24.07.2016 | Сергей Лилькин

Стремиться к нулю

За первое полугодие 2016 года продажи новых легковых автомобилей в России хоть и не начали расти, но зато замедлили падение

Фото: shutterstock

Российский авторынок по-прежнему находится под влиянием кризиса, однако производители предпринимают различные усилия, чтобы снизить расходы и увеличить продажи. Лучше всего себя чувствуют бренды, производство которых локализовано в РФ. А многие из «импортеров» сократили ассортимент моделей, продающихся в России. Возможно, эти меры позволят российскому авторынку в 2017 году выйти из «минуса» в «ноль».

В конце 2015 года некоторые эксперты полагали, что через год российский рынок новых легковых автомобилей выйдет в ноль, однако уже в мае года нынешнего стало ясно, что это замечательное событие произойдет не скоро, возможно, в 2017 году. Сегодня участники рынка осторожно прогнозируют падение в 5–10% по итогам 2016 года, да и то при условии, что во втором полугодии уменьшение спроса сократится до минимума. Нынешний год начался на минорной ноте – продажи в январе рухнули на треть. По традиции перед новым годом покупатели выложили все накопления на распродажах, соблазнившись скидками и опасаясь роста цен в новом году. В феврале падение сократилось до 13,4%, в марте замедлилось до 10%. Надежду в автопроизводителей вдохнул апрель (-8,5%), наряду с октябрем всегда бывший пиком потребительской активности. Однако майские праздники, плавно переходящие в мертвый летний сезон, принесли ожидаемое ослабление: –14,5% в мае и –12,5% в июне.

В первом полугодии 2016 года тенденция по переформированию модельных рядов, получившая развитие в прошлом году, фактически подошла к своему финалу. Особенно отчетливо это стало видно ближе к концу второго квартала, когда складские запасы снятых в прошлом году с рынка моделей стали иссякать. Напомним, что в совокупности потери составили около 100 позиций – это и модели, и модификации, выведенные производителем в отдельную продуктовую единицу. К примеру, такой единицей всегда считалась гибридная Lexus IS 300h, в то время как прочие исполнения такой чести не удостаивались и давали сумму продаж по модели Lexus IS.

Именно с этой тенденцией и связан прогнозируемый в следующем году выход в ноль – ушедшие модели «портили статистику» весь прошлый год и как минимум половину этого. Сокращение позиций в пользу наиболее популярных, а стало быть, рентабельных привело к тому, что у иных брендов осталось в России лишь по одной модели, которую могут сопровождать машины, продающиеся под заказ в гомеопатических количествах. Большей частью это касается компаний, не имеющих в нашей стране локализованного производства.

Пришел, ушел, остался

Продажи Acura – люксового бренда Honda Motor в России стартовали совсем недавно – в апреле 2014 года. В шоу-румах посетители видели две модели – компактный кроссовер RDX, по потребительским качествам схожий с Honda CR-V, но сильно дороже последней, и среднеразмерный кроссовер MDX – он быстро завоевал устойчивую нишу. В конце 2014 года модельный ряд усилили за счет седана Е-класса TLX. Увы, российское представительство Honda оказалось не в состоянии привлечь продавцов – все время, что Acura была представлена у нас, реализацией ее машин занимались лишь два дилера – в конце апреля они сняли вывеску японского бренда со своих автосалонов.

Сама же Honda встала во главе группы кандидатов «на вылет», сократив продажи до одной модели – компактного кроссовера CR-V. Менеджеры «Хонда Мотор Рус» убедили около половины дилеров перейти на новую схему работы – поставки автомобилей осуществляются напрямую от Honda Motor Japan каждому из продавцов по предзаказу. Кроме того, дилеры Honda взяли на себя труд по обслуживанию проданных автомобилей Acura.

Де-факто с одной моделью осталась и Suzuki – речь идет о субкомпактном кроссовере Vitara, запущенном в РФ с середины прошлого года. А вот обе версии SX4 – второго и первого поколений – с рынка ушли. Между тем, по сообщениям pr-отдела компании, в сентябре ожидается перезапуск SX4 – это связано с рестайлингом модели. Устойчивый, но крохотный спрос показывает неувядающий микровнедорожник Jimny – в среднем по 30 машин в месяц, однако потенциал автомобиля практически исчерпан.

