09.09.2016 | Глеб Иванов

Голливудская сказка с китайским сюжетом

Как кинокомпании США и Китая сообща борются за самый перспективный кинорынок в мире

Фото: AP⁄TASS

Работа иностранных компаний на китайском рынке осложнена цензурой и протекционным законодательством. Но для многих картин попасть в китайский прокат – значит гарантированно окупиться. За последние 15 лет сборы в КНР выросли с 1 млрд юаней до 44 млрд. За прошлый, 2015 год, китайский кинорынок вырос сразу на 49%, в то время как североамериканский – примерно на 8% до $11,1 млрд.

Несмотря на отдельные политические разногласия, США и Китай остаются важными экономическими партнерами. Отличный пример взаимовыгодного сотрудничества – киноиндустрия. Голливуд уже не первый год обустраивается на китайском рынке, а китайские компании, в свою очередь, скупают акции американских киностудий. Все это выливается в растущие прибыли. Только за 2015 год выручка от проката в Поднебесной выросла на 49%.

Работа иностранных компаний на китайском рынке осложнена целым рядом ограничений – цензурой, протекционным законодательством. Но для многих картин попасть в китайский прокат – значит гарантированно окупиться.

Китайцы наступают

В сентябре 2015 года все американские таблоиды с интересом следили за визитом в США главы корпорации «Алибаба» мультимиллиардера Джека Ма. Газеты были переполнены фотоотчетами о его поездках. Вот Ма вместе с голливудской звездой китайского происхождения Джетом Ли посещает баскетбольный матч «Лос-Анджелес Лейкерс», вот обедает в ресторане «Планета Голливуд» с Брюсом Уиллисом, а вот заключает инвестиционный контракт со студией Paramount, чей фильм «Миссия невыполнима: племя изгоев» позднее будет с помпой рекламироваться в Китае.

Эта сделка станет одной из полудюжины заключенных в 2015 году соглашений между американскими студиями и китайскими компаниями. Alibaba, Dalian Wanda Group, Huayi Brothers Media и другие гранды заинтересованы в том, чтобы приобщиться к миллиардным прибылям Голливуда, а также углубить собственные знания о кинобизнесе. Этот интерес находит отклик за океаном. Помимо больших инвестиций, сделки с китайскими компаниями обещают американским киностудиям более выгодные условия для проникновения на кинорынок Китая, который последние десятилетия демонстрирует устойчивые темпы роста. За последние 15 лет сборы в КНР выросли с менее чем 1 млрд юаней до 44 млрд. Среднегодовой рост последние пять лет достигал показателя 30%. За прошлый, 2015 год китайский кинорынок вырос сразу на 49%, до $6,8 млрд, в то время как североамериканский – примерно на 8%, до $11,1 млрд. По оценкам отдельных американских аналитиков, если такие темпы сохранятся, то уже в 2020 году Китай может обогнать США по кассовым сборам. Уже сейчас Поднебесная занимает уверенное второе место по этому показателю.

Тридцать лет назад никто и предположить не мог, что страна наберет такой ход в кинопроизводстве. Вплоть до 1990-х годов кинотеатры в стране использовались властью почти исключительно в пропагандистских целях. Фильмы, рассказывающие населению о светлом коммунистическом будущем, серьезно ударили по зрительскому интересу, из-за чего с 1982-го по 1991 год посещаемость кинотеатров упала на 79%. В попытке оживить кинорынок в 1994 году к прокату в стране был допущен первый за долгие годы иностранный фильм – им стал «Беглец» с Харрисоном Фордом и Томми Ли Джонсом в главных ролях. Остросюжетный триллер, который с триумфом выступил в мировом прокате, не сплоховал и в Китае, заработав здесь космические по тем временам $3 млн. Он проложил дорогу другим иностранным фильмам – с 1995 года к китайскому прокату стали допускать по 5–10 картин ежегодно.

Однако настоящий рост киноиндустрии в стране начался после 2001 года, когда Китай вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО). По правилам ВТО, страна была обязана дать иностранным кинокомпаниям квоту для показа. Первоначально эта квота составляла 20 фильмов, но после ряда переговоров и соглашений к 2012 году она выросла до 34 картин, от проката которых иностранные кинокомпании могут получить до 25% выручки от продажи билетов.

