22.07.2016 | Маттиас Шульц | Перевод: Владимир Широков

Нулевая мировая война

Ученые пытаются найти разгадку внезапной гибели цветущих цивилизаций бронзового века

Фото: Wikimedia.org

3200 лет назад загадочные морские народы несли разрушение средиземноморским странам. Возможно, они были выходцами из Анатолии и представляли неведомую ранее культуру.

Вы никогда не задумывались, почему у хеттов не было туалетов? Население хеттской столицы Хаттуса, располагавшейся в 170 км к востоку от Анкары, достигало 50 000 человек. Из-за восьмиметровых крепостных стен город мог бы показаться нам тюрьмой для особо опасных преступников. Правители в остроконечных шляпах волшебников управляли большим воинственным государством. Здесь впервые стали плавить железо. Но туалетов не было ни у кого.

Столь странное обстоятельство, обнаруженное немецким археологом Андреасом Шахнером, блекнет перед еще большей загадкой, тоже связанной с хеттами. Примерно за 1200 лет до нашей эры хеттский народ как будто бесследно исчезает.

Рельефные изображения на одной из стен египетского храма Мединет Хабу проливают свет на то, как могла произойти эта катастрофа: царство пратюрков обратили в руины чужаки. Агрессоры изображены в налобных повязках, другие – в шлемах с рогами, как у викингов в «Астериксе». Их корабли украшали головы птиц.

Наступление ознаменовало собой конец бронзового века. Критские дворцы пришли в запустение. Блистательные Микены, резиденция гомеровского Агамемнона, превратились в груду развалин. В Трое бушевали пожары. Даже в Палестине жизнь в портовых городах угасает.

А ведь еще незадолго до этого бронзовый век представал эпохой удивительного прогресса. Государства на берегах Эгейского моря уже имели собственную информационную систему: гонцы доставляли послания через все пространство от Черного моря до пирамид. При дворе фараона трудились объездчики-хетты. По дорогам между городами тряслись киприотские ручные тележки и повозки из Ассирии, запряженные ослами. Янтарь, который добывали германские племена, поставлялся даже в оазисы пустыни.

Останки корабля, обнаруженные перед турецким мысом Улубурун, иллюстрируют первую волну глобализации. Парусник вез олово из Центральной Азии и черное дерево из Африки, а также клыки бегемота, смолу фисташкового дерева с берегов Мертвого моря, печать в форме ролика с оттиском из страны Ассур, сосуды с гранатами и даже наконечник для скипетра, видимо, предназначавшийся какому-то царьку булгар.

Но потом торговый союз рухнул, что повлекло за собой коллапс всей системы. Вместо тонкой керамики люди вдруг стали пить из грубых кубков. Греки разучились читать и писать. Американский археолог Эрик Клайн говорит в этой связи о «первом закате цивилизации». Что же произошло?

Что проигнорировал Артур Эванс

Как следует из древних папирусов, агрессоры шли «с севера», с «островов среди моря», они «жили на кораблях». Упоминается с десяток странных названий племен, в том числе дануниты (обычно отождествляемые с данайцами), пелесет (отождествляемые с пеласгами/пеластами и библейскими филистимлянами). В 1180 году до н. э. их группировки дошли до дельты Нила и вынудили Рамзеса III ввязаться в морскую войну не на жизнь, а на смерть. Фараону насилу удалось отстоять свои позиции.

Немногим позднее все было обращено в пепел.

Ученые издавна пытаются разобраться, как произошла такая смена эпох. Что стало причиной тотальных разрушений: пираты, жадные до наживы? Извержения вулканов? А может, засухи? Другие исследователи ищут объяснение в революции изнутри: дескать, простолюдины восстали и свергли царей и дворцовых сановников бронзового века, контролировавших торговлю предметами роскоши.

Недавно появилась новая версия. Специалист по геоархеологии и президент цюрихского Фонда лувийских исследований Эберхард Цанггер полагает, что при реконструкции ранней эгейской истории допустили решающую ошибку: «Не было учтено общее культурное окружение в Малой Азии». Именно в малоизученном царстве, верит он, обитали морские народы, прежде чем нанести свой кровавый удар.

