11.05.2009 | КНИГИ c Ольгой КОСТЮКОВОЙ

Зри в корень

Украинская кухня; это элементарно, Ватсон! Разведчики или шпионы? Найдите десять различий
О. Воля Американское cало Алгоритм

   К целому ряду известных писателей, отметившихся в жанре политической сатиры, примкнул автор, скрывающийся за псевдонимом О. Воля. В центре романа отношения России и Украины, Украины и Америки. Большинство действующих лиц — отчетливо узнаваемые политические фигуры трех стран. В борьбе за зоны влияния все герои активно используют удачные или не очень политтехнологии, сущность которых подробно раскрывается устами того или иного персонажа в пространных диалогах. Условно положительные герои заслуживают право на личную жизнь, которая опять-таки складывается более или менее удачно и в значительной степени зависит от политических катаклизмов.
   При чем же здесь сало? Недобросовестный канадский бизнесмен русско-украинского происхождения завозит на Украину огромную партию консервированного сала «Лярд» 1944 года выпуска, предназначавшегося для поставок по ленд-лизу. Это «сало номер один у свiтi» играет в повествовании не последнюю роль, а рекламные ролики на украинском, использованные в качестве эпиграфов к каждой главе, украшают текст: «Сало «Лярд» — шматочок Америки у твоэму будинку!»
   Э.Дж. Вагнер Шерлок Холмс: наука и техника Эксмо
   С детства очарованная образом великого детектива, Э.Дж. Вагнер сумела превратить хобби в работу: она преподает историю криминалистики и судебное дело. А недавно осуществила мечту: написала книгу, объединяющую светлый образ Шерлока Холмса и любимые научные дисциплины.
   Издатель заверяет, что в книге приведены «реальные случаи, ставшие основой для знаменитых дел великого детектива». Исследование описывает технологии раскрытия преступлений Викторианской эпохи и прогресс судебной медицины конца ХIХ века — с пометками о том, что Конан Дойль и, соответственно, его герой были неплохо осведомлены об этих достижениях криминалистики.
   К слову сказать, Англия по этой части вовсе не была «впереди планеты всей». Так, первопроходцем в области анатомических исследований стала Шотландия, хотя трудности при поиске объектов изучения создавали анатомам не лучшую славу. Дошло до того, что могилы стали превращать в «сейфы смерти», чтобы затруднить работу кладбищенским ворам, продававшим тела для исследований. Бельгийский химик Жан Серве Стас и немецкий ученый Гуго Райнш разработали методики выявления различных ядов в тканях тела. По части идентификации личности отличились французы Альфонс Бертильон и аргентинец Хуан Вукетич. Зато знаменитая «Собака Баскервилей» имеет вполне английские корни: благодаря широко распространенным легендам о Черной Собаке, на Британских островах на счет мифического чудовища было отнесено не одно реальное преступление.
   Франк Данинос ЦРУ. Политическая история 1947—2007 Молодая гвардия
   В серии «Повседневная жизнь» издано исследование Франка Даниноса, вышедшее в оригинале в 2007-м и приуроченное к 60-летию юбилея ЦРУ. Однако книгу вряд ли можно назвать парадным портретом управления. «ЦРУ сотрудничало с бывшими нацистами и палачами. Участвовало в экспериментах по манипулированию человеческой психикой», — отмечает автор. Наиболее сильными являются первые главы книги, описывающие становление «проекта». Деяния «духовного отца» ЦРУ Уильяма Донована и история создания Трумэном этой организации читаются как хороший шпионский роман. События 50—70-х описаны достаточно интересно для тех, кто хочет больше узнать о Даллесе, Кеннеди, кубинской эпопее и Вьетнаме. А вот подвиги последних 20—25 лет описаны либо слишком пафосно, либо откровенно нудно.
   Александр Чанцев Бунт красоты. Эстетика Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова Аграф
   Эдуард Лимонов в последнее время повсеместен как никогда — обсуждается в светской хронике, участвует в громких литературных проектах, поминается, разумеется, и в связи с политикой. Не хватало, кажется, только издания прижизненной биографии или академического исследования творчества — дождались и его. Хотя книга А. Чанцева, япониста и литкритика, не только об Эдичке, но и о Мисиме, загадочном японце, которого, сколько ни читай, до конца все равно вряд ли поймешь.
   Не скрывая своей любви к Мисиме, Лимонов будто повторяет путь последнего самурая: те же молодые революционеры, та же барочная образность, то же воспевание обреченных идеалов, та же красота, имя которой — смерть в бою за идею.
   Не вынося никому приговора, Чанцев стремится докопаться до основ эстетики обоих авторов — привлекая то учения малоизвестных буддийских школ, то перестроечную публицистику, с цитатами от Р. Генона и Э. Юнгера до Е. Летова и З. Прилепина… Читать «Бунт» сложно и подчас даже страшно. К слову, книг о Мисиме на русском до сих пор тоже не было.

24СМИ