Тогда же, во второй половине 2000-х, в Китае начался настоящий бум китайского кинопроизводства. Массово начали строиться новые кинозалы. В настоящее время в Китае их 31 600 (для сравнения: согласно данным Невафильм Research, в России в конце 2015 года был 4021 кинозал). В 2015 году в Китае строили 22 новых экрана в сутки, и планируется, что к 2020 году в стране их будет 80 тысяч.

Привередливая цензура

Другое дело, что попасть в китайский прокат может далеко не каждый фильм. Отбор осуществляет специальная комиссия, причем явных критериев у нее нет. «В первую очередь фильм не должен показывать Китай в отрицательном свете или каким-либо образом отзываться о власти, – рассказывает «Профилю» профессор политологии Университета Южной Калифорнии Стэнли Розен, который занимается изучением киноиндустрии США за границей. – Фильм не должен быть на религиозную тему, также к прокату редко допускаются картины о сверхъестественных явлениях. Любым хоррорам вход в Китай закрыт». Речь, как подчеркивает Розен, идет именно об иностранных фильмах – китайскую мистику в кинотеатры цензура допускает без проблем.

Примеров того, как китайские цензоры запрещают к прокату фильмы, много. В 2010 году отказали в прокате фильму Уилла Смита «Карате-пацан» с Джеки Чаном в главной роли. Фильм был практически полностью снят в Китае и рассказывал об адаптации к жизни в стране американского мальчика, который обучается карате. Цензорам не понравилось, что в финале фильма американец одерживает верх над китайским протагонистом. В 2012 году к прокату не был допущен ремейк «Людей в черном» – в стирании главными героями памяти цензорам почудился намек на цензуру в Китае. «Война миров Z» с Брэдом Питтом была запрещена в 2013 году, поскольку в фильме содержится намек на то, что смертельный вирус, превращающий людей в зомби, был изобретен в секретных лабораториях в Поднебесной. «Дедпул» в 2015-м не прошел из-за откровенных сцен и насилия, а новенькие «Охотники за привидениями» – из-за мистической составляющей.

Фото: Photoshot/Vostock Photo
Премьеры в Китае для Голливуда столь же важны, как и американские. Поэтому студии подключают к пиар-акциям звездных актеров, а также устраивают масштабные промо-шоу (на фото – шоу с китайской премьеры «Варкрафта»)Фото: Photoshot/Vostock Photo

Сейчас американские кинокомпании зачастую делают для Китая специальные версии фильмов, вырезая неугодные фрагменты или, наоборот, вставляя нужные. Так, из очередного фильма про Джеймса Бонда «Скайфол» специально для китайского проката убрали сцену, где агент убивает китайского охранника. «Миссия невыполнима-3» потеряла кадры погони в Шанхае, на которых видно белье на просушке (цензура посчитала это ударом по престижу города), зато появились дополнительные сцены, снятые в Китае.

«Голливудские кинокомпании постоянно ищут лазейки в китайском законодательстве, – рассказывает Стэнли Розен. – Чтобы обойти квоту в 34 фильма, они выпускают фильмы в сотрудничестве с китайскими кинокомпаниями – таким образом фильм теряет ярлык иностранного. Для этого он должен отвечать трем критериям – китайская компания должна оплатить треть затрат, в фильме должен быть хотя бы один китайский актер, и хотя бы одна сцена должна быть снята в Китае. После этого американские студии могут рассчитывать на 43% от проката, т. е. на 18% больше, чем если бы он был иностранным». Поэтому последнее время все больше американских фильмов выходят с актерами китайского происхождения – «Марсианин», «Звездные войны: Изгой».

В результате, несмотря на все протекционистские барьеры, голливудские фильмы уверенно выходят в прокат в Китае. Для многих киностудий это становится настоящим спасением. Свежий «Варкрафт» и давний «Тихо-океанский рубеж» смогли окупиться только благодаря китайским сборам. На китайские фильмы в среднем приходится 60% от годовых кассовых сборов китайских кинотеатров. В топ-10 самых кассовых фильмов 2015 года и первой половины 2016-го большинство позиций также занимают американские картины.

