25.09.2016 | Глеб Иванов

«Пройдет еще время, и эта коллекция станет бесценной»

Елена Китаева, главный дизайнер телеканала «Культура», о прикладном искусстве, которое в советское время было отдушиной для концептуалистов

Фото: Ксения Воротовова

С 6 сентября по 30 октября в Центре современного искусства «Винзавод» проходит выставка «Больше жизни», посвященная советскому спортивному плакату. Большая часть экспонатов – афиши «Лужников», которые должны были привлечь зрителя на все крупные мероприятия того времени, включая московскую Олимпиаду 1980 года. Куратор выставки художница, главный дизайнер телеканала «Культура» Елена Китаева рассказала «Профилю» о жизни прикладного искусства, которое в советское время было своеобразной отдушиной для концептуалистов.

– Как возникла идея создать такую выставку?

Фото: Алексей Антонов/Профиль
Елена КитаеваФото: Алексей Антонов/Профиль

– Это стечение обстоятельств. Во‑первых, у «Лужников» юбилей, в этом году они отмечают свое 60‑летие. Во‑вторых, завершается реконструкция арены, скоро состоится ее торжественное открытие. В запасниках арены обнаружилось большое количество старых советских плакатов. Они лежали в подсобках и сохранились благодаря чутким людям, непосредственно Юлии Журкиной, заместителю директора по коммуникациям и продвижению «Олимпийского комплекса «Лужники». Ведь обычно бывает, что подобные коллекции у нас принимают за мусор и уничтожают. У «Лужников» было много торжественных мероприятий в этом году, и эта выставка – завершающий этап юбилея. Выбрали «Винзавод», потому что сейчас это одна из самых известных площадок и потому что хотелось привлечь больше молодежи. А меня совершенно неожиданно пригласили стать куратором выставки, ведь я все-таки больше считаю себя художником и дизайнером.

– Не так уж и неожиданно, учитывая, что вы делали ряд выставок по плакатам…

– Плакатами я занималась на заре своего творчества. В свое время я сделала серию плакатов про гоночные машины. И в нашей коллекции есть целый блок плакатов, которые посвящены мотокроссам. Это сошлось с моей старой темой, поэтому организаторы, видимо, и решили выбрать меня.

– На первый взгляд кажется, что спортивные плакаты имеют больше прикладное значение, нежели культурологическое.

– Только на первый взгляд. Действительно, кажется, какая может быть ценность у афиши? Повисела, сорвали, приклеили новую. Такие вещи изначально даже не предназначались для длительного хранения. Однако старые киноафиши, плакаты, вообще любой материал, даже многотиражный, отлежавшись, приобретает высокую культурную ценность. В нашем случае, когда в 90‑е годы исчезла одна страна и возникла новая, эти афиши можно воспринимать как след того, чего уже нет. Пройдет еще время, и эта коллекция станет бесценной.

Но вот интересный момент. Когда мы начали собирать работы для выставки, неожиданно стало понятно, что многое совпадает с современными тенденциями. Например, здоровый образ жизни (ЗОЖ). Сейчас открываешь любой сайт и везде видишь статьи, «как убрать живот за пять дней», «советы по правильному фитнесу» и т. д. В советский период ЗОЖ был одной из центральных тем, государство было помешано на нем, что находит отражение и на наших плакатах.

– По сути дела, тогда это была государственная идеология.

– Да, пропаганда, тотальная пропаганда здорового образа жизни. Но это нестыдная пропаганда, возможно, самая лучшая пропаганда, которая только может быть. Ведь в этом совершенно нет ни одного момента негатива.

– То есть здесь нет спорности других выставок с советскими артефактами, когда показывают, допустим, портреты Сталина?

– Там есть отражение этого периода, Сталин на знаменах. Но это, скорее, отображение духа времени, а не какой-то политический месседж.

Там, конечно, существуют призывы вроде «готовься к труду и обороне», «готовься защищать Родину», «бить врага», но это только часть. Центральная тема – это здоровье, спорт. Многие из этих плакатов объединяет единый образ – этакий город-Солнце, идеальный мир юных загорелых людей с прекрасными телами.

– Что-то вроде отображения советского «человека будущего»? Идеальный мир будущего Стругацких «Полдень, XXII век»?

Фото предоставлено пресс-службой ЦСИ
Фото предоставлено пресс-службой ЦСИ

– Да, утопическое, неправдоподобное отображение действительности. Конечно, немножко с перебором, хотя я, когда смотрела архивные съемки советских парадов, все время удивлялась, где они нашли такое количество мужчин и женщин, которые там маршировали, одинакового роста, одинаковой комплекции, одинаковой накачанности.

– Но у этих плакатов цель не только пропаганда, но и привлечение зрителя на арену, на спортивное мероприятие?

– Однозначно, да. Телевидение тогда еще не было развито, и афиша оставалась важнейшим средством информирования и привлечения людей в кино, на спортивные мероприятия. Которое, кстати, отлично работало, потому что заполняемость спортивных стадионов в советские времена была гораздо выше, чем сейчас.

