14.10.2002 | Фурман Дмитрий

Пенсионер союзного значения

СНГ фактически выполнило стоявшие перед ним задачи. Сейчас это просто "тусовка" двенадцати лидеров.

СНГ по определению не может быть реально работающей организацией. Хотя это союз независимых, юридически равноправных государств, но они имеют при этом очень разные весовые категории. Собственно, состоит он из одной большой России и многих небольших и совсем крохотных стран. Таким образом, формальная структура Содружества, в котором равны, например, Россия и Молдова, полностью противоречит реальному соотношению сил, и именно это делает СНГ неработоспособным. В этом смысле СНГ повторяет опыт СССР. Вспомним, ведь структура СССР, формально являвшегося союзом равноправных республик, была абсолютно неработоспособна, и реально Советский Союз жил в полном противоречии с ней. Как только он попытался жить по принципу равноправия, он тут же развалился. Излишне говорить, что Содружество не имеет ничего общего с ЕС, являющимся объединением ряда равномощных стран, среди которых находят себе удобное и даже уютное место маленькие. Структуру СНГ можно было бы сравнить, допустим, с союзом Германии с Люксембургом, Данией, Чехией и Бельгией -- понятно, что такой союз мог бы быть только формой германского господства. СНГ может быть только ширмой (или начальным этапом) объединения вокруг России, подчинения Россией своих соседей, возвращения ею своих окраин. Но дело в том, что у России, которая, безусловно, сильнее, чем любой другой член СНГ в отдельности, нет сил для того, чтобы снова подчинить себе эти страны. И очевидно, уже никогда не будет. Те процессы, которые привели к распаду СССР (процессы модернизации и образования на окраинах империи жизнеспособных наций), никуда не исчезли. Наоборот, они усилились. И разбегались из СССР не для того, чтобы потом снова сбегаться. Поэтому-то СНГ не может быть переходной формой к более тесному (и обязательно российско-центричному объединению), но может стать только переходной формой к окончательному распаду Российской империи. Собственно, СССР и сам был переходной формой такого распада. В этом смысле СНГ -- что-то вроде призрака СССР, который, в свою очередь, был призраком Российской империи. Однако все это отнюдь не означает, что СНГ -- бессмысленная организация. Наоборот, Содружество сыграло (именно в силу своей противоречивости, иллюзорности и невозможности) колоссальную положительную роль, хотя и совсем не ту, которая декларировалась изначально. Для России переход от СССР к ситуации относительно небольшой (не по отношению к Грузии или Молдове, а по отношению к СССР) страны был очень болезненным. Это все равно что резкое понижение в должности или выход начальника на пенсию -- некоторые в таких ситуациях умирают, а остальным практически гарантирован невроз. Мы ведь знаем, к чему привел сербов распад Югославии. И СНГ -- это один из факторов, благодаря которому мы смогли избежать сербской участи. СНГ -- это образование, состоящее из одного "бывшего начальника", который остается значительно сильнее всех своих бывших подчиненных, и "младших братьев". И пусть "бывший начальник" уже не такой грозный, как раньше, но все его немного побаиваются и ему льстят. Так что психологическое значение Содружества для смягчения неврозов, для адаптации к новому положению было огромно. В Югославии же "своего СНГ" не было, и Сербия -- "бывший начальник", униженный и страдающий -- начала борьбу за пограничные земли. А ведь в СССР пограничных с Россией земель, заселенных русскими, тоже было достаточно. Но у нас было СНГ, и мы понимали, что нельзя одновременно сохранять роль главной страны в СНГ и отнимать у Украины Крым или у казахов -- север Казахстана. Сейчас переходный период завершается. Возникает постепенная адаптация к новым условиям. С большим трудом и очень мучительно, но мы привыкаем к тому, что страны СНГ -- независимые государства и будут таковыми впредь. И они сами привыкают к этому. Соответственно, и та реальная функция, которая была у СНГ, исчезает: все стремятся в более престижные и выгодные клубы -- мечтают о НАТО и ЕС. Но я не думаю, что СНГ так просто исчезнет. Это уже привычная "тусовка". Лидеры стран периодически встречаются, все говорят без переводчика, могут на этих встречах решать какие-то дела -- не совместно, а друг с другом. Если СНГ окончательно превратится в такой клуб, "тусовка" может существовать долго, во всяком случае, до тех пор, пока президенту Казахстана или Молдовы не станет легче говорить на английском, чем на русском.

ДМИТРИЙ ФУРМАН, главный научный сотрудник Института Европы РАН

24СМИ