Впрочем, не только американские фильмы имеют шансы попасть в заветную квоту. В этом году в китайский прокат вышли две российские ленты – «Он – дракон» и «Экипаж». Сборы первого на данный момент – $7,1 млн, второго – $4,1 млн. Однако в большинстве случаев квоты отходят Голливуду – в 2015 году из 34 фильмов США представляли 32 ленты.

Китайский бизнес наносит ответный удар

Однако нельзя сказать, что интересы китайских компаний ущемляются. Они активно перенимают опыт работы своих западных коллег, а крупные китайские конгломераты скупают акции голливудских студий. Уже упомянутый выше Джек Ма, глава Alibaba, предпочитает вкладываться в отдельные картины. Он также создал крупнейшую в Китае платформу для продаж онлайн-билетов, базирующуюся на системе Alipay, аналог американской Paypal. Только в июне 2016-го прибыль компании составила $1,6 млрд.

Ван Цзяньлинь, самый богатый человек Китая ($24 млрд, по версии Forbes), делает ставку на развитие инфраструктуры. Принадлежащая ему Dalian Wanda Group работает над созданием крупнейшей в мире сети кинотеатров в Китае. Wanda Group в 2012 году приобрела вторую по величине в США сеть кинотеатров АМС. В 2014-м она же купила участок земли в Беверли-Хиллз, где планирует возвести развлекательный комплекс ценой $1,2 млрд, который Ван называет «первым важным шагом в Голливуд». Кроме того, бизнесмен вложил $20 млн в строительство музея академии кинематографистов в Лос-Анджелесе, а сейчас ведет переговоры о покупке доли в студиях Lionsgate и Metro-Goldwyn-Mayer. К 2020 году он планирует контролировать 20% мирового кинорынка.

Более мелкие компании также стремятся выйти на рынок. Китайский дистрибьютор Huayi Brothers Media вложила $200 млн в Studio 8, а частная китайская инвестиционная фирма Hony Capital купила американскую STX Entertainment. China Film Corporation и Oriental DreamWorks в сотрудничестве с DreamWorks Animation сделали третью часть «Кунг-фу Панды». Другие китайские кинокомпании активно переманивают голливудских режиссеров и актеров в свои проекты. Так, свои студии в Китае есть у Ренни Харлина, снявшего второй «Крепкий орешек», и братьев Руссо, которые снимали «Первого мстителя».

Не остается в стороне даже китайское правительство. Оно инвестировало в такие картины, как «Миссия невыполнима: Племя изгоев» и «Терминатор: Генезис», а сейчас вложилось в съемки нового фильма с Мэттом Дэймоном «Великая стена» студии Universal.

Нежданный спад

Нынешний год для китайского кинорынка открылся уже привычными 50% роста в I квартале, однако уже во втором рынок неожиданно просел. Согласно данным базирующейся в Пекине ENT Group, падение составило 5% – это первый спад квартальной выручки за полтора десятилетия.

Фото: EPA/Vostock Photo
Китайская корпорация «Алибаба» вышла на голливудский рынок, заключив инвестиционный контракт со студией Paramount. На фото – глава концерна Alibaba Джек Ма (справа) и голливудский актер китайского происхождения Джет ЛиФото: EPA/Vostock Photo
По мнению Стэнли Розена, основная причина падения в том, что китайцы все больше ходят на свое кино. «Пример «Русалочки» Стивена Чоу, собравшей рекордные $528 млн в родном прокате, это хорошо показывает. Она вышла в китайский Новый год, обеспечив 50-процентный рост в I квартале. После «Русалочки» столь же заметных китайских картин не выходило, чем и объясняется спад».

Кроме того, по мнению аналитика, в этом году не так много и заметных западных картин. «В прошлом году во II–III кварталах на экраны вышли «Форсаж 7», «Мстители: Эра Альтрона» и «Мир Юрского периода». Каждый из этих фильмов собрал больше $1,5 млрд в мировом прокате. В этом году в этот же отрезок вышли «Варкрафт», «Книга джунглей» и «Первый мститель: Противостояние». Из всех трех только «Первый мститель» (часть кинофраншизы Марвел) заработал в мировом прокате больше $1 млрд ($1152 млн)».

Президент Perfect World Pictures Жун Чэнь в интервью изданию Hollywood Reporter выразился еще откровеннее: «Думаю, было бы спра-ведливо сказать, что как китайский, так и американский кинопродукт в этом году не настолько сильный, как в прошлом».