Как известно, берега и плодородные холмы в Западной Анатолии некогда были густо заселены. Там возвышалось свыше 2000 холмов с поселениями («теллей»). Цанггер составил свой каталог находок, основываясь на результатах изучения местности и спутниковых снимках. Из него следует, что в поздний бронзовый век как минимум в 340 из известных развалин теплилась жизнь. Причем это были населенные пункты с большим поголовьем скота, рудниками, объединенные плотной дорожной сетью.

Цанггер называет забытый регион мира Лувией, отсылая к названию лувийского языка, преобладавшего во II тысячелетии до н. э. в обширных частях Анатолии. Даже в Трое была обнаружена лувийская печать.

Впрочем, подробности неизвестны; в плане раскопок эта территория – своего рода terra incognita. Серьезные работы были произведены только на двух холмах с развалинами. Еще по 25 раскопам есть публикации на турецком языке. Коллега Цанггера по фонду недавно их перевел.

В том, что такое наследие осталось неизученным, повинен филэллинистический уклон, присущий классическим археологам в XIX веке. Британский руководитель раскопок Кносса Артур Эванс подразделил территории, прилегавшие к Эгейскому морю, на своего рода культурные округа – «микенскую», «минойскую» и «кикладскую» цивилизации. Малую Азию он просто проигнорировал, как будто берега, на которых жили троянский царь Приам или прекрасный Парис, никогда не были населены.

Эванс не симпатизировал ни Османской империи, ни Турции Кемаля Ататюрка. «Я верю в существование низших рас, – заявлял он, – и мне бы хотелось, чтобы они исчезли с лица Земли».

В дальнейшем ученые просто относили спорные территории к Хеттскому царству. Как считалось, на западе Малой Азии жили и послушно служили хеттам их вассалы. Но это не так. Раскопки Германского археологического института в Хаттусе дают совсем другую картину. Там уже было обнаружено 33 000 глиняных табличек. Вывод: в Западной Анатолии жили строптивые царьки и вожди. В хеттских документах упоминаются 2000 городов, а также региональные державы, такие как Лукка, Киццуватна или Арцава. Ученым удалось определить географическое расположение большинства из них.

Кто победил хеттов

Добровольно платить налоги на этом «Диком Западе» никто не хотел. Лукка, своего рода государство пиратов, оказывало вооруженное сопротивление такому порабощению. То и дело вспыхивали восстания. Троя тоже находилась под гнетом – но только в течение 20 лет. Потом город снова отстоял в боях свою свободу. Это и был лувийский очаг напряженности, вокруг которого, согласно Цанггеру, около 1200 года до н. э. «сформировалась новая военная держава». Там, как он считает, и следует искать недостающее звено в загадочной истории морских народов.

В доказательство своей гипотезы археолог приводит теккеров (тевкров). Они носили короны из перьев и особенно часто изображались на египетских рельефах. Цанггер полагает, что они были выходцами из Трои. Ведь teucer – так называли жителей окрестностей Трои.

Неужели с причин бронзового «мирового пожара» наконец спадет завеса тайны? Яна Филиппа Реемтсму, наследника миллионного состояния и ученого-социолога из Гамбурга, новый след увлекает настолько, что он вступил в совет Фонда лувийских исследований, в который также входит бывший президент Швейцарского федерального технологического института в Цюрихе Олаф Кюблер. Члены фонда верят, что им уже удалось восстановить даже этапы «нулевой мировой войны». Вину за все случившееся они возлагают на воинственного царя хеттов Тудхалию IV, войска которого регулярно грабили вассалов на Западе. Около 1220 года до н. э. он даже оккупировал Кипр. Богатый медью остров был перевалочным пунктом международной торговли.

Вероятно, лувийцы не готовы были с этим мириться и потому стали устраивать восстания: сформировали альянс и построили совместный флот, чтобы освободить Кипр.

Доказано, что около 1200 года до н. э. Малую Азию накрыла волна холодов. Следствием явились неурожаи, которые повысили готовность к бунтам. Продовольственная ситуация усугубилась настолько, что около 1210 года до н. э. египтяне даже посылали союзникам-хеттам пшеницу. Но это уже не помогло.

