06.11.2016 | Сергей Лилькин

Старье нарасхват

В 2016 году продажа машин с пробегом дала многим автодилерам импульс для роста бизнеса

Фото: Imago⁄TASS

В 2016 году неожиданно начал расти один из сегментов авторынка России – положительную динамику показывают продажи автомобилей с пробегом. Лидеры вторичного рынка –  Hyundai Solaris и Lada Granta, которые также возглавляют рейтинг продаж новых авто. Однако многих покупателей машин с пробегом привлекает доступность моделей премиум-класса. В связи с этим крупные автомобильные дилеры хотят привлечь покупателей подержанных машин, предлагая им различные бонусы, а главное – потеснить частных перекупщиков, намереваясь использовать против них законодательные меры.

В  этом году динамика продаж машин с пробегом у крупных дилеров показывает рост в десятки процентов, а по некоторым месяцам 2016 года – до +70%! Это эффект «низкой базы»: российские дилеры на каждые 10 новых машин продают пока только 3–4 подержанные, в то время как на развитых рынках Европы и США на каждый новый автомобиль приходится 1–2 подер-жанных. Между тем скептически настроенные эксперты прогнозируют в России увеличение доли машин возрастом более 10 лет, хотя она и сейчас составляет свыше 55%, в то время как на «молодые» экземпляры (до трех лет) приходится всего 11,8%.

Рынок подержанных автомобилей труднее поддается анализу, чем рынок новых, – слишком много факторов влияют на спрос и предложение. Однако неоспоримо одно – вторичный авторынок в России растет, и главной заботой официальных дилеров, торгующих подержанными авто, стала борьба с частными посредниками, которым профессионалы пока с треском проигрывают. Причина до банальности проста: «официалы» вынуждены играть по правилам, «частники» же зачастую выезжают на мошенничестве.

Вторичный рост

В 2015 году рынок машин с пробегом падал ничуть не меньше рынка новых – к примеру, в апреле, мае и декабре относительно соответствующих месяцев 2014 года спрос ослабевал на 29%, 31% и 26%. Интересно, что как раз в прошлом году экспертами PricewaterhouseCoopers (PwC) была выявлена зависимость спроса от курса рубля. Если национальная валюта укреплялась, через месяц на «автовторичке» уменьшалось количество сделок. Сбой произошел как раз в декабре 2015 года: резкое падение спроса на машины с пробегом объясняется уже не «здоровьем» рубля, а традиционным увеличением продаж новых автомобилей. Дилеры стараются сбыть их любой ценой, чтобы перед новым годом очистить склад от машин текущего года выпуска. С февраля 2016‑го «вторичка» уже начала устойчиво расти, но к середине лета динамика сошла на нет. Тенденция нынешнего года – обратная прошлогодней: с укреплением рубля количество сделок росло, но уже через месяц после того, как курс стабилизировался, динамика ослабла.

Количество сделок на «вторичке» по той или иной модели не в последнюю очередь зависит и от ее популярности на рынке новых авто. Так, наибольший рост в первые три квартала 2016 года среди авто с пробегом показывает Hyundai Solaris (+59,6%), что объясняется его лидерством среди всех без исключения новых авто. Lada Granta уступает всего лишь 1% «корейцу», однако здесь есть и вторая весомая причина: с выводом на рынок Lada Vesta поклонники отечественного автопрома стали сбрасывать морально устаревшую модель Granta на год-два раньше запланированного срока и пересаживаться на новинку. Подержанные «Гранты» подешевели и набрали популярность.