Вторая причина – спад в строительстве кинотеатров. «В крупных китайских мегаполисах оно идет на спад, потому что строить уже негде», – отмечает Стэнли Розен. Новые кинозалы строят в основном в провинции, где люди плохо знакомы с американской кинокультурой, слабо представляют, кто такой Капитан Америка и Железный человек. Работа американских студий по пиару здесь только начинается, и пока она не дала плодов, местные жители будут предпочитать смотреть китайский продукт. «Вы не можете просто прийти со значком Голливуда и ждать, когда к вам потекут деньги», – отмечает аналитик.

Еще одна весомая для китайского кинопрома проблема – рост цен на билеты. Они в основном продаются через интернет. В отличие от США, где таким образом сбываются до 20% билетов, в Китае на этот рынок отходит до 70%. Китайские интернет-гиганты Alibaba, Baido, Tencent для привлечения покупателей организуют множество различных акций. Из-за этого билеты в кино в Китае раньше были недорогие, в районе $1–2 ($15 в США, в России 263 рубля, или около $4).

«В этом году цены на билеты стабилизировались и начали расти из-за ряда договоров между владельцами интернет-платформ. Средняя цена на билеты подскочила с 2,5 до 3,5 доллара, что отразилось на спросе», – рассказывает Розен. «Новые зрители в небольших городках очень чувствительны к цене, – жаловался изданию The Washington Post генеральный директор пекинской Leomus Pictures Цзе Цю, – без скидок многие из них не могут позволить себе поход в кино или, по крайней мере, не могут ходить туда часто».

Еще одной причиной падения кинорынка аналитики называют снижение отдачи от строительства кинотеатров. В начале этого года Fanink, пекинская компания, занимающаяся исследованием кинорынка, в партнерстве со школой экономики в университете Фудань в Шанхае опубликовала доклад о потенциале роста китайского рынка кино. Исследователи проанализировали существующую инфраструктуру, кассовые тенденции и нынешние темпы урбанизации и мобильности населения в попытке определить, насколько кассовые сборы будут связаны со строительством новых кинотеатров. Они пришли к двум любопытным выводам. Во-первых, согласно исследованию, лишь 30% китайцев в возрасте от 13 до 59 лет, живущих в крупных городах-миллионниках, где кинотеатров уже в изобилии, ежегодно посещают кинотеатр (в США этот показатель равен 76%). Во-вторых, даже если число киноэкранов в Китае увеличится в два раза, до 80 000, это увеличит приток кинозрителей всего на 26%. «Бум строительства новых кинозалов сыграл решающую роль в буме китайского проката», – отмечают исследователи в своем докладе. Снижение влияния этого показателя в таком случае не могло не отразиться на всей индустрии.

Наконец, финальная причина – общее замедление экономического роста Китая. Рост ВВП страны замедлился в 2015 году до 6,9% – это самые низкие темпы за последние 25 лет.

«Почему мы должны считать, что одна отрасль может сохранить столь существенный непрерывный рост, когда идет повсеместное замедление темпов экономического роста в стране и в мире? – сказал директор китайской кинокомпании Bona Film Group Джеффри Чан в интервью Newsweek и пояснил: – Некоторые незначительные корректировки, вероятно, естественная вещь».

Так или иначе, нынешний небольшой спад не повлиял на планы американских кинокомпаний и китайских инвесторов вкладываться в развитие китайского кинорынка. Тем не менее Стэнли Розен считает, что у китайского кинорынка есть ряд проблем, которые необходимо решать, чтобы обеспечить дальнейший стабильный рост. «Среди них большее разнообразие жанров в китайском кино, которое сейчас заострено на мифологические темы, а также увеличение квоты иностранных фильмов». Второе условие, по мнению аналитика, в ближайшем будущем вряд ли выполнимо из-за принципиальной позиции китайских властей.

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Квартирный вопрос на экспорт

Китайцы покупают жилье в Москве активнее других иностранцев

29.11.2016

Собери сам

Россияне стали больше финансировать проекты через краудфандинг

24.11.2016

Главный по съемкам

Старший вице-президент ВТБ назначен руководителем «Главкино»

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