факела». В Москве его авторству принадлежат «Электра» и «#сонетышекспира» в Театре наций и опера «Дон Паскуале» в Большом театре. В конце прошлого года в Театре наций состоялась премьера чеховского «Иванова», действие которого разворачивается в современности. В спектакле Тимофея Кулябина играют Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Елизавета Боярская, Игорь Гордин, Виктор Вержбицкий, Наталья Павленкова. Известные артисты не побоялись сотрудничества с режиссером, которого далекие от актуального искусства люди могут не принимать. Например, отдельных зрителей возмущает, что во вдохновленной сонетами Шекспира работе («#сонетышекспира») есть место насилию и агрессии. Более опытный зритель оценит поэтичность и меланхоличную (если не больше – почти безысходную) атмосферу этой пластической постановки о любви и попытках человека победить увядание и смерть.

«Три сестры» новосибирского «Красного факела» – еще более радикальный спектакль. Персонажи Чехова лишены голоса. Они общаются на языке жестов, который актерам пришлось изучать около полутора лет до начала репетиций. Текст пьесы появляется в виде субтитров. Спектакль произвел фурор на Венском театральном фестивале, а теперь номинирован на «Золотую маску».

Фото: Виктор Дмитриев
Фото: Виктор Дмитриев


Программа «Золотой маски» очень обширна и разнообразна: каждый сможет найти постановки по вкусу. Полная программа – на сайте http://www.goldenmask.ru

Помимо конкурса, частью фестиваля являются внеконкурсные секции «Маска Плюс», «Детский Weekend», уже упомянутая «Золотая маска» в кино» и посвященная уличному театру «Золотая маска» в городе».

КОНТЕКСТ

14.11.2017

Как поссорились Константин Аркадьевич с Владимиром Ростиславовичем

Минкультуры пригрозил «Сатирикону» увольнениями и уголовными делами

23.08.2017

Следствие культуры

Кирилл Серебренников из свидетеля превратился в подозреваемого

29.06.2017

Деньги на сцене

«Профиль» проанализировал, на что существуют современные российские театры

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