Однако взрывной рост спроса на российскую Lada Granta – исключение. В нынешнем году вторичный рынок авто растет исключительно за счет положительной динамики продаж моделей зарубежных брендов, что иллюстрирует интересную черту российского покупателя – желание поскорее пересесть на иномарку. Впрочем, по объему сделок в январе–сентябре 2016 года Lada занимает первое место (1070 тыс.) и более чем в два раза опережает Toyota (438 тыс.). Toyota, в свою очередь, более чем в два раза опережает Nissan (204 тыс.). На четвертом месте – Chevrolet (162 тыс.), машины которого в связи с уходом марки из России начали стремительно дешеветь; Solaris вытащил Hyundai на пятое место (160 тыс.). Что касается динамики, перечисленные бренды показывают –3%, 12,6%, 12,6%, 15,2%, 22,1%.

Кроме того, в этом году большое количество сделок заключают по Opel Astra (+18,1%). Здесь сказывается психологический момент: первые владельцы «Астры» не желают долго ездить на машине, производитель которой ушел из России, и сбрасывают ее раньше срока. А вот причину растущей популярности Toyota Camry (+30%) опять же нужно искать в «корпоративной» плоскости – это хит чиновничьих гаражей.

Вторичный рынок привлекает многих потенциальных покупателей в первую очередь доступностью моделей премиум-сегмента. Действительно, во всех странах традиционно больше остальных теряют в цене именно «премиалы», причем больших размерных классов – D, E, F, а лидируют по динамике потери стоимости Mercedes-Benz E, BMW 5, Audi A6. Пяти–семилетние экземпляры этих машин стоят столько же, сколько и новенькая, в хорошей комплектации машина бюджетного сегмента С-класса. Свою долю в быстрое обесценивание этих моделей вносят корпоративные покупатели, наполняя рынок относительно молодыми образцами.

Для продавцов новых машин нет более желанного клиента, чем корпоративный: он не уведет машину к «неофициалу» на гарантийном сроке, не будет биться за каждый рубль сметы на ремонт, наконец, уже через 2–3 года он «сбросит» автомобиль и придет за новым! Именно поэтому и в представительствах брендов, и у официальных дилеров корпоративных клиентов ведут лучшие менеджеры. Кто же лидирует по «флит-продажам»? Как раз бренды премиум-сегмента! В 2016 году у Jaguar доля корпоративных продаж составила более 40%, у Land Rover – 33%, у Mercedes-Benz – более 30%, у BMW, Audi и Cadillac – едва не дотягивает до трети от всего объема продаж! Отсюда и относительно низкие цены на люксовые подержанные машины. Правда, это в меньшей степени касается моделей С- и D‑классов, которые в корпоративные гаражи не приобретают.

Куда крутится счетчик

Цена подержанного автомобиля складывается из нескольких факторов: года выпуска, количества владельцев, наличия сервисной книжки, технического состояния и пробега. И хотя последний фактор менее всего влияет на стоимость, «скручивают» пробег довольно часто – это копеечная процедура, которую проведет любой опытный механик, причем никакой ответственности за эту мошенническую операцию в российском законодательстве не предусмотрено. Мошенничеством со скручиванием пробега занимаются, конечно, не владельцы машин, а частные посредники, которых в профессиональной среде именуют «перекупами». При этом дилеры, что официальные, что независимые, оказываются вне конкурентного поля, поскольку обязаны играть по правилам.

Раньше «официалы» если и занимались продажей машин с пробегом, то лишь в факультативном порядке. И только теперь, когда этот сегмент бизнеса оказался на подъеме, им открылся весь масштаб потерь. Именно с возрастанием важности «вторички» дилеры и озаботились введением ответственности за скручивание пробега. Еще летом представители Ассоциации «Российские автомобильные дилеры» (РОАД) сообщили, что готовятся выйти в Госдуму с предложением о разработке соответствующего законопроекта. Однако многие эксперты отнеслись к этой идее скептически, ведь документально зафиксировать пробег сложно и технически, и юридически. Кроме того, непонятно, кто будет отвечать за «сбитый счетчик», ведь владелец регулярно передает свой автомобиль на обслуживание, тем самым теряя возможность контролировать, что с ним происходит.