Тревожная ситуация наблюдается в стане Subaru. Прошлогоднее обновление компактного кроссовера XV не принесло оживления спроса на него, поскольку автомобиль идет по цене немногим меньше, чем у другого компактного кроссовера, построенного на той же платформе, – Forester. Последний предлагает существенно больше места для багажа и пассажиров, потому у XV при таких ценах просто нет шанса. Ограниченный спрос имеет и Outback, однако, если интерес потребителя к Forester иссякнет, российскому представительству придется срочно просчитывать новые схемы работы. Как ни странно, разрешить неприятную для Subaru ситуацию поможет… брекзит. Вскоре после обнародования результатов голосования иена стала сильно укрепляться не только к фунту стерлингов, но и к евро и доллару – для ориентированной на экспорт экономики Страны восходящего солнца нет ничего более губительного. Японцы «подкрутили гайки», причем настолько эффективно, что уже со второй декады июля иена стала падать не только к трем основным валютам, но и к рублю. Если падение продолжится такими же темпами, российские продажи автомобилей, собранных в Японии, существенно повысят маржинальность относительно нынешнего уровня.

Еще один импортозависимый бренд Volvo, изрядно сокративший расходы и активно применяющий систему предзаказов, за полгода продал почти столько же машин (2494 шт.), сколько Suzuki (2883 шт.) и Subaru (2630 шт.). На первый взгляд его положение стабильнее, чем у перечисленных брендов, поскольку с середины прошлого года к компактному кроссоверу XC60 – «паровозику продаж» – прибавился полноразмерный XC90. При этом с одной стороны, налицо рост продаж от месяца к месяцу, с другой – нарушение ритмичности поставок.

Ударная группа

Редкий случай – почти одновременно на рынок выходят две модели российской сборки, которые могут стать ключевыми игроками одного сегмента. Renault Kaptur и Hyundai Creta по размерам попадают в компактный класс, но их потребительские свойства очерчивают иную границу – по аналогии с легковым сегментом B+.

Hyundai Creta, приладочную сварку кузовов которого начали в январе на заводе в Санкт-Петербурге, несмотря на недавнее появление в линейке корейского бренда, уже заслужила признание и в Китае, и в Индии, где тоже налажена его сборка. Отчасти поэтому с запуском аналогичной версии не спешат в Kia – менеджеры этого корейского бренда полагают, что Creta может начать конкурировать с ключевой моделью Hyundai в России – кроссовером Tucson.

Renault Kaptur, в отличие от прямого корейского конкурента, впервые появился именно в России – машина не имеет ничего общего с европейским Captur, что подчеркнуто даже изменением первой буквы в названии. Французская платформа В показалась слишком хлипкой для российских реалий, поэтому разработчики пошли по изящному пути – просто-напросто «переодели» Duster в новое «платье». Решение это многофакторное. С одной стороны, менеджеры Renault могли держать в голове российский провал сверхуспешного в Европе Peugeot 2008, с другой – оказалось куда выгоднее дозагрузить конвейер московского завода, где собирают Renault Duster и бейдж-инжиниринговый Nissan Terra, соплатформенной моделью. Прием вывода на рынок двух автомобилей под одной оберткой в случае с Renault и Duster очевидно оправдывает себя не только с производственных позиций. Речь о захвате новой для бренда аудитории: если около 80% продаваемых в РФ Duster полноприводные, то, по ожиданиям менеджеров Renault, у Kaptur будет совершенно иная пропорция – на переднеприводные исполнения планируется около 75% продаж.

Однако почему же мы не причисляем к главным дебютам года Lada XRAY? Машина знаковая, но, на взгляд «Профиля», исключительно в рамках модельного ряда марки. Во‑первых, она не открывает на рынке РФ новых сегментов, во‑вторых, в отличие от прогремевшей на весь мир в конце 70‑х годов «Нивы», не несет ровным счетом никаких технических откровений. Тольяттинцы потратили на автомобиль 10 млрд рублей, спроектировав его на платформе В0 и взяв за образец Renault Sandero. Единственным весомым аргументом в пользу покупки может служить новый 1,8‑литровый мотор с существенно улучшенными характеристиками относительно «материнского» 1,6‑литрового тольяттинского агрегата. Увы, он пока идет только с автоматической коробкой АМТ. К слову, коробки передач – самое слабое (читай: самое устаревшее) звено вазовской конструкции. В это трудно поверить, но этот узел даже не полностью локализован – его редуктор приходит на АвтоВАЗ из Франции! Проблему коробок изучал еще предыдущий президент АвтоВАЗа Бу Андерсон, однако, она оказалась в тени более насущных и острых вопросов. Наконец, главным аргументом в пользу определения локального характера XRAY «Профиль» считает перераспределение предпочтений покупателей Lada с выводом машины.