Морские народы наносили удары «в тылу» Хеттского царства. Их сухопутная армия взяла Хаттусу; жители города бежали, забирая с собой предметы мебели и вещи домашнего обихода. Столица пылала. Такой натиск спровоцировал передел всего. Началось великое переселение. Лувийцы, вероятно, движимые голодом, тысячами устремлялись в Левант. На фараонских рельефах, помимо вооруженных мужчин, также увековечены женщины и дети на двухколесных повозках.

Где искать пропавшую цивилизацию

Первый крик о помощи раздался в Угарите, городе-государстве в Ханаане. «На нас мчится лавина недругов», – сетовал, как свидетельствует клинописный источник, угаритский правитель, живший во дворце из 100 комнат. В одном из последних посланий из Угарита упоминается солнечное затмение: исследователю Древнего Востока Манфреду Дитриху удалось датировать астрономическое событие 21 января 1192 года до н. э.

Таким образом, известен день, когда демографический и экономический хаос достиг своего апогея. К лувийским повстанцам присоединились другие этносы. Филистимляне, предположительно выходцы с Крита, переселились на Ближний и Средний Восток. Под парусами прибывали боевитые сардинцы (шерданы) и сицилианцы (сикулы). Наконец, началась Троянская война. Математик Эратосфен Киренский датировал ее 1184 годом до н. э.

Цанггер искусно встраивает этот «первородный конфликт» Европы в свою стратегическую игру. Он усматривает в нем «ответный удар» греков, направленный против лувийцев. Дескать, массовый исход населения обес-кровил прибрежные крепости, что позволило Одиссею со товарищи напасть «со спины».

Если верить греческой мифоло-гии, греки вышли в море на 1186 кораблях. Самые большие эскадры предоставили Агамемнон и Нестор Пилосский. Война продолжалась десять лет. Помимо Трои, были разрушены еще около полутора сотен населенных пунктов в Лувии – так писал Гомер.

Однако победа была отравлена. По возвращении эпических героев поджидал весьма неприятный сюрприз. Когда Одиссей снова попадает домой, в его дворце «женихи горделиво чванливые» добиваются руки его же супруги. Агамемнон гибнет от кинжала соперника в ванной.

Конфликты, описанные Гомером, по всей видимости, отсылают к реальным историческим неурядицам. Известно одно: после 1180 г. до н. э. в материковой Греции вспыхнули гражданские войны, следствием которых, в частности, явилась гибель многих микенских резиденций – и это еще один элемент пазла к картине тотального, эпохального коллапса.

Не вызывает сомнений, что участники Фонда лувийских исследований смогли разыграть новый козырь. Это позволило им вписать загадочное крушение бронзового века в логичную панораму. Теперь очередь за археологами: они должны отправиться в экспедицию и «обнажить» скрытые от нас горы лувийских руин. Цанггер не сомневается: «Там нас ждут сокровища пропавшей без вести цивилизации».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

03.06.2016

Поющий антихрист

Два тысячелетия историки изображали Нерона как «худшего человека всех времен». Сегодня некоторые исследователи пытаются реабилитировать его

01.04.2016

Подводная война Юга

Ученые ищут разгадку гибели подлодки конфедератов H. L. Hunley, затонувшей вскоре после успешной атаки корабля янки

05.06.2015

От Карфагена до Пальмиры

Как уничтожалось культурное и историческое наследие планеты

18.03.2016

Фараоны – двигатели туризма

Ученые ищут потайные камеры и шахты в пирамиде Хеопса, используя роботов шпионов и ловушки для космического излучения

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Монеты из пушек

Во время Семилетней войны Россия, испытывавшая нужду в деньгах, пошла на экзотический шаг: было решено «испеределать излишние пушки в деньги»

29.11.2016

Жертвы и палачи

Количество палачей и жертв в родословных у всех фигурантов российской истории примерно одинаково. Но построить на этом национальный консенсус невозможно

25.11.2016

Очень ценная бумага

Печатать бумажные деньги при Иване Грозном было слишком затратно: бумага была только привозной и стоила дорого

24СМИ