Скорее всего, Госдума обязательно поддержит инициативу, поскольку «перекупы» не только шельмуют, из-за чего законопослушные покупатели приобретают некондиционный товар, но еще и не платят налоги, в то время как «официалы» и «независимые» исправно пополняют бюджет.

На прошедшей в конце октября конференции по подержанным автомобилям, организованной «Ведомостями», представители крупных дилеров вновь акцентировали внимание собравшихся на пробеге подержанного автомобиля, правда, на сей раз речь шла о его верификации. В частности, генеральный директор компании «Рольф» Татьяна Луковецкая считает, что наряду с ответственностью нужно внедрять и обязательные процедуры фиксации километража каждой машины при любой операции с ней: очередное прохождение технического обслуживания, техосмотра, оформление страховки, сдача в трейд-ин и т. д. Причем вся информация должна храниться в единой открытой базе. При таком подходе, зная VIN автомобиля, можно будет выяснить, скручивали счетчик или нет. Кроме того, в обозримом будущем может быть внедрен единый чек-лист, который на первых порах будет добровольным. Документ будет заполнять мастер-приемщик автосервиса, получившего предпродажный автомобиль на диагностику, – все данные опять же будут выкладываться в общую базу. С одной стороны, это позволит повысить привлекательность автомобиля, ведь частным клиентам нечего скрывать, с другой – обезопасит банки от выдачи кредитов на автохлам. Не менее важным нововведением может стать обязательное ведение электронной сервисной книжки с доступом к ней по VIN-коду и унификация сервисных книжек.

К слову, банки пока не спешат проявлять интерес к автомобильной «вторичке». Пожалуй, единственным исключением стал ВТБ 24, который с 1 октября начал предлагать кредит частному покупателю при покупке машины у частника же. Ход беспроигрышный, поскольку таких сделок совершается четыре из пяти. Понятно, что причиной низкой активности банков на рынке подержанных авто является не столько кризис (в первую очередь он ударил по кредитованию в сегменте новых машин), сколько плохая обеспеченность кредита: банкам невыгодно брать в залог машину с большим пробегом и неизвестно в каком техническом состоянии.

Четыре года до подъема

Что касается всего рынка легковых автомобилей в России, участники отмечают два фактора, которые вроде бы должны способствовать росту продаж как новых, так и подержанных, а точнее, «молодых» машин с пробегом (0–3 года и 3–5 лет – самые высокомаржинальные сегменты). Во‑первых, в России фиксируется чрезвычайно низкое проникновение, что в данном случае означает небольшое количество автомобилей на тысячу жителей. По данным NationMaster (по состоянию на 2014 год), в США этот показатель составлял 797 машин, в Канаде – 607, в Австралии – 717, в Италии – 679, во Франции – 578, в Германии – 572, в Великобритании – 519. В России на каждую тысячу жителей приходится всего 283 автомобиля. Во‑вторых, в нашей стране средний возраст машины сильно выше, чем в тех же развитых странах, а это значит, что рано или поздно появится тренд обновления автопарка. По данным Автостата, в конце 2015 года средний возраст легковой машины в России составил 12,5 года, в то время как в крупных экономиках Евросоюза – около 8 лет.

Теперь, озаботившись ростом рынка подержанных автомобилей, российские дилеры активно развивают сервисы. К примеру, внедряют электронную покупку машины, предлагают «трейд-ин» не только в зачет новой, но и в зачет подержанной машины и т. д. Однако есть сегмент, в котором частники будут всегда обходиться без третьей стороны: по данным PwC, около пятой части всех сделок на «вторичке» заключаются между знакомыми или родственниками.

Однако представители крупных автодилеров смотрят в будущее с уверенностью. Их главная надежда – введение нормативных актов, усложняющих жизнь мошенникам и повышающих мотивацию частных владельцев к продажам через «официалов». А пока игроки прогнозируют возврат объемов продаж и по новым машинам, и по «вторичке» на докризисный уровень уже через четыре года. 

24СМИ