После того как XRAY появилась в автосалонах и первоначальный спрос по предзаказам был удовлетворен, нестареющая Lada 4х4 сильно пошла вниз. Она еще входит в топ‑20 лучших моделей рынка, однако падает на треть. Сильнее или так же в лидирующей группе просели только Nissan Almera (-43%), спроектированная еще на базе первого поколения Renault Logan, Lada Priora (-28,1%), Lada Kalina (-49,3,7%). Эти три модели в скором времени не просто покинут почетный список драйверов – их производство будет свернуто, по крайней мере, это совершенно точно касается «жигулей». В той или иной степени (по каждой модели в отдельности) в таком положении дел «виновата» вазовская разработка-долгострой Vesta. Увы, по сумме потребительских качеств она недалеко ушла от Granta, которая, к слову, тоже упала на 30% и до конца года уступит вторую строчку в списке бестселлеров российского рынка Kia Rio.

Что означают проценты?

Вернемся к изменению структуры модельных рядов брендов, представленных на российском рынке. Нынешние проценты не только объясняют смещение точек потребительского интереса, но и во многом формируют проценты будущих периодов. Lexus оказался единственным брендом, который в первом полугодии показал результат лучший (17%), чем по итогам 2015 года (6%).

Если по кроссоверам Lexus держит удар, то по седанам полностью и безоговорочно проиграл территорию большой немецкой премиум-тройке – Mercedes-Benz, BMW, Audi. Эта группа – единственная, кого не коснулась тенденция сокращения модельных рядов – с рынка выведены лишь некоторые модификации. Не должно вводить в заблуждение большое падение Mercedes-Benz (-17%) – во‑первых, в прошлом году его результаты были высоки и поддерживать продажи на том же уровне сейчас трудно. Во‑вторых, он продает на 40% больше, чем Audi (-8%) и почти на четверть опережает BMW (-2%). К этой же группе можно отнести сверхстабильный Porsche, который хотя и падает на 8%, но продает самые маржинальные машины на рынке в тех же объемах, что и такие разнородные марки, как Infiniti (-24%), Subaru (-26%), Chery (6%), Citroen (-25%). Первое полугодие 2015 года марка закончила с 18‑процентным ростом – рынок насыщался среднеразмерным кроссовером Porsche Macan, сейчас спрос утих, и наступила коррекция. К люксовому островку стабильности стоит приписать и Land Rover, который хотя и падает чуть сильнее рынка (-17%), но все же продает только вдвое меньше, чем массовые Mitsubishi и Datsun.

Два указанных «японца», несмотря на все различия, составляют пару аутсайдеров рынка, по крайней мере, если судить по спаду потребительского интереса. Интересно, что и объемы продаж у них схожи: Mitsubishi – 8709 шт., Datsun – 8229 шт. Причины такого печального положения дел различны. В случае с Datsun, предлагающим через дилеров Nissan хэтчбек mi-DO и седан on-DO, то есть перелицованные Lada Kalina и Lada Granta, можно предполагать угасание эффективности бизнес-модели в нынешних условиях.

Что касается Mitsubishi, падать он может долго, поскольку в докризисный период продажи его были высоки. Сейчас компактный кроссовер Outlander фактически остался единственным «паровозиком продаж» марки – на него приходится 62% продаж бренда. Устойчиво, хотя и в малых объемах, продолжают продаваться внедорожники Pajero, пикап L200 и сконструированный на его базе Pajero Sport. Две последние модели пережили в конце прошлого года обновление, а рост всей троицы относительно первого полугодия прошлого года отчасти сгладил сокращение спроса на Outlander. Впрочем, «процентное» падение Mitsubishi в нынешнем году объясняется просто – наконец-то с рынка ушел морально устаревший компактный кроссовер ASX, спроектированный еще на базе предыдущего поколения Outlander.

Отметим небывалый рост Lifan (63%), поддержанный и неимоверно широкой дилерской сетью, которая, впрочем, часто ротируется, и непрекращающимися скидками. Злопыхатели из стана конкурентов утверждают, что Lifan постоянно дезинформирует рынок за счет так называемых «желтых машин». Это экземпляры, которые не востребованы дилерами, однако навязаны им в обмен на льготы в будущем. Речь идет о широком спектре бонусов, начиная от повышенной ставки компенсаций на рекламу, кончая первоочередной поставкой самых ходовых моделей. Отследить такие экземпляры можно по статистике постановки машин на учет. На первом этапе этот показатель будет сильно отставать от «отгруженных», на всех последующих – опережать его.

Перспективы

Какие события ждут рынок России во втором полугодии? Во‑первых, АвтоВАЗ должен решить, переходит ли он обратно на полную рабочую неделю. Напомним, что с 15 февраля по 15 августа был введен режим 4‑дневной недели, при том, что иные дни на различных участках производства нередко объявляют днями простоя. Во‑вторых, осенью должны стартовать продажи Hyundai Creta. В‑третьих, Минпромторг должен сдержать обещание и до конца года ввести в действие механизм компенсации затрат на логистику экспортируемых машин. В некоторых случаях это позволит существенно увеличить объемы производства на российских автомобильных заводах.

24СМИ