– Если посмотреть на эти плакаты, то можно увидеть то, что в советской живописи было немыслимо. Элементы авангарда – синие, красные, зеленые люди. В 1962 году Хрущев, увидев похожие работы на выставке авангардистов, подверг их резкой критике. Значит ли это, что в спортивном плакате у художников было больше независимости?

– Конечно же, в плакате фильтров было гораздо меньше, чем в живописи. В каком-то смысле можно сказать, что художники пользовались этим как отдушиной. Свободная графика, формализм, авангардизм – здесь есть все. Мне кажется, это был своеобразный подпольный ручеек, который мог позволить себе очень многое.

– Это было закрытое сообщество мастеров по плакатам, которые не пускали к себе посторонних?

– Нет, туда спокойно могли подгружаться люди из других художественных профессий. Таким образом туда попал, например, советский монументалист Александр Дейнека, который тоже иногда рисовал плакаты, хотя основная специализация у него была другая. Однако большая часть художников, чьи работы мы видим на выставке, все-таки специализировались именно в искусстве плаката. Их было не очень много, несколько десятков, и среди них есть, конечно же, выдающиеся мастера вроде Петра Караченцова. Он в советское время котировался на уровне с такими художниками, как Дейнека и Самохвалов, то есть такие большие государственные художники.

– Если сравнивать советский плакат с западным, то были какие-то отличия? Все-таки советское искусство в то время поневоле было отрезано от мира, что не могло на нем не сказаться.

– У нас было закрытое общество, но информация все же доходила. Можно было прийти в специализированную библиотеку и посмотреть, почитать, что делали на Западе. И на самом деле это хорошо прослеживается. Постоянно в наших плакатах можно найти параллели с западными образцами. Мы не выбивались из общей струи: те же технологии, те же стилистические изменения, тот же путь искусства. Сначала реализм, потом доля формализма, потом, в 60‑е годы, свободная открытая ручная графика, в 70‑е пошли новые технологии – коллаж, фотосоляризация… Даже использование шрифтов, цветовые гаммы – это все было в параллели. Нельзя сказать, что мы отставали, но было свое понимание, взгляд через свою призму.

– А в чем заключалось это советское понимание? В каких-то пропагандистских моментах?

– Нет, это немного не то. Существует польская школа плаката, швейцарская школа, французская школа плаката, и все они несут какие-то неуловимые черты, которые обычно только специалисты могут различить, потому что общая стилистика совпадает.

Фото предоставлено пресс-службой ЦСИ
Фото предоставлено пресс-службой ЦСИ

– Какие особенности у советской школы плакатов?

– В какой-то период, на излете 30‑х годов, к работе над плакатами и афишами привлекались очень высококачественные художники. Позже стало видно, что профессионалов становилось меньше, их начали задействовать в более важных для государства проектах, а в плакат пришли этакие «Киса и Ося». Они уже рисовали немножко со сломом, у них уже, видимо, не было базовой академической выучки. И в этот период начинают появляться различные неточности: тут «вывернутые» подмышки, там «сломанные», неправильно нарисованные суставы. Но плакаты все равно продолжали быть милыми. Это немножко примитив, но очень милый. И теперь мне кажется, что этим куском искусства, этим периодом вдохновлялись такие художники, как концептуалисты 80‑х – Илья Кабаков, Михаил Брускин. Они сейчас эту эстетику возвели в свой стиль, но ты смотришь на эти советские плакаты и думаешь: «Это же оттуда, эта их стилистика». Тут много очень неожиданного. Наивные инструкции, как быть чистым и здоровым, графики наклонов тела, изображения человека в искаженном виде, с животиком и инструкции, что надо сделать, чтобы быть стройным. Это афиша и одновременно обучающий материал. Инструкции живые и потрясающе выглядят с точки зрения изобразительного материала.

– Если сравнить советский плакат и современный, какие можно найти отличия и сходства?

– У нас в рамках выставки есть проект, когда мы раздали современным художникам образцы советских плакатных матриц и предложили их осовременить своей графикой и шрифтами. У нас получилось много интересных работ. Например, художник Александра Кузнецова сделала серию плакатов с призывом к хипстерам – «хипстер, занимайся ЗОЖ» или «горожанин, возлюби велосипедиста». Получилось очень смешно и интересно. Или еще один замечательный проект, когда художник преобразовал спортивные плакаты в киноплакаты с современными киногероями. Например, Форест Гамп как бегун, героиня «Голодных игр» на соревнованиях по стрельбе из лука и т. д. Это часть общей экспозиции, там можно вживую увидеть старое и новое.

Кроме того, мы разделили выставку по видам спорта, собрав в каждом разделе широкий хронологический отрезок, начиная с 30‑х годов и заканчивая 80‑ми. Благодаря этому можно увидеть, как менялся стиль в плакатах в зависимости от времени. Каждый может сделать собственные наблюдения и составить свое мнение.

24СМИ